слышится: псы рвутся в трясине.
здесь ничего, кроме этого: зубы и змеиный язык. и даже не он это принес. это династия, стикс просто не повезло продолжить её в логове очередного фанатика. барти крауч младший лучше смотрится по ту сторону, где корбан; стикс лучше побыть там, куда вода не пройдёт, иначе останется след. красный ей не идёт.
лучший пост: корбан
Вверх Вниз

finite incantatem

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » finite incantatem » // косой переулок » нужные волшебники


нужные волшебники

Сообщений 1 страница 30 из 45

1


НУЖНЫЕ ВОЛШЕБНИКИ

в данной теме размещаются все полные заявки на персонажей, которых вы хотите видеть на форуме. шаблон для заявки ниже, да пребудет с вами удача на поиск нужного ♥

шаблон заявки

https://i.imgur.com/iKX5XTI.png

name surname
[год рождения, факультет'год окончания, место работы, лояльность; —// внешность: name surname]

информация о персонаже


дополнительно

пример вашего поста

текст поста тут

взять код
Код:
[quote][align=center][img]https://i.imgur.com/iKX5XTI.png[/img][/align]

[align=center][size=30][font=Yeseva one]name surname[/font][/size]
[font=Century Gothic][size=12][год рождения, факультет'год окончания, место работы, лояльность; —// внешность: name surname][/size][/font][/align][/quote]

[table layout=fixed width=100%][tr][td width=10%][/td]
[td width=80%]
[align=justify]информация о персонаже[/align]
[/td][td width=10%][/td][/tr][/table]
[hr]
[table layout=fixed width=100%][tr][td width=15%][/td]
[td width=70%]
[align=justify]дополнительно [/align]
[spoiler="пример вашего поста"]текст поста тут[/spoiler]
[/td][td width=15%][/td][/tr][/table]

+4

2

blishwick family;

у них в роду открыто первооткрыватели, за это их в Англии, Франции и Италии сначала считают чудаками, а потом первыми предателями крови; у них большой счет в банке, несколько замков по всей Европе и множество связей, которые рано или поздно, но помогают избежать возникших проблем.
быть другом блишвиков - это быть другом мира; пацифисты и контрабандисты, возможно, мафиози, что с них возьмешь.

https://i.imgur.com/S5KfWiY.gif
jay & gloria blishwick
[1915 / 1940, факультеты на выбор, blishwick enterprise, министерство магии; —// Ed O'Neill & Sofia Vergara]

это его второй брак, а ее - четвертый. он владеет компанией, которую построил с нуля, занимается созданием и распространением легальных артефактов на территории Европы и Северной Америки. она заведует благотворительным фондом, занимающимся помощью пострадавшим от войны и обездоленным беженцам. их зовут "спасителями", а они игнорируют всякие титулы, друг друга во всем поддерживая, не смотря на разницу в возрасте и навязанный ее мексиканскими родителями брак. он верит в справедливость, она - в него, и они ни за что не останутся в стороне, когда Митчелла укусит оборотень, а Мэнни решит податься к пожирателям смерти.

https://i.imgur.com/5AONnPW.gif
claire & phil finnigan
[1934, факультеты на выбор, министерство магии; —// Julie Bowen & Ty Burrell]

они женятся по любви / по залету; отец Клэр Фила не одобряет, но смиряется, потому что только Фил может разрядить обстановку в семье и при этом никому не причинить вреда. Клэр страдает ОКР, ей нравится быть у руля, и она работает заместителем отца в их семейной компании. Фил же занимается риелторским бизнесом и случайным образом обнаруживает штаб ордена феникса в одном из домов, который находит для продажи.

https://i.imgur.com/biXhb7E.gif
mitch & cam mckinnon
[1937, факультеты на выбор, министерство магии; —// Jesse Tyler Ferguson & Eric Stonestreet]

нет повести печальнее на свете, чем повесть о Митчелл и Кэме. Митчелл - адвокат Визенгамота, Кэм - тренер Сборной Англии по квиддичу. они - первая лгбт пара, которая из-за своих открытых отношений и усыновлении ребенка (!) оказываются на грани увольнения. тогда блишвика кусает оборотень, а маккиннон с командой прорывается к победе. что им делать - непонятно, но во всяком случае семья их не оставит.

https://i.imgur.com/Y2YEfHE.gif
hailey blishwick
[1951, факультет на выбор, министерство магии; —// Sarah Hyland]

мы с тобой учились вместе; ты с детства была оторвой: ни одна вечеринка в Хогвартсе не проходила без тебя. после окончания школы ты подрабатывала в семейном благотворительном фонде, устраивала балы и всякое такое прочее, а потом, повторяя судьбу матери, залетела от старого бойфренда, за которого пришлось выйти замуж. а потом я пропала, а потом ты родила, а теперь нам нужно разобраться со всем.

https://i.imgur.com/yn7eqb1.gif
alex blishwick
[1953, факультет на выбор, министерство магии; —// Ariel Winter]

тебе пророчили пост министра магии, и ты, в принципе, к нему и стремишься. сейчас работаешь в штабе юджинии дженкинс, орден феникса не переносишь, пожирателей смерти презираешь, завидуешь старшей сестре и никак не можешь найти свое место под солнцем. надеюсь, ты не вступишь в культ предсказателей, а то спасать тебя еще и оттуда нуемае. хотя уверена, что ты нападешь на след ордена феникса быстрее, чем авроры.

https://i.imgur.com/ZVq1fjg.gif
luke blishwick
[1959, факультет на выбор, орден феникса; —// Nolan Gould]

тебе уже давно не десять, но все почему-то продолжают в тебе видеть младшего внука/сына. ты вступаешь в орден феникса, чтобы бороться с несправедливостью, а на деле - чтобы что-то из себя слепить. ты не особо хорош в учебе, да и не то чтобы популярен, однако, ты парень добрый, и я, наверное, когда находилась под протекцией ордена тебя среди остальных увидела. а теперь перед нами проблема, как из этого-то выпутаться.

https://i.imgur.com/ezU54AZ.gif
manny delgato
[1959, факультет на выбор, пожиратели смерти; —// Rico Rodriguez]

ты - ровесник люка, а еще ты его дядя. тяжело, конечно, в тени блишвиков находиться, но у тебя сердце доброе, а желание выделиться всякую искренность отравляет. поэтому, когда ты узнаешь, что люк становится орденовцем, ты находишь свои выходы (наверняка через родного отца) к пожирателям смерти. станешь шпионом? разрушишь то, ради чего тебя мать из испании увозила в младенчестве? вернешься к корням, горячим, мафиозным?

https://i.imgur.com/VcmHDYN.gif
lily blishwick-mckinnon
[1960, факультет на выбор, мм; —// Aubrey Anderson-Emmons]

тебя удочеряют два папы из Англии, и ты понятия не имеешь, почему важна чистая кровь, как так получается, что ты выделяешь среди остальных. еще больше ты не понимаешь, как можно так сильно любить приемную семью. ради отца, которого кусает оборотень, ты вступаешь в орден феникса, чтобы понять, чья сторона тебе ближе (оборотней ведь в обществе не особо любят, и ты это исправишь). ну, и плюс, что-то мне подсказывает, что ты там в кого-то влюбилась.


// осознаю, что такой каст мало, кого заинтересует, но заявочка на три поколения, берите, разбирайте, всех забирайте
// я бы на вашем месте оставила внешности и характеры (если смотрели modern family, откуда весь костяк и взят, то вообще супер)
// хочу целый род, который вне войны, но рядом, всегда на стороже
// со всеми обеспечу игру, не оставлю, одену, обую и всячески поддержу
// биографию можно_нужно менять под себя, все обсудим, приходи!

пример вашего поста

Иллюзий по поводу своего возвращения Патриция не строила, поэтому не обижается, когда на себе ловит недоверчивые и чаще порицающие взгляды, находясь в окружении братьев и родителей. Мама руки заламывает за спину, потому что отец просит ее не мешать воспитанию, а Селвин молчит в ответ, ибо спорить сил нет и, если честно, права тоже нет. Она больше недели проводит взаперти: выходить из дома не спешит, боясь, что за ней следят; Нейт настаивает на разговоре, но Патриция не уверена, что сможет ответить на вопросы и объяснить. Ответов на «почему» у нее все так же нет, а те, которые заготовлены, никого не устраивают, потому что не видят логики в «это было правильно».
Патриция себя ищет и находит там, откуда сбегает год назад. Стены согревают, уютом веют, пусть и дом больше не является ее_родным, но все-таки воспоминания играют свою роль. Она не уверена, что почувствовала бы такое же спокойствие, если бы вернулась домой, ибо сталкиваться с незавершенным разговором все еще не готова: Нейт о ребенке не знает, недоверчивые взгляды на нее бросает, и Пэт голову опускает // заслужила.
Но судьба, кажется, над ней издевается, потому что Патриция вновь становится свидетелем разговора, которого услышать не должна была. Братья, по началу от нее отстраненные, спустя неделю стали забывать закрывать двери: Селвин, по дому передвигающаяся от скуки, у одной из комнат останавливается, когда «Хартли» разрезает шепотом звенящую тишину.
Наверное, ей стоило уйти, отвернуться и не наступать на те же грабли, но у Трэвиса голос взбудораженный, а Теодор молчит, что ничего хорошего не означает. Патриция стоит у двери некоторое время, пока не осознает, во что они снова ввязались, пока одно с другим не сопоставляет и не понимает, что эту ошибку исправить будет не так-то просто.
— Веритасерум, Трэв, верита-блядь-серум, — Тео зол, он бьет ладонью, кажется, по столу, а Пэт вздрагивает и, едва шаркая тапками, скрывается в своей комнате.
Паника накрывает собой лишь на несколько часов, пока Селвин судорожно выписывает все плюсы и минусы на пергаменте, пытается понять, что произойдет с их семьей, с ними, если вдруг до Ордена Феникса дойдет, что арестованный Кассиус Трэверс — не тот, кого Патриция все это время защищала. Альбус знает, он не так глуп, да и остальные подозревают ее родственников — это вполне логично, что братьев и родителей в первый же вечер возвращения из себя выводит. Селвин судорожно по комнате ходит, из угла в угол шагами ее меряя, а когда слышит разговоры в коридоре, замирает на кровати, молясь, чтобы никто к ней не зашел.
Она не_готова, Медоуз была права, конечно, была права: дрожь вновь бьет по рукам, и девушка их между собой переплетает, успокаивая.
С планом Патриция определяется не сразу, боясь, что очередное неповиновение указаниям старших для нее обернется или крупным скандалом, или последним наказанием. Она все газеты за предыдущие дни внимательно читает, надеясь успеть бурю предотвратить вовремя, но достаточно быстро догадывается, что у Тео все схвачено. Трэвис поступает умно, приходя к министру и уводя от себя подозрения таким образом, но Патриция знает, что Кассиус сомневается, как и Кадмус, как и (она надеялась) Нейтан будет сомневаться. У него слишком много информации на них всех, одна капля сыворотки правды, и все Паркинсоны, Селвины, Трэверсы попадут в Азкабан за многочисленные преступления, возможно, даже ими не совершенные.
С утра она отказывается от завтрака, но одумывается, решая не игнорировать остальных. За столом спрашивает, как у всех дела, в ответ получает что-то похожее на мычание @ все больше в своем плане укрепляется — Патриция искупит свои грехи.
В комнате все бумаги сжигает, потому что не может скомпрометировать Непреложный обет, данный Альбусу, долго раздумывает о том, как пробраться в Аврорат. Если обратится к Алисе или Доркас, то они сразу же ее поймают и вернут туда, откуда так упрямо бежала, а может и того хуже. Пэт может по пальцам пересчитать тех, в чьей причастности к Ордену уверена, что ее задачу не упрощает.
В Атриум Селвин из камина выходит ближе к семи вечера, ведомая тишиной в новостях, обходит Министерство с другой стороны и пользуется входом для авроров.
— Гиббинс, — здоровается с парнем, о котором постоянно слышит на собраниях Ордена Феникса, но знает, что он отказывается к нему присоединяться. Он спрашивает, что она тут делает, и Патриция врет — нагло врет, — что пришла встретиться с Фрэнком. Аврору этого достаточно: очевидно, оборотное зелье сработало, а спрятанные волосы Алисы ни с чьими другим не перепутались. Селвин проходит в тускло освещенный коридор, некоторое время идет прямо, а потом сворачивает в уборную.
Дверь на замок закрывает дрожащими пальцами, в зеркало себя оглядывает, удостоверяясь, что зелье все еще работает, и взволнованно поглядывает на наручные часы. Патриция остается в туалете несколько часов, пока не слышит громкие голоса в коридоре: за дверью отчетливое «камеру, живо», голосом Марлин произнесенное, узнает и губы поджимает — его привели.
Селвин давно не виделась со старшим Трэверсом: когда она проводила каникулы дома у Кадмуса, молила о расторжение помолвки, то он своего племянника_ее поддерживал, оттого никаких негативных чувств к нему Патриция не испытывает. Наверное, из-за этого топчется на месте, не зная, стоит ли, нужно ли, способна ли.
Но сидит в туалете еще несколько часов, пока стрелка часов не останавливается на двух часах ночи. В отражении зеркала Пэт уже видит саму себя, волосы приглаживает, пытается уговорить себя, что поступает п р а в и л ь н о.
В коридоре ей никто не встречается: а когда она доходит до тюрьм, расположенных на этаже ниже, то останавливается у поворота. Глупо полагать, что Кассиуса оставили без охраны, и Селвин из сумки достает стеклянный пузырек. Она в зельеварении не то чтобы плоха, но крадет у Вильмы из запасов усыпляющий порошок, смешивая его со взрывающим снадобьем; прицелившись, склянку бросает в стену над головой охранника, и тот на звук реагирует, тут же вскакивая на ноги. Но зелье уже подействовало (Патриция успевает нос прикрыть влажным платком), и он по стене медленно скатывается:
пятнадцать минут.
Она осторожно идет вперед, через тело переступая и заставляя себя не оглядываться, спешит вперед. В первой же камере замечает человека, прислонённого к стене.
— Патриция?
Она на мгновение на месте замирает, а потом делает шаг вперед: будет ли магия работать в тюрьме, сможет ли Селвин воспользоваться заклинанием, чтобы лишить жизни того, кто угрожает всей ее семье, всему тому, что она столько лет пыталась из темноты вытащить? В его глазах она замечает удивление, неловко пальцами обхватывает прутья клетки, но не чувствует никакой магической защиты.
— Здравствуйте, — знает ли он, что Пэт не было с Нейтом около года, знает ли он, кто его сдал, знает ли он, что стал пешкой в своей же игре? Селвин его жалко: она улыбается_грустно, пальцами до его руки дотягивается, осторожно сжимая.
Она должна.
   Она обязана.
     Ради семьи, ради себя.
Патриция никогда не была эгоисткой: так получилось, что с детства она или в тени старших братьев, или за спинами Кадмуса с Натаниэлем. Она всегда чувствововала_вует себя в безопасности, оттого с проблемами-то и не сталкивалась никогда. Все началось с правды, услышанной случайно, закрутилось, завертелось, когда в муже разочаровалась, когда на его руках видела лишь кровь, а своего лицемерия не замечала: ты не такой, Нейт, — твердила она ему в тот вечер, когда он от нее пытался отстраниться, а она молила о понимании. Но как он ее понять мог, если она сама себя до сих пор не понимает?
— Прости, — просит прощения, руку из клетки убирая, а в другой ладони зажимает волшебную палочку.
Патриция Паркинсон когда-то мечтала о большой семье, о счастливых вечерах в объятиях мужа, звала себя не_такой, в Натаниэле души не чаяла, за Кадмуса была готова любого на части разорвать. Но все это лишь на словах, в фантазиях, в иллюзиях, в которые она верить могла потому, что все это время была от настоящего мира убережена ложью_во_благо.
Теперь же она смотрит в глаза, полные непонимания, сочувствует, но вины не ощущает. Очерствела ли, возможно, просто поняла, что важно. Важно быть собой, Патрицией Селвин, женой, сестрой, дочерью. Она должна уберечь свою семью, пусть ей и потребовалось три мучительных года разобраться в своих причинах, но теперь Пэт не отступится.
— Авада Кедавра, — слетает уверенным шепотом с ее губ, а из волшебной палочки лишь пара зеленых искр появляются. Она мешкается, взволнованно пытается еще пару раз заклинание вызвать, пока не понимает, что на тюрьмы все-таки наложена защита. Патриция старается на Кассиуса взгляда не поднимать, в сумке роется, палочку туда бросая и доставая следом кинжал.

Отредактировано Patricia Selwyn (2020-08-18 17:44:46)

+14

3

волшебное радиовещание ищет своих кукушек!

https://i.imgur.com/udOMzHG.gif

pango romana
[1940, S'1958, владелец ВР; —// внешность: taika waititi]

вы меня довели и пришлось взять самому

ты родился в великобритании, но корни у тебя естественно другие: семья по тем или иным причинам из новой зеландии сбежала - больно неспокойная ситуация в магическом сообществе назревала. да-да, нашли куда бежать: в лондоне дела обстояли не намного лучше, поэтому после выпуска из школы ты, недолго думая, рванул вслед за старшим братом, мутить революцию на родине. ты сам удивился, когда дело закончилось победой вашей стороны: посидел, посмотрел на успех и решил, что пора возвращаться.
в англию приехал и обалдел от того, насколько тут все плохо, но заморачиваться сильно не стал: жизнь слишком коротка, чтобы воспринимать все слишком серьезно. с палочкой ты может дружишь не близко, зато вот журналистика всегда была твоим основным инструментом - поэтому в 1975 ты выкупаешь в свою собственность волшебное радиовещание и зовешь к себе самых на голову отшибленных ребят: истина где-то рядом.

https://i.imgur.com/F8qxMMk.gif

beata chambers
[1954, R'1972, главный технический спец ВР; —// внешность: olivia dudley]

ты - единственный адекватный человек в этом кошмарном бедламе. технически ты должна была следить за тем, чтобы работали микрофоны и свет не отключали за неуплату. по факту ты становишься правой рукой панго. спектр задач у тебя широкий - как же без этого. счета ты конечно все равно оплачиваешь, ну и заодно, во внеурочное время, следишь за тем, чтобы то, что ляпают ведущие в прямом эфире совсем границу не переходило - все-таки не хочется, чтобы в офис ворвались пожиратели (панго определенно гений в том, что делает но божемой здравый смысл - не его).
у тебя странное прошлое - слишком дерганая и замкнутая для такой молодой девушки. кажется, ты жила в лютном. кажется, у тебя была не самая лучшая компания. хорошая штука в волшебном радиовещании - свое прошлое можно оставить позади.

https://i.imgur.com/Wt9yagO.gif

evelyn grant
[1952, G'1970, ведущая радиовещания; —// внешность: inbar lavi]

ах какая женщина, всем б такую! в паре с эрин ты ведешь колонку, которая посвящена общественной жизни - люди слышат это и фыркают в ответ с некоторым предубеждением, но какое тебе дело до дураков, которые не понимают, что всю мировую историю можно по сплетням и модным журналам проследить? ты заводишься с полуслова: когда узнаешь о том, что кандидат дженкинс начинает инициативы по поддержке меньшинств - машешь своим трехцветным (розовый фиолетовый синий) флажком и мутишь акцию в ее поддержку. не знаю, оценила ли юджиния то, что акция эта заключалась в проведении фотосессии в стиле нюд с тобой в главной роли, продаже этих фото на аукционе и пожертвовании на счет ее кампании. знаю, что робин боунс оскорблен был до глубины души. но главное - иметь гражданскую позицию!

https://i.imgur.com/AR4hiDl.gif

erin davies
[1954, R'1972, ведущая радиовещания; —// внешность: melissa fumero]

с тобой люди знакомятся и думают: вот она, полная противоположность эвелин. ты строже, ты ответственнее, ты пунктуальнее (если бы за эфир отвечала одна грант, вы бы в принципе никогда не выпускались). это в принципе все правда, но тем не менее: вы смеетесь над одними и теми же вещами, понимаете друг-друга с полуслова, по жизни идете в одном направлении. да, расхождение темпераментов придает вашей передаче шарма, но в общем и целом вы не так уж различны. ты, пожалуй, более осторожна в своих высказываниях, потому что боишься сильнее - все-таки обручилась не так давно и не очень хочешь, чтобы сказка заканчивалась трагически и преждевременно. и все-таки: на прошлой неделе именно ты пошутила, что темная метка намного лучше смотрелась бы в качестве клейма в нижних регионах поясницы, так что кто знает.

https://i.imgur.com/PirKQKC.gif

ethan bell
[1961, H'1979, ведущий радиовещания; —// внешность: ross lynch]

нет, ты не школьник; нет, ты не сбежал из хогвартса; да, ты уже устал повторять это всем, кому не лень спрашивать. ты радиовещание слушал еще в родных стенах гриффиндорской гостиной: проникся ярким стилем и значимым мессенджем, который за ним скрывался. ты вообще парень спокойный, но радикализировался поневоле: магглорожденным сейчас сложно. ты очень стараешься: обязанности начинающего ведущего по факту совмещаешь со священным долгом стажера - и кофе принесешь, и спросишь, не нужна ли кому помощь с микрофонами. в общем - лапа а не человек.
фан фэкт: изначально тебя нанимали в напарники к марселю, но честное слово, боже мой, посмотри какой он зануда, посмотри как задорно девочки высмеивают костюм одного из кандидатов. дался тебе этот фишер?

https://i.imgur.com/Ty7wjMA.gif

elliot sharp
[1943, H'1961, ведущий радиовещания; —// внешность: bill hader]

ты, честно, до сих пор понятия не имеешь, как сюда попал и что здесь забыл. ну серьезно, все ведь шло хорошо: был себе хит-визардом, патрулировал улицы, наводил в городе порядок. достойная профессия, между прочим, несмотря на стеб со стороны авроров. потом война началась и тебя что-то за мягкое место укусило. сам не понимаешь, почему именно сюда пошел: с панго случайно познакомился в баре и он в тебе какое-то обаяние разглядел, а может еще что-то. вот и позвал (он у нас со странностями, я знаю). ты не в курсе, как здесь оказался, но с каждым днем все более уверенно себя чувствуешь, да и ваша с марселем передача (где ты по большей части рассказываешь людям о том, что происходит в англии, сравниваешь статьи различных газет и пытаешься что-то анализировать) популярностью пользуется. может быть ты на своем месте, наконец? еще бы фишер так не бесил, но это мелочи, да и ты - человек-дзен.

https://i.imgur.com/gkKCDaP.gif

marcel fisher
[1942, S'1960, ведущий радиовещания; —// внешность: daniel bruhl]

ты - журналист серьезный™, возможно даже с большой буквы. если честно, мы все уверены, что панго тебя привлек для того, чтобы радиовещанию придать немного веса, показать его с более профессиональной стороны. ты раньше в пророке работал, вел там колонку о международных событиях, переговорах, ситуации в других странах и прочей чепухе (и о движении, которое романа поддерживал в родной зеландии отзывался не особенно положительно, но кто старое помянет - глаз вон). после десяти лет опыта, видимо, заебался и заявил во всеуслышание, что все куплено, а газета - просто флаер пропаганды (и очень оскорбился, когда никто не был удивлен). на радио пошел назло, совершенно открыто и не стесняясь считаешь его чем-то ниже себя, но платить за дорогую квартиру в центре лондона чем-то нужно, а другие издания после твоего пророческого финта тебя брать желанием не горят. ну и хрен с ними - их проблемы.


вы скажете мне: флора ты совсем куку зачем ты пишешь заявку на нужных для нпс а я вам отвечу что вы мне сделаете я в другом городе.
ваще хочу сми. и из всех представленных у нас волшебное радио имеет потенциал быть наиболее ебнутым и открытым. понятно, что какая-то доля осторожности быть должна, иначе пожиратели придут и всем пезды раздадут. или орден они на секундочку те еще террористы и беззаконники. в общем, положиться можно только на юджинию.
давайте мутить и без того беспокойную магическую великобританию! давайте раскрывать заговоры! давайте обсудим who wore it best и в процессе обнаружим метку на предплечье какой-нибудь пикантной особы! сила пятой власти!
приходите. внешности меняются по мановению волшебной палочки и предупреждению в гостевой, имена тоже, да и на смену концептов буду смотреть сквозь пальцы хд лояльность оставила пустой - взрослые люди, сами выбирайте, за кого голосовать! меня в любом случае порадуете одним своим присутствием.

пример вашего поста

Энни одержима газетами с детства. Их читает отец, развалившись в глубоком кресле; хмыкает периодически, зацепившись взглядом за особенно интересную заметку. У нее свой небольшой мир - в их квартире, в их доме, на их улице. В детстве кажется - больше ничего другого и нет. Но газеты доказывают обратное - за стенами их вселенной тоже существует что-то. Судя по отцу - что-то крайне интересное.

Это забывается, когда приходит письмо из Хогвартса: еще бы не забылось. Отвлекает своей яркостью, неожиданностью: Энни - волшебница, что точно в рамки и границы привычного мира не входит. Все вдруг кажется немного чужим, даже родители, которые любят ее безусловно и сильно. Все вдруг кажется немного чужим - таким же представляется и замок, но это - другое: неизведанное, загадочное. Столько нового, что предстоит узнать - неудивительно, что она на Рейвенкло попадает, вечно исследовать, вечно разгадывать. Она не переживает из-за своего "статуса". В школе ей кажется, что это и вовсе смысла не имеет - дураки, которые разделяют предрассудки, привитые их идиотами-родителями - не считаются. Это не важно: в мире слишком много интересного, того, что к ним не имеет никакого отношения. И заклинания, и зелья - при упоминании последнего в первое время особенно сложно удержаться от мыслей о стереотипной ведьме в специфичной шляпе. Энни воодушевлена, Энни заинтересована. У Энни комплекс отличницы: она должна быть лучше во всем и всегда. Наверное, поэтому таким неожиданным оказывается откровение последних курсов: из всех профессий, которые есть в магическом мире, ей интереснее всего те, что мир этот делит с маггловским.

Делит, но не совсем, как и в школе. Выпустившись из Хогвартса, Эдисон понимает вдруг: предрассудки существуют не только в стенах Хогвартса. Это забавно: большинство людей, с которыми она контактирует, заявляют четко: они против магглорожденных не имеют ничего, они разницы не видят. Но разница эта все равно существует: неощутимая, неосязаемая для тех, кто не сталкивается с ней каждый день. Для нее разница ясна, очевидна как день - в каждом небрежно опущенном комментарии редактора. И вдруг, в этом "взрослом" мире, эта самая разница становится совершенно невыносимой. Все просто: предрассудки, существовавшие в школе, легко было отмести как временное препятствие, мелочь, с которой потом не придется иметь дело. Но теперь, на реальных улицах магического Лондона, становилось ясно - эти взгляды берутся откуда-то, наследуются у старших поколений, которые их транслируют, распространяют старательно и прицельно.

И, Мерлин, это не может не раздражать.

Заметьте: Энни - спокойный человек. Первому магу, который пытается доказать ей факт превосходства чистокровных магов над магглорожденными, она отвечает. Рассудительно, основательно - расписывает отличия, доказывает отсутствие непреодолимого барьера. Справляется с первым десятком, и со вторым. Но со временем - все это начинает казаться настолько очевидным, настолько естественным, что все вопросы и комментарии лишь раздражают. Эдисон устает объяснять, потому что это элементарно, потому что это должен понимать каждый.

И она начинает злиться: не показывает это всякому прохожему, скрывает за слоями наигранной вежливости, но и в пространные тирады о равноправии больше не пускается, усвоив, наконец, это беспощадное "бесполезно". Остается только учиться у старших - учиться злиться на того, на кого нужно. "Власть имущие" в их кружке становится почти ругательством, почти молитвой. Только на них и остается надежда - на тех, кто может привнести реальные изменения, на тех, в кого действительно можно верить. Увы - играют издержки профессии, и к восьмидесятому году Энни не верит ни в кого.

Знает, что нужно: реальные изменения достигаются только через тех, кто к законам имеет прямой допуск, кто может их менять (или, хотя бы, предлагать этим самые изменения). Знает, но все же даже эту толику доверия предоставить существующим кандидатам не может: кто-то слишком, кто-то недостаточно. Энни следит с задних рядов, не лезет в разгоревшуюся шумиху, не доверяет никому, кто свои имена в бюллетень вписывает. Как можно: у каждого из них - свои провалы, каждый успел высказаться и высказать что-то, что с Энни не резонирует совершенно. И все же.

И все же у ее радио акция, а Эдисон не может не поучаствовать, потому что такие возможности встречаются редко. Потому что министерство их по большей части игнорирует, на выступления ссылаясь исключительно дискредитации ради. Единственное утешение - начальник во взглядах ничуть не уступает самой Энни, а потому ему можно (в разумных границах) доверять, что само по себе забавное слово. Доверять - в границах разумного, в смысле "он бы предупредил" - максимум на который в сложившихся обстоятельствах можно рассчитывать. Этого тоже недостаточно, но она пытается закрывать глаза - особенно когда начальник говорит о коллаборации с Пророком, что само по себе является Большим Делом.

Пророк - болото; это Энни понимает еще тогда, когда абсолютно бессмысленную практику у них проходит. Уже тогда, в первые недели, понимает: газета существует лишь для того, чтобы давать людям успокоение. Она не похожа на маггловкие эквиваленты, в ней нет внешнего мира. Есть только то, что свойственно всем, что происходит на каждой улице. Мягкость, привычка, иллюзия - вот и все, что остается в ассоциативном мышлении после трех недель сотрудничества. Это неважно, это - мелочи, особенно тогда, когда Энни знает (верит), что все может быть лучше: прогрессивнее, прямее. Радиовещанию интервью добыть сложнее, но разговоры получаются более искренними, более настоящими - она это ценит (больше, чем должна, со своей независимой башни). И все идет хорошо, абсолютно прекрасно, когда (неожиданно) в редакцию поступают новости.

Она "за", всеми руками и ногами: предложение абсолютно неожиданное (полезное; то, что их выведет наконец на общую карту). Наверное, не стоит быть такой удивленной: радиовещание всегда пытается привлечь на свою сторону кого-то, кто будет представлять другую точку зрения. Наверное, не стоит это все того шока: когда Энни узнает, что сама она будет вести Эту Самую передачу - Эдисон была одним из двух основных корреспондентов радиовещания, наиболее (иронично) традиционным. Так что, в общем-то, она не должна быть настолько удивлена, когда редактор призывает ее в кабинет и озвучивает свое предложение.

Предсказуемость этих событий совершенно не облегчает диалог, особенно когда начальник кажется абсолютно расслабленным. Может быть из-за этого все и случается. Может его вопрос о том, что мог бы стать из оппонентом, был совершенно ожидаемым. И возможно ее собственный ответ оказался настолько же предсказуемым.

Не то, чтобы она когда-то собиралась озвучивать собственное резкое "нет". Второй-по-значимости политический корреспондент радио, она, разумеется, была готова к этому, но все же. но все же: когда редактор объявил о предстоящей акции, Энни оказалась неготова - слишком, слишком, слишком. Слишком сильно настаивающая на том, что магглорожденных в их обществе должны были принимать давно и беспристрастно, например. Да и вообще - множество всяких чересчур, которые скорее всего затормозили бы ее карьеру где-то еще. Но, слава Мерлину, ее редактор был человеком далеким (крайне и беспрецедентно) от предрассудков, а потому и на сам обзор выдвинул именно ее. И к этому Энни была готова - более-менее, под коучингом со стороны старших коллег.  Шоком стало другое, а именно - необходимость выбора собственного соведущего.

Ладно, у нее было множество кандидатов. Ежедневный пророк в принципе на них скуп не был, особенно теперь, когда темы, которые поднимало радиовещание, с народом резонировали особенно. У нее был выбор - широкий, хотя, конечно, не каждый из них рвался освещать выбранную тематику в компании радио-коллег. И все же - выбор был: Пророк постарался, видимо, желая отвести от себя подозрения в какой бы то ни было предвзятости. У Энни был выбор. Выбор был простым.

Как только она увидела его имя - дело было сделано. Энни чуть краснеет, отводит взгляд, потому что дело совершенно не в этом. И все же: не мстительное, но неприятное чувство просыпается внутри. Джеффа Энни не видела несколько месяцев (во всяком случае - не напрямую). Джефф Энни не нравится - не это ли идеальное соответствие двух ведущих, говорит она себе, проверяя его микрофон. Раньше-был-чистокровен: идеальная позиция для критики того же Лестрейнджа. И она именно об этом думает, когда он оказывается в студии:

- ...Эдисон, и, совершенно неожиданно для нас самих, мистер Джефф Вингер, - и, да, его имя произносит больший фурор, нежели ее собственное, но Энни не собирается фокусироваться над этим, предпочитая обратить все внимание на гостя, игнорируя все остальные эмоции, существующие, возможно, в реальном мире, но точно не в этой студии, - Джефф, расскажи, каковы твои впечатления от прошедших дебатов, - она сама его выбрала, настоятельно и прицельно, сама направила ему темы сегодняшних дебатов, но почему-то видеть Вингера в студии - также непривычно, как было бы застать саму Эдисон за печатными станками.

[nick]Annie Edison [/nick][icon]https://i.imgur.com/waR5MwT.png[/icon][sign]  [/sign][lz]<who> <a href="ссылка на анкету">энни эдисон, 20</a> </who> <ank1> магглорожденная волшебница, штатный параноик волшебного радиовещания, радикальный романтик[/lz][status]there's a conspiracy here[/status]

Отредактировано Lily Potter (2021-07-22 13:14:16)

+15

4

https://i.imgur.com/24LPkGr.gif https://i.imgur.com/ajhhDyM.gif https://i.imgur.com/SKXELiB.gif

liam pettigrew & diana solomon

[1941, R’1959, ministry, mm; —// michael sheen]

тебя в приличной семье воспитывали, в хорошей: магглы-родители вместе - всю жизнь, и умерли в один день. черт знает, что не так пошло: может быть ты в магический мир окунулся и увидел, что для того, чтобы выжить тут и какое-то (свое) место найти - нужно уметь вертеться. думал - разведешь богатую наследницу и жить красиво станешь, не ожидал, что от нее родители после беременности откажутся, вот и пришлось бежать. а может ты был обычным парнем, может ты влюбился по уши, но по-молодости - не выдержал всего, что сопровождало идею семьи и ребенка в реальности - бессонных ночей, постоянного стресса, туманного будущего. может так и было, Питер не в курсе - знает только, что не так давно ты в его жизни снова объявиться решил, и при всей своей проницательности - не может понять зачем тебе это нужно.
у тебя семья новая - может в ней дело? дочь младшая отдалилась в последнее время, друзей в лютном завела: она - полукровная, у нее статус другой, и смотрят на нее не так, как на тебя когда-то. может в этом дело? может ты хорошим отцом стал, переживаешь, решил к сыну обратиться за помощью, а заодно и с ним наладить контакт?
или тебе все же нужно что-то еще?

[1941, S’1959, none, de; —// kelli williams]

ты в другой жизни совсем иной женщиной стала бы - уверенной в себе, украшение любого чистокровного вечера. увы - ошибки молодости просто так не перечеркнешь, особенно когда они по поместью бегают, раздражение отца вызывая. тебя Соломон-старший в свой дом принял, после того, как ты с чертовым магглом разошлась, даже ребенка оставить разрешил, пускай он и стал причиной того, что бизнес семьи, завязанный на связях с чистокровными, увядать начал.
тебя десятилетия жизни в качестве всеобщего разочарования превратили в бледную тень. и родители умерли уже, но это ничего не исправит - ты сама себя в поместье закрываешь, у тебя только Питер остается, который мечется между желанием тебе угодить и друзьями, которые давно уже настоящей семьей ему стали. ты это видишь тоже, ты не можешь так - он тебе всю жизнь испортил, он тебе должен, у него права нет отдаляться, особенно сейчас, когда ты одна осталась. твои визиты в мунго - это ведь вранье, да? ты ведь не болеешь на самом деле, Диана? но сын тебя любит, ты у него - слепое пятно; и Питер больше времени в поместье проводит, приезжает на выходные чаще.
какие у тебя на него планы?


писать заявки так, что непонятно нихренашеньки - могу! умею! практикую! меняемо все начиная с внешностей и имен, заканчивая возрастом и занятостью, над концепциями тоже можно подумать (особенно над папаней - Питер его толком не знает, поэтому он не упоминался нигде). за подробностями - прошу в лс, оттуда утащу в телегу хд приходите, жду, давайте думать, как вы сына довели до жизни такой.

пример вашего поста

- Да брось, Рем, - отмахивается, но - с улыбкой, потому что это приятно, приятно производить такое впечатление, пускай даже на старого друга, пускай он не совсем серьезен, пускай в голосе проскальзывает ирония, - мы оба знаем, что даже если я превращусь в сурового Скримджера, а ты пойдешь работать в библиотеку, Джеймс и Сириус не оставят нам шанса на скучную и серьезную жизнь, - это - правда, это уже и сейчас было подтверждено. Поэтому они в орден идут, поэтому лично его жизнь не ограничивается министерскими кабинетами (Питер бы не против, Питеру нравятся министерские кабинеты).

Кофе приносят быстро - официантка мельтешит, на Ремуса косо смотрит, глаза, кажется, ему строит (Питер смеется в ладонь, плохо маскируя хихикание приступом кашля). Самого Петтигрю она смеряет после этого взглядом крайне негодующим, но и уходить не спешит, способ задержаться ищет, зависает над ними, тыкая Питеру в меню - а может то, а может это.

- Ладно, ладно, давайте светлое... я не знаю, что у вас полегче? - у Питера с алкоголем отношения не то чтобы совсем дружелюбные, а может - наоборот - слишком близкие; он обычно себя не ограничивает, тогда, когда это дома; когда вокруг только самые близкие и можно расслабиться. Сейчас напротив тоже лучший друг, но он сегодня не расслабляться настроился, ему нужно в трезвом уме быть - и так волнуется сильнее, чем должен бы, наверное. Ему хочется, чтобы Рем согласился - не только потому, что это очко в сторону Петтигрю. Не только потому, что если Люпин в проект Юджинии войдет, именно Питер будет тем, кто настоящего оборотня для них отыскал. Это ведь им обоим выгодно: возможность на блюдечке с голубой каемочкой. Девушка их, наконец, вдвоем оставляет. Парень кофе выпивает практически залпом - горло обжигает, но голову прочищает немного. От следующего вопроса отмахивается с притворным оскорблением, глаза большие строит:

- А что, меня одного уже недостаточно? - театральность скорее Сириусу свойственна некоторая, Джиму - тоже; Питер у них учится, потому что видит как легко иногда с ее помощью напряженную обстановку разрядить. Перенимает манеры, жесты, комбинирует, чуть меняет - так, чтобы кража совсем очевидной не казалась. Головой качает - "ладно, ладно, скажу честно" - у Поттеров романтический вечер, Джеймс все ручки дверные носками завесил, так что я даже пытаться не стал. Сириус... что-то в ордене, - морщится немного: "что-то в ордене" в последнее время у Блэка было вообще часто - еще с января, а уж после возвращения Флеминг - и подавно. Не зацикливаться на этом, на этом - нельзя, он даже не упоминает, иначе весь вечер проведет Луну проклиная, а Ремусу его успокаивать придется, а не выбор делать важный, - так что не сегодня, - официантка пиво приносит, очень вовремя: Питер глоток делает, старательно притворяясь, что не считает подобную встречу странным, что не нужно пояснять причину, по которой он позвал его: ну собрались два друга. Наблюдает за тем, как и в стакане Рема пива меньше становится: пункт "напоить Лунатика" он в свой сегодняшний план не включал, это было бы идеей ужасной, но и на совсем трезвую голову этот разговор весь не хотелось.

- Слушай, ну что ты, - смеется, легко, на секунду даже забывая об остальном, от собственных мыслей отвлекаясь - потому что отнекивания Ремуса - это всегда чертовски забавно (и грустно - немного). Они с Дорой женатую пару напоминали, пожалуй, даже раньше, чем Поттеры, все, чего не хватало - капельки официоза, устроить который было не так уж сложно, - во-первых, убежище из дома Блэка - так себе, я процентов на девяносто уверен, что он твоей даме еще пару лет назад ключи выдал, - в его защиту - даже если Питер прав - Дора их кормила, так что, - а во-вторых, кого ты обманываешь, ведь, - увы - не выходит пуститься в очередную тираду о том, что "ты тоже человек, Лунатик, Доркас о твоей проблеме знает прекрасно - не хотела бы с тобой всю жизнь провести - ушла бы давно, вместо того, чтобы лучшие годы тратить", потому что Ремус его перебивает очень прицельно. Питер выдыхает: чего ожидал, на подобные комментарии Люпин хорошо не реагировал никогда. Он его понимает отчасти: линкантропия - дело нелегкое, вот только Рем его под контролем держит, научиться успел, поднаторел за долгие годы отлично. Питер выдыхает и сдается - в другую тираду пускается.

- Ничего особенного, - заболтать немножко, ну совсем чуть-чуть, он Рему и второй бокал заказывает как бы невзначай ("повторите нам, пожалуйста", но свой второй не трогает), - хотя, конечно, Министерство - это нечто, - история забавная, история долгая: Питер не умеет рассказывать так, как ребята, в деталях путается, назад возвращается, но Лунатик - терпеливее остальных, кивает в нужных местах, смеется - тоже. Со всеми мародерами было по-разному, со всеми легко было в разных вещах. Люпин слушатель настолько хороший, что готов даже Петтигрю терпеть. Спокойный, осторожный, терпеливый - идеальный кандидат для того, что Юджиния задумывала.

Только, зараза, слишком проницательный иногда.

Питер по столу стучит нервно, кончиком пальцев незамысловатый ритм выводя: степень готовности оценивает (свою, его). Все еще кажется - слишком рано, все еще хочется оттянуть хоть чуть-чуть, но сейчас он сам разговор на это выводит, сейчас отказываться от ответа, юлить - значит настроение другу портить, а этого делать нельзя (они и так, кажется, полгода все на взводе).

- Обещай не отказываться сразу, - предупреждает, но ответа не дожидается, это - не запрос, а преамбула. Обещания - обещаниями, Ремус - спокойный и терпеливый, но все еще гриффиндорец и мародер. Взрываться умеет не хуже остальной пары друзей, - мадам Дженкинс... у нее есть инициатива, - ее в офисе все Юджинией зовут, во всяком случае за глаза - точно: так проще и быстрее, но сейчас ему кажется необходимым соблюдать официоз, чтобы Рем понял - все серьезно, возможность настоящая, реальная, лежит прямо перед ним - дотянуться только и схватить, - по поддержке угнетаемых... слоев населения. И очень хочет привлечь в команду представителей этих самых слоев, - он смотрит на друга косо, из под ресниц, небольшую паузу делает, выжидая: сложи два и два, хоть какую-то реакцию мне покажи: ему нужно знать, что дальше делать, что дальше говорить лучше.

Отредактировано Peter Pettigrew (2020-10-21 16:34:36)

+19

5

https://i.imgur.com/eP5wDwj.gif https://i.imgur.com/KYUCb1t.gif

wyatt cassidy
[±1950, все на выбор, бармен в дырявом котле; —// pete davidson]

[indent] мы из маггловской семьи, у тебя вместо волшебной палочки с детства церковная свечка зажата в кулаке. отец нас воспитывает в вере и любви к ближнему, но мы библию "случайно" пачкаем и с воскресной службы сбегаем. ты в хогвартс первый уезжаешь (убегаешь), у тебя там жизнь не сладкая, а ты ничего другого не ожидаешь / мы знаем, что все, что на пути возникает, нужно принимать со смирением. ты с отцом в ссоре с момента, когда он не позволяет о магии дома говорить; после выпуска из школы прекращаешь приезжать на семейные праздники, чем сердце матери разбиваешь.
[indent] а еще ты не знаешь, что у нас в семье горе, и я в его эпицентре. специально тебе ничего не рассказываю, потому что считаю, что это тебя лишь от семьи отвадит. мы с тобой в хороших отношениях, поэтому тайны от тебя хранить не умею / но пытаюсь. ты, может, в орден феникса вступаешь, а может - к пожирателям смерти уходишь, но я тебя ни в чем не упрекаю / ты просто такой. можешь прийти ко мне, парня из моей кровати выгнать, сказав, чтобы проваливал, завалиться рядом и потребовать ужина в девять утра. у тебя на все есть свое мнение, и ты на ошибках своих не учишься. а тебе и не нужно, все как-нибудь само собой разрешится.
и болезнь отца, и моя ошибка (нарушение закона). а ты, когда узнаешь, обязательно со всем поможешь.


- я у тебя "твоя пацанка", ты у меня "мой пиздюк"
- заявка очень абстрактная, потому что ни в чем не ограничиваю (даже год рождения можем вместе выбрать). мне главное, чтобы эсме хранила секрет от тебя про то, что отец болен, и она ему помогла. а потом ты об этом узнаешь, велл, дальше давай решим вместе? и все подробности, конечно, тоже расскажу с:
- а еще твоя сестра в ерунду ввязалась, короче, уайтт, с этим что-то надо делать
- посты пишу регулярно, но не всегда часто. игрок я постоянный, поэтому об этом можем не переживать, о скорости всегда договариваюсь со всеми
- стиль вЫеБиСтЫй, но могу и в нормальный (кажется, еще могу). пишу от третьего лица, могу для тебя писать от первого, потому что ты самый лучший. приходи
- тебя уже ждут как минимум два персонажа (три), не потеряешься, развивайся во все стороны, хоть лорда свергни  https://i.imgur.com/eZxDIFZ.png

пример вашего поста

[indent]  [indent] Эсме, когда глаза закрывает, сосредоточиться ни на чем не может, потому что Мэл щекой к ее плечу прижимается, и она лишь за его дыханием следит. Вдох / / Кэссиди большим пальцем по его лбу проводит ; выдох / / она пальцем обратно ведет, его сон оберегая и со своим договориться не успевая. У него, порой, брови хмуриться начинают, а она улыбается, потому что за окном уже давно за три ночи переваливает, и овечки заканчиваются — Эсме досчитывает до сто тридцать девятой, сбиваясь на следующей.
Она в его квартиру приходит из раза в раз, потому что в свою комнату возвращаться не хочет, потому что они уже, кажется, вместе живут. Разве что вслух не произносят, словно негласное обещание нарушить боятся / / Кэссиди так точно; у нее ведь другие планы были, она ведь совсем не за этим к нему в баре подсаживалась.

[indent]  [indent] Сквозь шторы, плотные, но не до конца завешенные, первые лучи солнца пробираются, когда Эсме на бок переворачивается, чтобы уткнуться ему в спину и замершую ногу подсунуть под Малкольма. Он обязательно вздрогнет, что-то в подушку проворчит и снова уснет, а она следом за ним — не в спокойные фантазии, а в очередные кошмары, из раза в раз повторяющиеся. Сегодня МакГонагалл обо всем узнает и палочку отбирает, чтобы в Визенгамот привести и посреди огромного зала в одиночестве оставить.
Он полное право на это имеет — она заслужила, она сама напросилась и на наказание, и на подобное отношение. Только Кэссиди понятия не имеет, как все исправить, потому что объясняться         у ж е         поздно, а пытаться убедить — бессмысленно. МакГонагалл к карьере относится, может, на первый взгляд не слишком заинтересовано, но у него каждое решение принимается после тщательного обдумывания. Эсме бы этому у него поучиться, но все, что она из их         о т н о ш е н и й         извлекает — это привычку в нем рядом.
В его пальцах на ее спине по утрам, в его недовольством стоне, когда она одеяло на себя перетягивает, в его постоянно переслащенном кофе / / Кэссиди бы этого испугаться, ей бы дверь за собой закрыть и никогда больше к ней не возвращаться, только впервые в жизни она себя чувствует на своем месте, и это ощущение терять не соглашается. Не после того, как МакГонагалл ей выпить предлагает, как выслушивает и о себе рассказывает; он ее постоянно сначала в плечо толкает, чтобы проверить — ударит в ответ или подвинется, чтобы сел рядом. Все чаще она сдвигается, от себя его не прогоняя, и тем самым все больше путается. Кэссиди верить людям не хочет, она от этих эмоций бежит, потому что считает, что обещать, значит, сразу подвергнуть сомнениям все, что было до этого сделано.
Если Мэл попросит правду сказать, она не сможет ему до конца открыться.
Если Мэл пообещает рядом всегда быть, она не сможет ему тем же ответить.

[float=right]https://i.imgur.com/mfep4Pn.gif[/float] [indent]  [indent] Эсме секреты хранит, которые ему никогда не узнать, и именно эти тайны ее заставляют не отпускать его с постели, за руки цепляясь и мешая вставать.
— еще чуть-чуть, — хриплым голосом просит, ногами обхватывая и за плечо кусая, когда Мэл что-то сказать против пытается. За окном, кажется, уже снег идет, потому что минусовая температура пробирается и в комнату. Кэссиди недовольно ежится, в одеяле заворачиваясь, и так и встает, на кухню волочась по стене. Она просыпаться не любит, у нее не один час уходит на то, чтобы с мыслями собраться. И так всегда, и так каждый раз, когда она кофе варит, сливает первую попытку в раковину и за вторую принимается, ладонью некультурный зевок прикрывая.

[indent]  [indent] У них сегодня у обоих выходной: МакГонагалл говорит, что его родители ждут их к семи вечера, и Кэссиди на часы поглядывает с волнением. Они встречаются уже больше полутора лет, но еще ни разу не переступают эту неловкую черту. Она с чужими родителями никогда не знакомилась, оттого понятия не имеет, как себя вести. С волшебниками еле слова успевает в предложения сложить до того, как ее обрекают на звание недалекой, а что будет с отцом и матерью Малкольма? Эсме знает, что отец его — священник, поэтому шутит, что будет с ним библию обсуждать и стихи наизусть читать. В этом она по крайней мере разбирается и сможет разговор поддержать; а вот если Изабель про магию начнет вспоминать — возникнет проблема.
— может сделаем вид, что уехали спасать румынских детей? — Рождество — праздник семейный, но Кэссиди его избегает уже не первый год. С детства приученная к большим застольям она в них особое волшебство находит; точнее она о нем помнит, потому что во взрослой жизни повторить воспоминания не получается. Уайатт отказывается домой возвращаться, а отец, один взгляд на которого панику вызывает, с ним разговаривать отказывается. Эсме успевает привыкнуть, что ее Рождество теперь — это поздниу ужин и ранний автобус к себе домой. Но Мэл врывается с предложением, для него, кажется, это важным, и она до сих пор понять не может, зачем так все усложнять. Не то чтобы знакомство привнесет сложности, но определенно новые ожидания вызовет.

[indent]  [indent] Она подарок его отцу заворачивает в упаковочную бумагу, скотч на пальцы наклеивая, чтобы успеть все углы удержать. Кэссиди освещенные масла покупает несколько недель назад, когда мама упоминает, что к ним итальянский епископ приезжает со службой. Они в коробке красивой стоят в квартире и пыль на себе собирают, и Эсме даже неловко становится, что так относится к вещам, в которые и ее, и родители Мэла верят. Для матери его она выбирает последнее издание справочника по фантастическим тварям: достать автограф Скамандера не получается, и Кэссиди дополняет книгу билетом на ближайшее выступление зоолога.
У нее все уже сложенным в коридоре лежит, когда стук в дверь раздается. Она каждый раз боится, что сюда кто-то из знакомых придет и начнет о деле — том самом — с МакГонагаллом разговаривать. Кэссиди первее в коридор выбегает, ему дорогу преграждая / / в шутку все оборачивая, но просто пытаясь, если что, предотвратить грядущее.
[float=left]https://i.imgur.com/MlY3pdg.gif[/float]Они когда только встречаться начинают, Эсме никогда первой не засыпает и спиной к нему не поворачивается. Она свою комнату держит под запретом, никогда Мэла к себе не приглашая. У них, словно отношения на стороне, потому что подпустить его близко, значит, еще больше себя риску подвергнуть. Кэссиди когда решается с МакГонагаллом сблизиться, чтобы со следа сбить, у нее план полностью выстроен. Правда потом они напиваются первый раз, второй, третий — она уже в его футболке, а его ремень лежит, забытый у нее на кресле.
— я быстрее, — в глазок смотрит и хмурится тут же, потому что глазами своим не верит, — мама? — дверь открывает, не давая родителям зайти вперед. Правда их это не останавливает, и они слишком громко для незваных гостей кричат: «сюрприз!». Эсме растеряно в объятия отца заключает, все еще на пороге стоя.

[indent]  [indent] Малкольм не должен с ними встречаться — слишком велик шанс, что так его дело сдвинется с мертвой точки. Именно поэтому она врет, что ее родители на Рождество уезжают в Уэльс, что у них другие планы, и они никак их поменять не могут. Она чересчур сильно отца сжимает, на площадку его заставляя отойти.
— что вы здесь делаете? — у нее нервно голос надламывается, потому что Эсме улыбнуться пытается, но вместо этого неловко стоит босыми ногами на половике.
ты же говорила, что встречаешься с родителями парня, мы решили присоединиться, — отвечает мама, ее с места отодвигая и протискиваясь в квартиру. Кэссиди успевает только отца за локоть остановить: «погоди, вам нельзя». Правда на немой вопрос во взгляде она ответить блять тоже не может.

[indent]  [indent] Почему?
Потому что ты — доказательство.
[indent]  [indent] Потому что твоя дочь Статут секретности нарушила ради тебя.
[indent]  [indent] Потому что ее никто не просил, а она всех опасности подвергла.

[indent]  [indent] Эсме лицо в ладонях прячет, пытаясь до трех досчитать. У нее неприятный холод позвоночника касается, когда она слышит, что мать уже Мэла обнимает: «она не говорила? эсме!». Она оборачивается, взгляд МакГонагалла избегая.
почему ты ему не рассказала, как нас зовут? вы же сколько уже вместе?
— мам.
меня зовут урсула, — она руку Мэлу протягивает.
— мам, — повторяет Кэссиди, когда она уже МакГонагалла своих объятиях сжимает. Все-таки посмотреть на его удивленное лицо приходится. Правда лучше бы Эсме этого взгляда не видела и не знала. Она неосознанно отца за собой прячет, но удержать не может — он уже шаг в сторону Малкольма делает, чтобы руку для рукопожатия протянуть.

[indent]  [indent] — я не знала, что они приедут, — извиняется, плечами пожимая. Возможно, если о магии говорить не будут, то МакГонагалл ничего не заметит. Кэссиди палочку откладывает на кухонный стол, чтобы лишних вопросов не провоцировать. Отец, когда ее замечает, в лице сразу изменяется: «слышал, вы из семьи священника». Откуда ему это известно Эсме не знает, оттого удивленно сначала на него, а потом и на мать смотрит. Лишь потом замечает, что у них несколько пакетов еды и еще один с подарками.
Она понятия не имела, что родители могут быть         т а к и м и,         когда узнают, что у нее все-таки отношения — отношения ведь? — есть.
надеемся, мы не сильно вам планы нарушили, — у матери хватает такта об этом упомянуть, — но мы подумали, что будет здорово познакомиться и с малкольмом, и с его родителями, раз уж для них ты покупала масла, — Эсме медленно выдыхает, сдаваясь. Полтора года, полтора чертовых года, прожить со страхом, что Мэл ее раскроет, чтобы на Рождество со своим отцом познакомить. Она пытается себя в руки взять, его в сторону отводит, в глаза заглядывая: — может, все-таки скажем, что у нас смена?

[nick]Esme Cassidy[/nick][icon]https://i.imgur.com/QdQVS6I.png[/icon][sign] [/sign][lz]<who> <a href="ссылка на анкету">эсме кэссиди, 25</a> </who> <ank1> грязнокровка и хит-визард, нарушавшая закон ради семьи[/lz]

Отредактировано Varvara Skryabina (2021-05-29 20:32:32)

+8

6

https://i.imgur.com/cPqu5xJ.gif https://i.imgur.com/u1zMu7O.gif

percival pomfrey
[±1945, st. mungo, order of the phoenix; —// sam claflin]

ты когда решаешь, что хочешь стать целителем, то поппи с тобой делится своими склянками для зелий. вы не колдуете, нет, вы просто привторяетесь, что разбираетесь в зельеварении; вы воруете у матери ее настойки, разбираете их на ингредиенты, пробуете (дураки) и потом бежите с жалобами к родителям, чтобы тут же аппарировать в больницу для промывки желудка. ты всегда интересовался тем, что неровно лежит, и, наверное, поэтому оказался после окончания хогвартса на стажировке в мунго, а потом и подручным целителем в ордене феникса. у тебя руки в крови, ты устал, у тебя нет возможности прилечь и просто глаза закрыть без очередного "мистер помфри, у нас расщепление".
// i can’t make a sound, there’s no one around
the weight of the world holds me down
[indent]  [indent]

тебе не повезло оказаться в тот день в мунго, когда я привожу своего отца. но мне повезло, что на месте дежурного был именно ты, ведь у тебя темные круги под глазами, а у меня рот, полный лжи и заготовленных обещаний. ты мне помогаешь, ты помогаешь моему отцу: я тебе вру обо всем, а ты веришь, потому что подумать, наверное, не можешь, что друг твою карьеру может в один миг уничтожить. лишь спустя полгода до тебя доходят слухи: нарушение статута. симптомы уж очень похожи на те, которые у моего отца наблюдались. я понятия не имею, вспомнишь ли ты, с уверенностью живу дальше, а ты, блин, вспоминаешь.


— ситуация такая: эсме нарушила статут секретности с твоей помощью. ты этого не знал, поэтому, возможно, отстранение от работы тебя не коснется (можем и отстранить, ни на чем не настаиваю!), но жизнь твоя явно надламывается после случившегося. наверное, с доверием тоже проблемы вырисовываются, потому что кэссиди знает тебя, а ты знаешь ее по работу в ордене феникса. подробности все расскажу при личном общении, но затравочка, надеюсь, удалася.
- у тебя есть сестра (старшая или младшая - на твое усмотрение), та самая поппи помфри!
- по постам могу сказать, что игрок из меня стабильный, но не всегда скоростной, 4к и выше. не заставляю тебя играть только со мной, не ограничиваю ни в чем, кроме того, что персиваль - колдомедик. тот факт, что он из оф тоже можем убрать, все крч обсудим https://i.imgur.com/0CWVuti.png

пример вашего поста

[indent]  [indent] Эсме, когда глаза закрывает, сосредоточиться ни на чем не может, потому что Мэл щекой к ее плечу прижимается, и она лишь за его дыханием следит. Вдох / / Кэссиди большим пальцем по его лбу проводит ; выдох / / она пальцем обратно ведет, его сон оберегая и со своим договориться не успевая. У него, порой, брови хмуриться начинают, а она улыбается, потому что за окном уже давно за три ночи переваливает, и овечки заканчиваются — Эсме досчитывает до сто тридцать девятой, сбиваясь на следующей.
Она в его квартиру приходит из раза в раз, потому что в свою комнату возвращаться не хочет, потому что они уже, кажется, вместе живут. Разве что вслух не произносят, словно негласное обещание нарушить боятся / / Кэссиди так точно; у нее ведь другие планы были, она ведь совсем не за этим к нему в баре подсаживалась.

[indent]  [indent] Сквозь шторы, плотные, но не до конца завешенные, первые лучи солнца пробираются, когда Эсме на бок переворачивается, чтобы уткнуться ему в спину и замершую ногу подсунуть под Малкольма. Он обязательно вздрогнет, что-то в подушку проворчит и снова уснет, а она следом за ним — не в спокойные фантазии, а в очередные кошмары, из раза в раз повторяющиеся. Сегодня МакГонагалл обо всем узнает и палочку отбирает, чтобы в Визенгамот привести и посреди огромного зала в одиночестве оставить.
Он полное право на это имеет — она заслужила, она сама напросилась и на наказание, и на подобное отношение. Только Кэссиди понятия не имеет, как все исправить, потому что объясняться         у ж е         поздно, а пытаться убедить — бессмысленно. МакГонагалл к карьере относится, может, на первый взгляд не слишком заинтересовано, но у него каждое решение принимается после тщательного обдумывания. Эсме бы этому у него поучиться, но все, что она из их         о т н о ш е н и й         извлекает — это привычку в нем рядом.
В его пальцах на ее спине по утрам, в его недовольством стоне, когда она одеяло на себя перетягивает, в его постоянно переслащенном кофе / / Кэссиди бы этого испугаться, ей бы дверь за собой закрыть и никогда больше к ней не возвращаться, только впервые в жизни она себя чувствует на своем месте, и это ощущение терять не соглашается. Не после того, как МакГонагалл ей выпить предлагает, как выслушивает и о себе рассказывает; он ее постоянно сначала в плечо толкает, чтобы проверить — ударит в ответ или подвинется, чтобы сел рядом. Все чаще она сдвигается, от себя его не прогоняя, и тем самым все больше путается. Кэссиди верить людям не хочет, она от этих эмоций бежит, потому что считает, что обещать, значит, сразу подвергнуть сомнениям все, что было до этого сделано.
Если Мэл попросит правду сказать, она не сможет ему до конца открыться.
Если Мэл пообещает рядом всегда быть, она не сможет ему тем же ответить.

[float=right]https://i.imgur.com/mfep4Pn.gif[/float] [indent]  [indent] Эсме секреты хранит, которые ему никогда не узнать, и именно эти тайны ее заставляют не отпускать его с постели, за руки цепляясь и мешая вставать.
— еще чуть-чуть, — хриплым голосом просит, ногами обхватывая и за плечо кусая, когда Мэл что-то сказать против пытается. За окном, кажется, уже снег идет, потому что минусовая температура пробирается и в комнату. Кэссиди недовольно ежится, в одеяле заворачиваясь, и так и встает, на кухню волочась по стене. Она просыпаться не любит, у нее не один час уходит на то, чтобы с мыслями собраться. И так всегда, и так каждый раз, когда она кофе варит, сливает первую попытку в раковину и за вторую принимается, ладонью некультурный зевок прикрывая.

[indent]  [indent] У них сегодня у обоих выходной: МакГонагалл говорит, что его родители ждут их к семи вечера, и Кэссиди на часы поглядывает с волнением. Они встречаются уже больше полутора лет, но еще ни разу не переступают эту неловкую черту. Она с чужими родителями никогда не знакомилась, оттого понятия не имеет, как себя вести. С волшебниками еле слова успевает в предложения сложить до того, как ее обрекают на звание недалекой, а что будет с отцом и матерью Малкольма? Эсме знает, что отец его — священник, поэтому шутит, что будет с ним библию обсуждать и стихи наизусть читать. В этом она по крайней мере разбирается и сможет разговор поддержать; а вот если Изабель про магию начнет вспоминать — возникнет проблема.
— может сделаем вид, что уехали спасать румынских детей? — Рождество — праздник семейный, но Кэссиди его избегает уже не первый год. С детства приученная к большим застольям она в них особое волшебство находит; точнее она о нем помнит, потому что во взрослой жизни повторить воспоминания не получается. Уайатт отказывается домой возвращаться, а отец, один взгляд на которого панику вызывает, с ним разговаривать отказывается. Эсме успевает привыкнуть, что ее Рождество теперь — это поздниу ужин и ранний автобус к себе домой. Но Мэл врывается с предложением, для него, кажется, это важным, и она до сих пор понять не может, зачем так все усложнять. Не то чтобы знакомство привнесет сложности, но определенно новые ожидания вызовет.

[indent]  [indent] Она подарок его отцу заворачивает в упаковочную бумагу, скотч на пальцы наклеивая, чтобы успеть все углы удержать. Кэссиди освещенные масла покупает несколько недель назад, когда мама упоминает, что к ним итальянский епископ приезжает со службой. Они в коробке красивой стоят в квартире и пыль на себе собирают, и Эсме даже неловко становится, что так относится к вещам, в которые и ее, и родители Мэла верят. Для матери его она выбирает последнее издание справочника по фантастическим тварям: достать автограф Скамандера не получается, и Кэссиди дополняет книгу билетом на ближайшее выступление зоолога.
У нее все уже сложенным в коридоре лежит, когда стук в дверь раздается. Она каждый раз боится, что сюда кто-то из знакомых придет и начнет о деле — том самом — с МакГонагаллом разговаривать. Кэссиди первее в коридор выбегает, ему дорогу преграждая / / в шутку все оборачивая, но просто пытаясь, если что, предотвратить грядущее.
[float=left]https://i.imgur.com/MlY3pdg.gif[/float]Они когда только встречаться начинают, Эсме никогда первой не засыпает и спиной к нему не поворачивается. Она свою комнату держит под запретом, никогда Мэла к себе не приглашая. У них, словно отношения на стороне, потому что подпустить его близко, значит, еще больше себя риску подвергнуть. Кэссиди когда решается с МакГонагаллом сблизиться, чтобы со следа сбить, у нее план полностью выстроен. Правда потом они напиваются первый раз, второй, третий — она уже в его футболке, а его ремень лежит, забытый у нее на кресле.
— я быстрее, — в глазок смотрит и хмурится тут же, потому что глазами своим не верит, — мама? — дверь открывает, не давая родителям зайти вперед. Правда их это не останавливает, и они слишком громко для незваных гостей кричат: «сюрприз!». Эсме растеряно в объятия отца заключает, все еще на пороге стоя.

[indent]  [indent] Малкольм не должен с ними встречаться — слишком велик шанс, что так его дело сдвинется с мертвой точки. Именно поэтому она врет, что ее родители на Рождество уезжают в Уэльс, что у них другие планы, и они никак их поменять не могут. Она чересчур сильно отца сжимает, на площадку его заставляя отойти.
— что вы здесь делаете? — у нее нервно голос надламывается, потому что Эсме улыбнуться пытается, но вместо этого неловко стоит босыми ногами на половике.
ты же говорила, что встречаешься с родителями парня, мы решили присоединиться, — отвечает мама, ее с места отодвигая и протискиваясь в квартиру. Кэссиди успевает только отца за локоть остановить: «погоди, вам нельзя». Правда на немой вопрос во взгляде она ответить блять тоже не может.

[indent]  [indent] Почему?
Потому что ты — доказательство.
[indent]  [indent] Потому что твоя дочь Статут секретности нарушила ради тебя.
[indent]  [indent] Потому что ее никто не просил, а она всех опасности подвергла.

[indent]  [indent] Эсме лицо в ладонях прячет, пытаясь до трех досчитать. У нее неприятный холод позвоночника касается, когда она слышит, что мать уже Мэла обнимает: «она не говорила? эсме!». Она оборачивается, взгляд МакГонагалла избегая.
почему ты ему не рассказала, как нас зовут? вы же сколько уже вместе?
— мам.
меня зовут урсула, — она руку Мэлу протягивает.
— мам, — повторяет Кэссиди, когда она уже МакГонагалла своих объятиях сжимает. Все-таки посмотреть на его удивленное лицо приходится. Правда лучше бы Эсме этого взгляда не видела и не знала. Она неосознанно отца за собой прячет, но удержать не может — он уже шаг в сторону Малкольма делает, чтобы руку для рукопожатия протянуть.

[indent]  [indent] — я не знала, что они приедут, — извиняется, плечами пожимая. Возможно, если о магии говорить не будут, то МакГонагалл ничего не заметит. Кэссиди палочку откладывает на кухонный стол, чтобы лишних вопросов не провоцировать. Отец, когда ее замечает, в лице сразу изменяется: «слышал, вы из семьи священника». Откуда ему это известно Эсме не знает, оттого удивленно сначала на него, а потом и на мать смотрит. Лишь потом замечает, что у них несколько пакетов еды и еще один с подарками.
Она понятия не имела, что родители могут быть         т а к и м и,         когда узнают, что у нее все-таки отношения — отношения ведь? — есть.
надеемся, мы не сильно вам планы нарушили, — у матери хватает такта об этом упомянуть, — но мы подумали, что будет здорово познакомиться и с малкольмом, и с его родителями, раз уж для них ты покупала масла, — Эсме медленно выдыхает, сдаваясь. Полтора года, полтора чертовых года, прожить со страхом, что Мэл ее раскроет, чтобы на Рождество со своим отцом познакомить. Она пытается себя в руки взять, его в сторону отводит, в глаза заглядывая: — может, все-таки скажем, что у нас смена?

[nick]Esme Cassidy[/nick][icon]https://i.imgur.com/QdQVS6I.png[/icon][sign] [/sign][lz]<who> <a href="ссылка на анкету">эсме кэссиди, 25</a> </who> <ank1> грязнокровка и хит-визард, нарушавшая закон ради семьи[/lz]

Отредактировано Varvara Skryabina (2021-05-29 20:33:09)

+8

7

Х О Ч У Т Е Б Я Н А Й Т И        //        М О Я        Г Е Р Б Е Р А
T H I S   N I G H T    I S     C O L D     I N     T H E     K I N G D O M

I can feel you fade away

https://i.imgur.com/2tRhMU7.gif https://i.imgur.com/gxell56.gif

pomona sprout
[до 1938, факультет на выбор, хогвартс, лояльность на выбор; —// jessica brown-findlay]

[float=right]https://i.imgur.com/ALfEzCr.gif[/float]тебе, Помона, не так повезло, как старшей сестре, тебе попался монстр; зверь сначала прятался, играл роль примерного мужа, а потом показался наружу и сбежать от него было практически невозможно. я с тобой знакомлюсь случайно в 1957, помогаю сбежать, прячу в шелтере и мужу твоему грожу судом. мы боремся несколько лет, пока он не умирает // а может и остается жив, тут давай решим вместе.
.. .. .. .. .. ..
[float=left]https://i.imgur.com/qDdKU2n.gif[/float]ты не такая, как все, в тебе есть свет, несмотря на синие отпечатки пальцев на шее. я тебя ценю, рядом с собой держу, мы общество бедствующих волшебниц вместе отстраиваем, а в свободное время ты в поместье бывшего мужа выращиваешь рассаду и новые растения скрещиваешь. Альбус зовет тебя в Хогвартс работать в середине шестидесятых, а мне тебя больно отпускать. к тому же к восьмидесятым тебе придется выбрать - орден феникса или моя дружба.


тут лишь зарисовки: помона спраут, пострадавшая от домашнего насилия, выжившая благодаря обществу бедствующих волшебниц и теперь успешная волшебница, преподавательница в Хогвартсе и ведущий специалист по травологии. хочется девушку-стержень; несмотря на то, что родилась в чистокровной семье, руки не боится пачкать в земле, может и коня на скаку остановить, и от страха закрыться в себе окончательно.
от себя могу обещать дружбу и графику, возьмите эту чудесную девушку! со всеми идеями лично поделюсь ♥

пример вашего поста

// I'M A SURVIVOR
i'm not gon' give up i'm not gon' stop
I'M GON' WORK H A R D E R

Глупый тот, кто считай, что видит собеседника насквозь; до конца никогда нельзя угадать, что движет человеком, куда приведут его тайны, как сильно сломают желания. Юджиния, может, дала бы фору легилиментам, но искусных в магической Британии не так много, а у людей со временем мысли упрощаются. Она судит по себе, потому что десять лет назад мечтала об империи и замках, титулах и равноправии, а теперь с желаниями осторожничает, боится попросить о большем. Если бы кто-то попытался в ее сознание вторгнуться, то нашел бы переживания о делах общества, о том, как справиться с очередными проблемами, в которых оказалось несколько филиалов, но совсем не то, что хотелось бы увидеть в мыслях бывшего министра магии.

Дженкинс берет бокал шампанского с подноса, который плывет по воздуху, потому что нанимать прислугу - это трата денег, которую общество себе позволить не может. Она делает глоток, отмечает итальянский привкус, делает второй и наконец пытается расслабиться. Последнюю неделю Юджиния чувствует себя, как на иголках, потому что организация бала занимает слишком много, как ей кажется, пустого времени. Она могла бы доехать до Йорка, чтобы встретиться с Клариссой, у которой под крылом находится около двадцати девушек. Достать для них еду становится все сложнее: разгорающаяся война мешает снабжению, а при отправке запасов с совами или же с эльфами приходится каждый раз санкционировать использование каминов или же порталов из-за крупных размеров сырья. Дженкинс перехватывает еще и канапе, отходит с середины зала, осматривается вокруг, чтобы уж точно удостовериться, что все находится на своих местах.

Девочки снуют по углам, поправляют заколдованные инструменты, наставляют друг друга, проверяют списки и готовятся снять запрет на аппарацию. Юджиния надеется, что большинство гостей придут традиционным способом - через камин, но подозревает, что не все будут так рассудительны, поэтому отправляет нескольких ответственных к главным дверям. Отель The Crown принадлежит Палмерам, и Дженкинс это ничуть не смущает: она не чувствует себя здесь хозяйкой, как и не испытывает никакого стыда, когда приходит к матери Хьюберта и договаривается о проведении вечера для Общества.
Делает еще глоток, последний, и оставляет стакан на столе, а сама подходит к камину.

Гости собираются к указанному времени, и Юджиния не успевает начать волноваться, потому что вечер начинается так, как и планировался - размеренно и согласно расписанию. Музыка заполняет собой зал, а Дженкинс растворяется в атмосфере, такой знакомой и на время несправедливо забытой. Светские разговоры ни о чем, многозначительные взгляды и короткие кивки в ответ на комплимент или обещание переговорить на следующий день - всего этого в жизни Юджинии больше нет, потому что когда власть переходит в другие руки, то и внимание общественности кочует следом за ней. Она улыбается мистеру Флинту, предлагает ему пройти к закускам, а сама готовится к началу представления: бал - это танцы, выступления приглашенных гостей и немного магии, которой пропитан весь зал.

Она сидит в первом ряду, держит ладони на коленях, смотрит за тем, как шотландская певица поет свою партию. Мыслями Юджиния находится в кабинете, помечает, кого увидела на сегодняшнем вечере и пытается сопоставить, сколько денег им удастся собрать на улучшение шелтеров.
Она понимает, что за ней наблюдают, когда вновь сталкивается взглядом с Беллатрикс Лестрейндж, сидящей напротив нее. Юджиния с ней знакома шапочно: что-то слышала, что-то видела, о чем-то догадывается, но не заметить кольцо на ее безымянном пальце, как и горделивую осанку, очень сложно. Она улыбается ее сосредоточенному взгляду и возвращает внимание на сцену, на которой теперь стоит группа из Ирландии.

Дженкинс сталкивается с Лестрейндж у стола с закусками, откуда берет уже, кажется, шестой бокал шампанского, которое странным образом до сих пор не сказывается на ее состоянии.
— Как вечер? — она знает, что у Беллы есть планы на это общество, потому что слышит и видит, а не пользуется способностями легилименции или шпионажа. Хотя последнее больше бы подходило сложившейся ситуации, так как у Лестрейндж, кажется, вполне валидные желания. Каждая девушка хочет состояться в жизни, просто не у всех хватает смелости это осознать и попытаться осуществить. Если у Юджинии изначальное преимущество возникло из-за полукровности, то у Беллатрикс с этим очевидно были проблемы, ибо чистокровных волшебниц воспитывают совсем иначе, и среди них найти ту, кто сама дошла до осознанности - чудо не больше и не меньше. Конечно, учитывая настроения Темного Лорда (какое же отвратительное все-таки прозвище) любой чистокровный волшебник хмыкнул бы на подобные мысли Дженкинс, но ей уже давно безразлично мнение остальных: никто никогда не будет рад, потому что в каждой бочке меда найдется ложка дегтя.
— Мне сказали, что идея с музыкальным сопровождением - твоя, — иерархия в обществе бедствующих волшебниц не такая уж выраженная, но все-таки имеется. Есть тот, кто организует мероприятия, есть тот, кто подает идеи. Юджиния занимает место срединное, потому что в работу общества вложила не один десяток лет, поэтому ее слово, можно сказать, является последним, если вдруг необходимо разрешить конфликт или принять тяжелое решение. Сама организация достаточно самостоятельна: поделена на несколько городов, каждый филиал ответственен за свою территорию, ни перед кем не отчитывается (официально), но все-таки держит Дженкинс в курсе расходов, количестве заявок на помощь и прочих важных деталей.
Юджиния не знает, зачем Беллатрикс понадобилось названное главенство, ведь с ним приходит лишь нервотрепка, но в лоб спрашивать о планах волшебницы она не решается. Лишь бросает быстрый взгляд в сторону Элизы, которую, как оказалось, Белла подослала к Юджинии в конце весны.

— Ты так и будешь прожигать меня взглядами или все-таки наконец скажешь, что тебя так беспокоит? Если ты о прическе, то ее делала миссис Буве, если о платье - последняя коллекция Феретти, если тебя беспокоят туфли или сумка, то это все от Норы Блэквуд, — Дженкинс допивает бокал, ставит его на летящий мимо поднос.
— Колье - подарок мистера Флинта, нет оно не зачаровано и не представляет из себя никакого ценности в качестве артефакта. Не очень понимаю, почему ты целый вечер не спускаешь с меня взгляда, но если что-то срочное, то предлагаю обсудить сейчас, — мелодия начинает ускоряться, и многие гости пускаются в пляс в середине зала, оставляя Юджинию и Беллатрикс в одиночестве у стола с закусками.
— Если это снова об Офелии, то, пожалуйста, даже не стоит начинать. Я не вмешиваюсь ни в чью личную жизнь и тебе советую делать то же самое, — она не договаривает, что лучше обратить внимание на свою собственную, потому что это звучит грубо, а у нее достаточно хорошее настроение для обмена любезностями вместо приветствия.

+9

8

a day to remember — resentment
https://i.imgur.com/EQGIPeq.gif https://i.imgur.com/7LB1Hbu.gif https://i.imgur.com/kuL70VS.gif https://i.imgur.com/no8aWxD.gif https://i.imgur.com/LuXt5m9.gif https://i.imgur.com/lXNmoHi.gif

mac-fucking-fusty clan
[30+; pb, драконологи (?); —// внешность: самые красивые]
dayton [m.fassbender], rigby [d.stevens], winston [b.holbrook], teddy [r.madden], andrew [t.egerton]

северяне не любят чужаков, не любят непрошенных советов и большую землю, где мало места, много шума и совсем нет воздуха. северяне с детства привыкли к мшистым горам и рёву драконов, привыкли к свободе и лязгу цепей. гебридские накладывают свой отпечаток на нрав живущих там, на грозный взгляд и вшитое в днк недоверие. гебридские постоянно подвергаются проверкам, им постоянно навязывается министерское мнение, на них пытаются давить ненужными законами — гебридские давления не любят. они привыкли к тому, что они сами за себя. что у них государство отдельное. на гебридских свои законы, свои правила, свои традиции ( если яйца по весне вылупляются — зима будет ясной и морозной ). гебридские — семья, а клан макфасти лишь его составляющая.

но, наверное, главная.

макфасти — чистокровный клан, живущий на островах уже несколько веков, им вверен присмотр за драконами и знания о них передаются из поколения в поколение. каждого макфасти когда-то готовили к его предназначению — продолжать дело клана; кто-то мог отклоняться от судьбы, кто-то мог её игнорировать. кто-то рос и рвался за пределы архипелага, а кто-то никогда его не покидал. но в каждом из них живёт эта уникально _ гебридская свобода. вот бы лёгкие ею снова наполнить.

подробнее о братьях // всё опционально, образы нарисованы для визуализации

пук

дайтон: старший из этого выводка; ответственный, рассудительный, мудрый. ну или просто ему очень хорошо удаётся сохранять серьёзный вид, когда всё вокруг разваливается. когда младшие не слушаются, когда проверка из министерства под ногами путается, когда письма с заказами ломятся на стол огромными пачками; дайтон делает глубокий вдох, трёт переносицу и к каждой задаче приступает последовательно. наверное, потому что в нём глубокая уверенность сидит, что кроме него никто не справится — самая что ни на есть настоящая правда. отец отошёл от большинства дел уже довольно давно, мать периодически ошивается в административном корпусе, но большинство управленческих задач лежит на дайтоне. хотел ли он этого? усталый вид и синяки под глазами отвечают твёрдое «нет». есть доп. заявка.

ай

ригби: всегда знал, что чтобы успеха достичь, нужно подчинить всё чёткому расписанию. ещё маленьким мальчиком он носился с дедовыми часами на цепочке и безошибочно определял по секундной стрелке сколько времени. староста класса, факультета, школы, ригби всё делал по правилам, ригби был хорошим мальчиком и всегда добивался своего. комната вся завалена книгами, в аттестате сплошь «выше ожидаемого». а теперь накрахмаленные воротнички белых рубашек режут шею, ровно выглаженная мантия идеально сидит на плечах — у ригби всё отлично. он стажировку быстрее всех проходит, он талантлив в работе и учёбе, его даже другие слушают, он, наверное, поэтому стажёров теперь ведёт. братья и сестрица над ним шутят, подначивают — каково это, идеальным во всём быть, — а ригби в ответ отшучивается, никому не говоря, что с детства мысль сидит: нужно рваться вперёд.

тедди: самая сладкая булка в истории рода макфасти; приветливый, радушный, самый приятный во всём заповеднике. каждый новичок, на гебридские попадая, старается держаться общества тедди; особенно дамы, всенепременно находящие его медные кудри бесконечно очаровательными. тедди и правда хороший малый, без червоточины. он и работу свою хорошо выполняет, и с драконами ладит, особенно с детёнышами, никогда под сомнение авторитет старшего брата не ставит и будто бы не злится даже никогда ( покуда все вокруг похожи на бурлящие вулканы ). тедди всем вечно помочь старается, рядом всегда он, когда нужен; только вот самому тедди почему-то никто помочь не спешит. а он вообще, может быть, другой жизни хотел. он вообще, может быть, по ночам, когда с собой один на один остаётся, всё вокруг проклинает и вырваться хочет из этих холодных гебридских пут.

ну почти

эндрю: у него всегда наготове с десяток отборных ( и не очень ) приколдесов высшего уровня; эндрю целью берёт всех вокруг себя рассмешить, будто потому что никто из братьев нишу шута ещё занять не успел. один из младших ( погодка или двойняшка пайпс ), один из тех, кто вечно проебать всё грозится. не самый ответственный член этого небольшого общества, не самый смышлёный даже, но точно в ряду самых очаровательных. эндрю, как и пайпс, возиться с бумагами совершенно не нравится, он из тех, кому руками работа по нраву, он из тех, кто первым полезет в пьяную драку в баре, даже если кругом неправ будет, он из тех, кто поставит на победу холихедских гарпий все свои сбережения. эндрю тоже кажется персонажем понятным — клоун, что с него взять — только мало кто знает, что он у букмекеров в лютном забыл. эндрю, а сам-то ты знаешь?


» можно прийти каким угодно макфасти. под спойлером прячутся братья пайпер ( дети торкиля и нивен ), но у них имеются кузены/кузины, дяди и тёти, так что вы вольны экспериментировать.
» имена и образы частично упомянуты в постах, но всё можно поменять, если очень захочется; вот здесь, если что, есть генеалогия макфасти с датами рождения ( опять же, можно подправить ). внешности тоже на ваше усмотрение, я лишь в качестве советчика ( рыжие бороды — моя слабость ).
» заповедник активно участвует в сюжете ( о том, что произошло на данный момент, можно прочесть в главах сюжета ), но мы бы хотели продолжить развивать текущий пиздец, а без вас никак не справиться!

по размеру/скорости/стилёчку подстроюсь под общее

[indent]  [indent] Проверка из Министерства — всего два слова с предлогом посередине, но и они способны довести каждого из МакФасти до исступлённого бешенства. На островах не любят гостей; не любят тех, кто лезет в их дела, не любят тех, кто с вздёрнутым носом вкатывается туда, где авторитет с большой земли ничего не значит. Дайтон ладонью бьёт по столу и упорно пытается доказать, что агрессия — это не выход, а заповедник в слишком уязвлённом положении, чтобы посягать на независимость, которая всегда была лишь у них в головах.
[indent]  [indent] — Ты выкручиваешь нам руки! — слышится недовольное бурчание с задних рядов. Пайпер бы поддержала, она бы первой кричать начала, что ни с кем она любезничать не станет, да только риски оценивает слишком трезво, чтобы позволить привычной ярости всё затмить.
[indent]  [indent] — Знаю. — отрезает Дайтон, опираясь всё на тот же многострадальный стол, — Но других вариантов у нас нет.
[indent]  [indent] Местные не любят чужаков, оно и понятно, в заповедник с хорошими намерениями не приходят — вечно отрезать кусок себе хотят, вечно хотят порядки свои ввести, а Гебриды ведь только поэтому и работают, что всё тут — своё. Острова не умеют подчиняться, не умеют удобными быть, иногда — даже вежливыми. Они такие же, как суровые ветра побережья — они колятся, режут, ломают; они слишком порывисты и именно поэтому все хотят ими управлять.

[indent]  [indent] Пока младшая из МакФасти топит себя в бумагах, стараясь свести риски обнаруждения ошибок в её работе к минимуму, Дайтон договаривается о встрече с владельцем скоростных мётел о его визите; Пайпер с решением не спорит, и даже тогда, когда ей вверяют с ним няньчиться. Она хотела было заикнуться о том, что дел у неё и так по горло, но только у остальных — не меньше, а взгляд старшего брата так и норовит напомнить о былых грешках.
[indent]  [indent] — Ладно-ладно, — быстро сдаётся, — но тёплый приём не гарантирую.
[indent]  [indent] — Пайпер. — брат строго смотрит, в имя вкладывая все угрозы, которые не мог припомнить.
[indent]  [indent] — Я постараюсь.

[indent]  [indent] Постараться быть дружелюбной — значит с порога не смерить тяжёлым взглядом и начать разговор не с громкого «чего надо?»; о вежливости у Пайпер примерно такие понятия. Нрав гебридский сложен, нрав гебридский не всем приятен. И едва ли Пайпер отличалась способностью его сдерживать.

[indent]  [indent] Встреча назначена пополудни, МакФасти урывисто поглядывает на большие часы на стене, спешно пытаясь дописать отчёт до прихода гостя. Пару последних закорючек ( крайне неровных и размашистых — кто это вообще поймёт? ) приходится на аккуратный стук в дверь. Волшебница поднимается с места и отчёт откладывает в сторону, в стопку готовых бумаг, ничтожно маленькую, в сравнении с теми, что ещё предстоит проработать. — Мистер Вайтхорн — обходит стол и напротив гостя становится, — очень приятно. — она легко и неуверенно улыбается; улыбка странно на ней смотрится, как будто её с другого лица сняли и ей пришили, а всё потому что обеспокоенная морщинка между бровей никуда не исчезла. МакФасти неуютно от обращения «мисс» ( стоит ли попровить на «миссис?» ) к ней так не обращались уже, наверное, несколько лет; она на официальных встречах не бывала столько же, с этикетом знакома посредственно, а с очарованием — и того меньше. — Да, конечно, с удовольствием вам всё покажу. — Пайпер просьбу воспринимает мягче, чем могла бы ( могла бы и возмутиться, потому что вся территория заповедника — её дом, а посторонних в доме она не любит ), это что, получается, взросление? — Как добрались? — натужно вспоминает что-то из светских бесед, которые слышала лишь урывками и всегда считала смешными.

[indent]  [indent] Они выходят обратно на улицу, чтобы начать осмотр островов; Пайпер про себя проклинает Дайтона и всех причастных к этой встрече, потому что с чужаками ей неуютно примерно также, как чужакам — с ней. Выбирать её из всего многообразия МакФасти, конечно, идея сомнительная; она сама выбрала хотя бы того же Тедди, он кудрями своми махнёт, очаровательно улыбнётся и велика вероятность, что Девлин не то что урона пожирательского в заповеднике не приметит, так ещё и мётлы бесплатно отдаст. Но выбор ( крайне неразумный ) пал на Пайпер и ещё неизвестно, кому из них с Девлином не повезло больше. У МакФасти задача простая: провести гостя по заповеднику так, чтобы тайны наружу не вылезли; чтобы Вайтхорн не приметил того, что эти земли усиленно пытаются скрыть. Она ведёт его через северо-запад к западной части заповедника, самой просторной, самой впечатляющей и сохранившей самый облагороженный вид. Задача простая, а план идеальный; но в него никак не закладывалась поправка на идиотов.

[indent]  [indent] Новоиспечённый драконолог, буквально вчера окончивший стажировку и позавчера выбравшийся из-под мамкиной юбки, обращает на Пайпер и Девлина совершенно не всравшееся ни одной, ни второму внимание, махая приветственно рукой. Он стоял у вольера с детёнышами шведского короткомордого, плюющихся пока безобидным, но уже завораживающим синим огнём. Пайпер едва заметно закатывает глаза и бесшумно выдыхает, предлагая Девлину чуть сойти с намеченной маршрутом тропы.[float=right]https://i.imgur.com/cXhxPyM.gif[/float] — Не хотите посмотреть на детёнышей дракона? Это исключительно интересный шведский короткомордый, редкость для таких мест, но к нам попала на реабилитацию самка этого вида и недавно принесла потомство. — small talk о драконах даётся Пайпер куда проще, но кому, блять, интересны её непрерываемые рассуждения об этих существах. Они подходят чуть ближе к вольеру, МакФасти представляет стажёра гостю и наоборот ( что-то на вежливом ), и, убедившись, что Вайтхорн вполне насмотрелся на неуклюжих драконят, ведёт неумелую экскурсию дальше. Только её останавливает Брэдли, ловя за плечо, хочет вопрос задать, видимо, очень важный; Пайпер руку мягко ( не очень ) высвобождает и уточняет: «это не может подождать, я сейчас занята». — она пытается деликатно, пытается вежливо, но в её тоне всё равно слышно раздражение. — Да я просто хотел уточнить, что там с тем яйцом, так и не успели его перехватить, он на рынке? — МакФасти даже опешивает, но виду не подаёт. Брэдли ей никогда не нравился, но, справедливости ради, Пайпер никто не нравится; кто же ожидал, что он, ко всей своей безалаберности, будет ещё и бесконечно туп ( она и ожидала ). — Уточни у Ригби, он занимается этим вопросом. — она почти поседела, но успела ответить достаточно расслабленно и спокойно, чтобы не довести себя до ручки ( или убийства ). Эта информация совершенно не для ушей Вайтхорна, который наверняка уже их навострил.

[indent]  [indent] — Стажёры. — вздыхает Пайпер, расстояние между отставшей собой и Девлином сокращая, — Простите за это. — поджимает губы, ставя точку в конце извинений, потому что не знает, как произошедшее назвать: недоразумение? катастрофа? Ей бы из воспоминаний Вайтхорна этот короткий вопрос вытравить, попытавшись отвлечь другими размышлениями. Но она не сильна ни в беседах, ни в очаровании, ни в том, как быть приветливой и увиливать от неуютных тем. Она даже сближаться не особо умеет, холодная, чёрствая, с забитым сажей сердечком; едва ли у неё получится выдавить из себя очарование, которым она уже года два не пользовалась. Но именно оно, как назло, было нужно. — Вынуждена признаться, мистер Вайтхорн, мои познания в мётлах довольно скудны и ограничиваются лишь квиддичем на старших курсах, — легонько улыбается снова, выходит чуть более искренне, почти как у нормального человека, — кажется, я и использовала их последний раз именно тогда, больше десяти лет назад. — она чуть замедляет шаг, чтобы Девлин мог осмотреться, а, заодно, она растягивает время, чтобы обход включил в себя не всю территорию. — Поэтому была бы благодарна вам за консультацию. — кивает, — В основном мы используем для перемещения порт-ключи, но для малых расстояний, которые нужно преодолевать быстро, они не столь эффективны, как мётлы. — Пайпер пытается речь свою выстроить ровно и грамотно, пытается острые углы обходить и миновать слова, за которые можно было бы зацепиться. И у неё даже почти получается. Она улыбается между делом, показывая местные виды, она старается — правда старается — нрав свой сгладить немного, чтобы Вайтхорн на её напряжение не отвечал своим.

Отредактировано Piper MacFusty (2021-11-01 00:38:23)

+14

9

https://i.imgur.com/YVcRp7R.gif  https://i.imgur.com/HudP3QX.gif

mr & mrs Patil
[1942, R’60, Mungo + unemployed, Ministry; —// rahul kohli & tina desai]

они знакомы с детства - в школе подружились, а может семьи общались и до этого. так легко сойтись, так легко найти много общего: они строят планы о том, что будут делать после школы. они собираетесь изменить мир, они наверное смогли бы, хотя бы немного: в обоих есть что-то особенное; талант, который бессонные ночи в библиотеке умножают только.
они смогли бы, но семья патилов пытается ассимилироваться: уже несколько поколений в англии, но своего места занять все еще не удается, несмотря на чистокровный статус. они смогли бы, но их родители решают иначе: пара месяцев с выпуска проходит, когда ей приходится свадебное платье примерить. его старший брат - ирония глупая, но зато в семью входить не так страшно, когда есть что-то знакомое, что-то, что уверенность определенную дает.
между ней и мужем понимание устанавливается. любви нет, но, наверное, не должно быть: традиции английские подозрительно схожи с договорным браком, привычным вашим линиям. она рожает детей, она обожает детей. она свыкается с мыслью, что теперь у нее - муж, что это - навсегда. в английской аристократии привычно, что жена занятия собственного не имеет, жена домом занимается: она подчиняется послушно. у нее желания есть тоже, но любовь к семье своей, стремление угодить их прихоти - сильно достаточно, чтобы ее ограничить.
он не задумывается об этом слишком сильно, он втайне рад - ему нравится, что родители именно_ее выбрали. ему нравится, что она теперь его семья.

они оба разрушены, уничтожены оказываются, когда вести о потере приходят. она теряет мужа, он теряет брата. их семья теряет все: в связи с подозрениями во взаимодействии с пожирателями - активы все арестованы. он заботиться о ней как может, он теперь наследник, на нем бремя лежит, да и дружба их линией протягивается со школы - и на всю жизнь. он поверить не может, что его семья может быть в нечто подобное вовлечена, но ее винить не в чем. она не виновата, он себе из раза в раз повторяет, прежде чем начинает подмечать мелочи, прежде чем выводы собственные делает. она не виновата - он сам себя убеждает, прежде чем ее за руку поймать: « ты   з н а л а ?   » 


будем честными - в тиночку не_крашнуться невозможно. што касается мистера патила - я сериал может быть и не смотрела, но мой аргумент заключается в следующем: вот в этом
но вообще внешности меняйте конечно, все меняйте, персонажи ваши я молчу!!!
общая идея: она выходит замуж за старшего брата школьного друга, тот оказывается замешан в делах не то, чтобы очень приличных. когда муж умирает, на всю семью подозрения падают - он берет ее под свое крыло, ее и ее детей - он им отца заменить не стремиться, так выходит, случайно совершенно. потому что она его подруга, потому что его брат был его мужем. он не сразу уверяется в том, что брат в чем-то нехорошем участвовал; он точно_не_сразу подозревать начинает, что она в курсе была, но это границу между ними проводит - уже вам судить - удасться ли ее преодолеть.
лично я просто бессовестно хочу себе однокурсников и приятелей

пример вашего поста

Она Беллу вне привычного контекста видела редко крайне - это, кажется, третий раз, когда они остаются наедине. Лестрейндж умеет быть собранной - всем своим видом демонстрировать то, что и должно жене министра будущего. Изящество, стабильность: во время вечеров званых Флора, порой, ловит себя на мысли о том, что из приятельницы, кажется, с рождения будущую первую леди готовили - так хорошо все этой ей дается. Не знает, удалось бы ей самой себя подобным образом держать, если бы Тео в свете софитов вечных оказался, если бы за каждым шагом пророк следил, каждое слово неудачное - мусолил неделями.
У Беллатрикс все это выходит превосходно - она рядом с Рудольфусом смотрится партнером полноценным: на фоне остальных кандидатов семья их выглядит, разумеется, выигрышно.
Она Беллу вне привычного контекста видела крайне редко - привыкла к ней другой совсем, поэтому неожиданным оказывается то, как движения ее резковатыми излишне становится, как на лице эмоции читаются, плохо скрытые.

- Нет, помню, помню, конечно, никакой амнезии, - девушку успокаивает с улыбкой на губах, тон полу-шутливый, легкий, потому что Белла слишком напряженной кажется и Лоре хочется это самое напряжение облегчить, - но - это свойство человеческого организма. Он забывает боль - своеобразная анестезия, в особенности полезная женщинам: если бы мы помнили в точности процесс родов - дальше одного ребенка никто бы, наверное, не пошел, - так себе, конечно, утешение, поэтому Флора продолжает поспешно, мысль заканчивая, - но у каждого все проходит индивидуально - кто-то по утрам мучается, рожает тяжело, у кого-то беременность и роды совсем легко проходят. Если тебя токсикоз не мучает - знак уже хороший. Да и зелья обезболивающие - никто не отменял, нужно только договориться о них предварительно с твоим целителем.

Сама Лора этот момент с сыном упустила - потом настойчиво и упрямо доказывала всем, что не забыла, а хотела просто напросто "испытать все прелести материнства" - на этот раз подобной ошибки она допускать была не намерена, позаботилась обо всех договоренностях, несмотря на то, что до родов оставался еще добрый месяц.
Аргумент, кажется, не особенно успокаивает девушку, у той тревога в глазах остается, вопросы нервным тоном.

- Я в порядке, - Флора заверяет, хотя понимает, что выглядит - честно - так себе, во всяком случае по своим собственным стандартам. Потерявшая вес во время болезни (она ведь и так была хрупкой достаточно), с животом, который на фоне худобы болезненной еще более раздутым кажется. "В порядке" - термин относительный: наверное, не должно быть так тяжело себя на ногах держать, наверное, не должна так сильно кружиться голова. Целители говорят - она жизнь сохранила скорее всего именно благодаря ребенку, только сейчас у Флоренс ощущения, что ее девочка наверстать упущенное пытается, все силы высасывая. Она дни считает нетерпеливо, когда это закончится, когда жизнь можно будет в нормальное русло вернуть - стыдиться этих мыслей, потому что помнит, что с Маттео было по-другому.
С Маттео рожать было страшно, от себя отпускать: ей казалось суеверно, что она какую-то нить обрежет, связь невидимую, которая между ними существовало; ей казалось, что они с сыном так близки никогда больше не будут. Может - опыт сказывался, но только с Пэнси все ощущается иначе совершенно.
"В порядке" - термин относительный, Флора себя в порядке не чувствует, но сомневается, что причины этому могут для Беллатрикс актуальными оказаться.

- Но у меня есть опыт, - она продолжает, взгляд, устремленный на девушку - пытливый, тон - осторожный. Спугнуть не хочет: если ты доверишься мне, если расскажешь, что не так - я помогу, транслировать пытается, - я понимаю - первая беременность тяжелая всегда, слишком все в новинку оказывается. И у каждой волшебницы - тревоги свои, - она чашку с блюдца поднимает, делает глоток. У всех тревоги свои - сама Флора боялась больше всего, что не сможет любить как надо, не сможет дать все, что ребенку нужно будет, все, чего самой в детстве не хватало так сильно. Что-то ей подсказывает, что Беллу боль и прочие неприятные физические ощущения тоже волнуют далеко не в первую очередь, - расскажешь, что тревожит тебя?
Пауза небольшая: Лоре хочется сказать что-то еще, что-то, что обстановку разрядить может, сделать ее более дружелюбной, той, в которой Белла ей довериться сможет. Улыбается хитро, лицо за чашкой пряча:

- Пожалуйста, скажи мне, что ты не переживаешь из-за того, что располнеешь и Рудольфусу это не понравится, - почти шепчет заговорщически - Паркинсон солгала бы, если бы сказала, что сама не думала об этом тогда, когда Маттео вынашивала, если бы заявила, что не бросала тревожных взглядов в сторону девочек, которые глаза мужу строили, пока Тео не видел. Ей достаточно быстро после родов удалось вес в норму привести, фигуру вернуть, которая до появления сына была, но все же, - потому что если ты считаешь, что ему подобное может прийти в голову - предупреждаю сразу, за такого кандидата я голосовать не собираюсь, - чуть голову наклоняет, чуть хмыкает, ждет реакции, ждет ответа правдивого о том, что у Беллы на душе на самом деле.

+9

10


slughorns' family

https://i.imgur.com/bg7q8la.gif
https://i.imgur.com/Fq7nuc8.gif https://i.imgur.com/pQFbx5h.gif https://i.imgur.com/xgWYWAo.gif https://i.imgur.com/hYvw7Ie.gif https://i.imgur.com/XTDE29y.gif https://i.imgur.com/m0ujajH.gif https://i.imgur.com/XENTfAo.gif

dakota1933 ; hyperion1930 ; geraldine1930 ; jack1948 ; daniel1948 ; daisy1960 ; gennyfer1951

DEATH EATERS / ORDER OF THE PHOENIX / MINISTRY OF MAGIC ; МЕСТО РАБОТЫ НА ВЫБОР

D A K O T A / / J O N E S1933
FC: HALEY BENNETT

H Y P E R I O N / / S L U G H O R N1930
FC: NIKOLAJ COSTER-WALDAU

G E R A L D I N E / / S L U G H O R N1930
FC: AMY ADAMS

младшая сестра джеральдины ; всю жизнь хотела красивой сказки, а заполучила мужа сестры и двоих детей, которые по документами к ней никакого отношения не имеют

младший брат горация ; никогда не верил в любовь, но зато знал, что от него требуется для поддержания статуса рода ; заимел четырех детей от двух сестер

старшая сестра дакоты ; терпит наглость мужа и младшей сестры, воспитывая двух бастардов, как своих родных детей ; не ждет у моря погоды, сама вершит свою судьбу

J A C K / / S L U G H O R N1948
FC: ED SKREIN

D A N I E L / / S L U G H O R N1948
FC: ZAC EFRON

наследник семьи ; родной сын хипериона и джеральдины ; планирует унаследовать бизнес отца, имеет в собственном шкафу немало скелетов ; в плохих отношениях с дэниелом и большей частью семьи

бастард хипериона и дакоты, но с детства воспитывался джеральдиной ; хороший парень, отказывается знать и знакомиться с дакотой, поддерживает во всем приемную мать и семью

G E N N I F E R / / S L U G H O R N1951
FC: HILLARY DUFF

D A I S Y / / S L U G H O R N1960
FC: JOSEPHINE LANGFORD

родная дочь хипериона и джеральдины ; в плохих отношениях со всей семьей, кроме дэниела ; очень сильно не любит дейзи, сбежала из дома после окончания хогвартса с кем-то, кого скрывает от родственников

бастард хипериона и дакоты, но с детства воспитывается джеральдиной ; в хороших отношениях только с дэниелом, терпит издевательства старших сестер ; хочет познакомиться с матерью, вряд ли хороший человек

Когда они произносили клятвы, она знала, что ничем хорошим их союз не закончится. У нее чересчур дерзкий характер, а он не любит, когда его перебивают. Только их привычки никого не интересуют, да и сами Хиперион и Джеральдин черту дозволенного не переступают, потому что растили их по-другому. Уважение друг другу в них так и не появляется: чем дольше они под одной крышей живут, тем больше разница между ними становится заметной. Но кого волнуют такие мелочи, когда на дворе сороковые, а Гриндевальд пытается захватить волшебный мир.
Джеральдин рожает первенца, а спустя время узнает, что Хиперион связался с ее младшей сестрой. Джеку нет еще и года, когда на свет появляется Дэниел и получает фамилию Слагхорн. Дакоту отправляют в Испанию, а Джеральдин осознает правила игры, которые устанавливает не она, а своевольный Хиперион.

/ / /


В семье непростые отношения: отец изменяет матери с ее младшей сестрой. Из-за этого Джеральдина, порой, в себе сомневается, правда никогда не вымещает боли и обиды на детях. У нее есть своя личная жизнь, она счастлива. Хиперион же, наверное, не осознает, как сильно ему с ней повезло.
Когда из дома уходит Джек, недовольный устоями, и рядом остается только Дэниел, всю жизнь пытающийся загладить вину отца, девочки пытаются определиться, что сами из себя представляют. Дженнифер сбегает от семьи вместе с человеком, в котором влюбилась и которого, скорее всего, остальные не одобрят. Она поддерживает отношения только с Дэном, а он пытается все это как-то устаканить.
> В 1978 голу Джорджиа пропадает и признается спустя время погибшей. На деле все с ней хорошо, у нее просто свое стекло, с которым нам всем придется разбираться ♥


наглядная родословная

> hyperion slughorn (1930) & geraldine slughorn-jones (1930)
   > jack slughorn (1948) // СТАРШИЙ БРАТ
   > daniel slughorn (1948) // СТАРШИЙ СВОДНЫЙ БРАТ
   > gennyfer slughorn (1951) // СТАРШАЯ СЕСТРА
   > daisy slughorn (1960) // МЛАДШАЯ СВОДНАЯ СЕСТРА

> horace slughorn (1890) // ДЯДЯ
> dakota jones (1923) // ТЕТЯ

> понимаю, что, возможно, все перечисленное выше может казаться запутанным, но я старалась как можно понятнее все изложить. по всем вопросам помогу, по всем семейным перипетиям - готова обсуждать. все (абсолютно все) можно сменить, буду рада, если у вас появятся какие-то другие идеи для семейных конфликтов;
> хочется большую семью, в которой невозможно все решить разговорами; давайте хоть друг друга ненавидеть, но будем ходить с одной фамилией, кряк
> джо сбежит из дома и все подробности конкретно ее биографии расскажу лично. остальные ребята на усмотрение игроков, что у вас там и как, кого любите, а кого ненавидите - feel free to choose the side;
> абсолютно любого из огромного семейства готова забрать в игру и ввести в курс сюжета!
> не пишу часто, но пишу всегда; размер постов от 4к, третье лицо. на частоту игры не смотрю, ни к чему не обязываю, просто забирайте ребят!

пример вашего поста

. [indent] . [indent] . [indent] . [indent] . [indent] . [indent] .
i become one with my demon
M Y     D A R K     S I D E     K E E P S     M E     A L I V E
https://i.imgur.com/cHlPXPc.gif
. [indent] . [indent] . [indent] . [indent] . [indent] . [indent] .

[indent]  [indent] д ж о р д ж и а / она пальцами по своему предплечью проводит, подушечками очерчивая края черной метки, что едва заметно колыхается. д ж о р д ж и а / она заворожено следит за тем, как искры из палочки вылетают, до цели добираясь в считанные мгновения. д ж о р д ж и а / тени шепчут ее имя, когда его ботинок в живот упирается, а с губ кровь сплюнуть не получается. Она бежит не сразу. Далеко не сразу вещи собирает и несколько лет живет с убеждением, что когда-нибудь он перестанет. Аттикус каждый раз, правда, удивляет и с новым ударом все больнее проходится по старым ранам. Джорджиа когда-то считалась красавицей: у нее волосы всегда были в аккуратную прическу собраны, под ногтями не скапливалась грязь, а туфли обязательно с каблуком да повыше. Она всегда была чересчур леди, когда проходила по коридорам Хогвартса, книги держала одной рукой, а второй обязательно кого-то обнимала и рядом с собой удерживала, потому что нашептывать так проще было и легче. Ее когда замуж отдают за Гойла, Слагхорн радуется. Она с ним общий язык быстро находит еще в школе, когда седлает в очередной раз метлу и на несколько часов от привычного облика леди избавляется. У нее ветер в волосах путается, Джо их каждый раз в тугой хвост завязывает, чтобы не мешались. Но однажды Пайпер за него ухватывается и не только ей бедро ломает резким толчком, но и здоровый клок выдирает. С тех самых пор Джорджиа волосы бережет и при ссорах с Аттикусом сразу же за ворот прячет — чтобы ухватить не успел.

[indent]  [indent] д ж о р д ж и а / она по лесу бежит и слышит, как он позади ее имя кричит. Аттикус с ума сходит, у него демоны в глазах пляшут, а причины поступкам последние пару месяцев и вовсе сложно найти. Джо во всем винит наказания Темного Лорда: несколько круцио подряд, да еще и принуждение к самобичеванию — он пытается на ней отыграться и боль свою заглушить. д ж о р д ж и а / у нее в ушах сердце ухает, и она за куст ныряет, впопыхах пытаясь нащупать порт-ключ, который обманом оформляет на чужое имя. Портсигар щелкает, и Слагхорн после себя оставляет только вихрь листьев, которые поднимаются от аппарации. д ж о р д ж и а / кричит Аттикус в лесу неподалеку от поместья, а она уже по улицам Бухареста идет, заколдованную сумку к себе прижимая и пытаясь найти тот самый магический переулок.
Она обменивает галлеоны, покупает карту и все необходимые принадлежности, спрашивает дорогу до заповедника и спустя пару дней у ворот его останавливается - д ж о р д ж и а выжила.

[indent]  [indent] Она проводит в Румынии несколько лет. У нее волосы теперь всегда распущены, на затылке только хвост небольшой виднеется, когда кто-то хочет найти ее сквозь кустистые заросли. Гойл меняет имя — теперь ее зовут Сара Рэндалл, и откликается она исключительно только на него. Привычка вырабатывается быстро, и она этому рада — чем дальше от себя прежней бежит, тем больше себя настоящей чувствует. Джо этого объяснить не может и перчатки снимает только к вечеру, когда справляется с осмотром пары самок и остается на несколько часов и с утепленными яйцами. Она на свои ногти обязательно смотрит — под корень практически обрезанные, — а потом шепот слышит отдаленный, который слишком на ее бывшего мужа походит.

[indent]  [indent] Джорджиа никогда не отличалась терпением: она добивалась того, чего хотела с самого Хогвартса. Слизерин ее встретил распростертыми объятиями, а Слагхорн успела занять лучшую постель прямо у окна, за которым ничего, кроме темноты Черного Озера, видно не было. Гриффиндор она ненавидела так же сильно, как и желала смерти Пайпер МакФасти, которая умудрялась ей дорогу переходить в каждом сдвоенном предмете. Слагхорн, порой, в школьные будни вернуться пытается, переосмыслить что-то, задуматься, но всегда на одно и то же воспоминание натыкается: у нее переломана практически вся левая сторона тела, есть не получается, а на соседней койке лежит Пайпс, которую туда положил директор, считающий, что только так они смогут найти общий язык. Джо этот момент почему-то кажется донельзя глупым, она из раза в раз рассказывает его новым знакомым, но никто на шутку не реагирует — возможно, просто язык не до конца выучила и передать всю иронию не смогла.
Она заявку подает в заповедник МакФасти, когда пьяная и в очередной раз пытающаяся вытеснить страхи, вспоминает, что когда-то Пайпер сказала, что ей дорога туда заказана — братья ноги переломают, а родители обязательно добавят. В чем-то, наверное, она была права: Джо была отвратительным человеком и таковым и осталась. У нее в одной ладони бутылка зажата, из которой она глоток за глотком делает, а в другой перо между пальцами перекатывает, когда весь свой опыт расписывает и умудряется даже не приврать.

[indent]  [indent] Возвращение в Англию — плохое решение.
Джорджиа в этом уверяется, когда вновь влажный воздух вдыхает, благодаря попутчика и оказываясь посреди Гебридских островов. Но Темный Лорд ее вызывает на задания, и дальняя трансгрессия лишает сил. Да и из заповедника МакФасти приходит приглашение и хорошее предложение — отказываться от него грешно, ведь она последние пару лет живет исключительно на заработанные самостоятельно деньги. Гойл отслеживает все ее счета, и она не готова настолько рисковать безопасностью, которую успела выстроить.

[indent]  [indent] Стоит ей пройтись по вязкой земле, которая из-за постоянной мороси и близости к океану, мало чем напоминает поле, как Джорджиа себя вновь ощущает под невидимым гнетом. Она бежит от этих мыслей, от шорохов, от боли, которую не заслужила и которой противостоять больше не может, чтобы спустя три года оказаться с рюкзаком за спиной перед огромным заповедником. Слагхорн голову задирает и ладонью глаза от света прикрывает, чтобы в небе разглядеть хотя бы одного дракона, которыми так заповедник гордится, но ничего ее взгляду не попадается. д ж о р д ж и а / лишь в ушах вновь слышится, когда с влажным чавканьем по траве перешагивает, жалея, что не послушалась рекомендаций и не надела резиновые сапоги вместо кроссовок.
Джо добирается до горы, останавливаясь у ее подножия, чтобы дыхание перевести. Трансгрессией воспользоваться не получится — заповедник окружен антиаппарационным полем, специально построенным для того, чтобы избежать браконьерства и не приглашенных гостей. Только эта мысль ее успокаивает, когда страх вновь к желудку подступает стоит ей осознать, куда Слагхорн возвращается и на кой черт. Она тем самым конвертом, в котором и договор, и приглашения хранятся, себе в лицо машет, чтобы отдышаться и дальше наконец двинуться, когда впереди замечает недовольного гебридского дракона. Он плюется огнем в небо, а не на землю, и Джорджиа шагу прибавляет. Она повадки драконов изучить успевает до мельчайших подробностей, но каждый вид особенен по-своему: хочется предположить, что этот готовится к врачеванию, а не агрессирует на тех, кто пытается ему с земли помочь. Слагхорн у ворот оказывается спустя пару минут, которые дракон парит над заповедником и скрывается по другую сторону горы.

[indent]  [indent] — С а р а, — по буквам проговаривает, когда один из работников заповедника просит повторить ее имя и в журнале своем сверяется, приглашена ли она на территорию. Джо подобная отчужденность невероятно устраивает: Аттикус ее никогда найти не сможет, даже если узнает, что она именно здесь прячется. Ворота перед ней наконец открываются, и она на территорию заходит, лямки рюкзака крепче сжимая. Кажется, заповедник намного больше того, в котором Слагхорн до этого работала. Она успевает насчитать несколько кормушек и шесть пастбищ, которые проходит по дороге до главного здания, где ее ждут. Она по ступенькам взбирается — чересчур массивным на ее вкус, — и у двери останавливается, разглядывая колдографии почетных драконологов. Попасть в Заповедник Шотландии достаточно сложно: во-первых, он скорее семейный, чем открытый для всех желающих, во-вторых, работа с гебридскими драконами требует опыта и вовлеченности в процесс — они считаются самыми опасными после азиатских. Джорджиа уверена, что Пайпер здесь не встретит, оттого даже немного расстроиться успевает / вот видишь, Пайпс, еще и твоим родителям понравлюсь. Она на колдографиях замечает несколько удивительно похожих парней, предполагая, что это и есть те самые братья, которые должны были ей рот с мылом промыть.
Нет, думаю, что там хворосторог, — слышится мужской голос по другую сторону холла. Несколько человек стоят у панорамного окна, с которого открывается вид на еще несколько островов с горами на них. Как правило, драконы именно там устраивают свои пристанища.
Валлийский зеленый, — настаивает девушка, — не станет Мрак с хворосторогом уживаться, — Джо подходит к ним, выглядывая в окно и пытаясь понять, из-за чего происходит разговор. Черный дракон кружит вокруг горы и, судя по всему, сбрасывает еду кому-то снизу.
— Шведский, — вставляет она в разговор, обращая внимание присутствующих на себя, — во-первых, больший шанс, что именно он сюда залетит, потому что климат подходит для его родных мест. Во-вторых, только шведские скрываются в горных местностях, как правило, отдаленных от зелени, — Слагхорн ладонью в воздухе проводит в знак приветствия, — я — Сара, Сара Рэндалл, — ее никто из присутствующих не знает, и она себя уверенно чувствует в компании незнакомых людей. Метка надежно спрятана под несколькими защитными заклинаниями, а на губах красуется улыбка, которую нельзя принять за недружелюбность или хвастливость. Джо протягивает конверт с приглашением парню, который тут же ее за собой в кабинет какой-то ведет.

[indent]  [indent] д ж о р д ж и а / она на полпути останавливается, замечая наконец среди присутствующих п а й п е р. У нее прическа изменилась и сама она выше успела стать. д ж о р д ж и а / нервно руки прячет за спиной, взгляд тут же опуская и устремляясь за парнем как можно быстрее: — извините, произошла какая-то ошиб…
Сара, мы тебя так ждали. У нас тут затесалось два длиннорогих, но никто с ними не работал, а румыны пока не могут согласовать дату принятия двух особей, — прерывает ее, а потом взгляд отрывает от документа, — извини, я Тэд, — руку тянет для рукопожатия, и Джо неловко улыбается, тут же в кабинет его забегая и ладонь пожимая. д ж о р д ж и а / сердце слишком часто бьется, она пытается придумать, как из ловушки сбежать. Чем, блять, думала? Ее же фамилия в названии заповедника. Да и куда ее еще возьмут работать? Блять. д ж о р д ж и а / ей уже тяжело с собой совладать, она на месте топчется, ногти кусая: — Тэд, слушай…
Они обитают на Айлее, мы обычно туда через камины попадаем, — парню совсем не интересно, почему новенькая сказать ему что-то пытается. Но Джо уже получает ключ от дома, в котором расположится, и все необходимые документы. Она из его кабинета сбегает тут же, осторожно пробираясь по коридорам и выбегая из главного здания.

д ж о р д ж и а / д ж о р д ж и а / д ж о р д ж и а

[indent]  [indent] Как бы она ни пыталась от себя сбежать, как бы она ни старалась прошлое позади оставить, Джо все равно сидит в ванной и пальцами по метке, колыхающейся, проводит. Она себя успокоить пытается, что все в порядке будет, что Пайпер ее не узнала и проблем не создаст: крыша над головой есть, хороший оклад, несколько видов драконов. Слагхорн потерять этого не может, ей за работу нужно держаться — она сюда возвращается по причине, а не из-за каприза.
Джорджиа к вечеру выбирается в небольшой паб, который на территории заповедника для местных жителей открыт. Их тут немного и все друг друга знают, но внутри душно и шумно — то, что надо.
[float=left]https://i.imgur.com/YiQ2pyo.gif[/float]— Пиво, пожалуйста, — бармену кивает, по сторонам стараясь не разглядывать, но МакФасти тут же замечает. Она один стакан допивает и второй заказывает, когда наконец в ее сторону поворачивается: — почему ты на меня так смотришь? Призрака увидела? — у нее от хмеля глаза блестеть начинают, и Слагхорн ничего умнее придумать не может, как решает в дурочку сыграть. — Или познакомиться хочешь? — ногу на ногу закидывает.
— Я — Сара, а тебя как зовут? Изольда? — кажется, тон ее голоса не совсем дружелюбный, и          д ж о р д ж и а отворачивается, чтобы еще глоток сделать и в руки себя взять.
Сара, как тебе наши края? — Тэд подсаживается с другой стороны, и она ему кивает с улыбкой на губах: — пока не успела разобраться, но планирую остаться здесь надолго, — предложение договаривает и на последнем слове взгляд на Пайпер переводит / ясно тебе?

Отредактировано Georgia Slughorn (2021-08-09 15:52:37)

+11

11

https://i.imgur.com/xLszSVB.gif https://i.imgur.com/qLESgnb.gif

fenrir greyback
[±1940, death eaters; —// внешность: travis fimmel]


» when I wake up,  I'm afraid
SOMEBODY ELSE MIGHT TAKE MY PLACE


у тебя шрамы, выцветшие, по всему лицу; грубые руки и запекшаяся кровь под ногтями. у тебя нет ориентира, ты скитаешься по миру, чтобы выжить // или чтобы тот самый смысл найти. я понятия не имею, почему ты такой и откуда ты взялся, но на вопросы ты не отвечаешь. я тебе приношу лекарства, а ты это смешным находить: "от мужа сбегаешь ради того, чтобы здесь прятаться?"
тебе одному мой секрет известен, а я тебя своей еще одной тайной делаю, когда в пещере прячу и прикрываю вход хвойными ветками. прошу тебя не приближаться к драконам, но одного ты все-таки ранишь, из-за чего я перестаю с тобой общаться. а тебе все равно - если не я, найдется другой человек, который поможет и принесет корку хлеба. фенрир, кто ты такой и зачем пытаешься осесть в англии? неужели темный лорд может дать того, чего достичь своим пренебрежением не может?
[indent]  [indent]  [indent] у тебя черное и белое смешиваются в серое // нет правил, нет ограничений. кто тебя останавливает и почему ты, грейбэк, продолжаешь появляться на заданиях пожирателей смерти?


- ой, в общем, вообще все равно, какой у тебя характер, кто ты, почему ты, зачем ты - просто приходи! очень хочу фенрира видеть и, наверное, фиммел (или момоа) классно смотрелся бы на нем. мне бы хотелось сохранить отношения между ним и джо, где джо понятия не имеет, кто такие оборотни, а фенриру все равно, что она там думает, лишь бы приносила поесть и помогала, когда было нужно.
- со всем поддержу, везде уведу, со всеми познакомлю
- приходи, оставайся!

пример вашего поста

looks at her average life
and nothing has been alright

[indent]  [indent] Джорджиа никогда не гасит свечи в комнате. Она перед сном наблюдает за тенями, что после себя пламя на стенах рисует. В одной замечает дракона, в другой - войну, а третью долго разглядывает и на постели садится удобнее, затылком в стену утыкаясь. Края у тени неровные, она то и дело скачет от потолка и до стола напротив, а Слагхорн, сама того не замечая, улыбаться начинает, наблюдая за этим. Свеча, кажется, не двигается, зато тот самый отпечаток, по которому можно, наверное, будущее прочитать, места себе найти не может. Джо любила когда-то прорицания, пока не растеряла интерес к изучению чего-то непонятного. В Хогвартсе легко можно было отказаться от одного и перейти к другому: сменить клуб или поссориться с лучшими друзьями. Сейчас же Слагхорн связана обещаниями и обязанностями. Порой создается впечатление, будто бы она в очередной клетке оказывается, из которой сбежать не получится, даже если очень попытаться.
Чем дольше она на тень смотрит, тем отчетливее в ней различает волнистые волосы, обрамляющие лицо. Они небрежно переброшены на одну сторону, чтобы не мешали заполнять документы. Между бровей Джорджиа замечает складку — отблеск из окна, сквозь которое все еще виднеется небольшая луна. Еще немного // совсем чуть-чуть // и она в силуэте на стене различает Пайпер.

[indent]  [indent] Эта мысль заставляет ее свечу затушить и впервые за последние четыре года заснуть в темноте.

[indent]  [indent] Слагхорн никогда себя хорошим человеком не считала: она словно возвращается в Гойл-мэнор, чтобы сквозь кусты терновника пробежать до леса. Правда лабиринт каждый раз увеличивается и запутывается все сильнее. Джорджиа ни за что ухватиться не может — она теперь понятия не имеет, кем является. Сара Рэндалл, которой боль подобная не знакома, больше не примеряется на воспоминания, что Пайпер собой на поверхность вытаскивает. Она на МакФасти смотрит и не может больше улыбку на губах растянуть, потому что перед глазами тот самый ужин на седьмом курсе, его пальцы на ее колене под столом и радостные крики со стола Гриффиндора. Насколько Джо было плохо, настолько же боли она приносила Пайпс всеми возможными способами. Пусть даже безобидная шутка с окрашиванием волос — все равно легче дышать становилось. Ей за это стыдно иногда бывает // особенно, когда Пайпер себя профессионально ведет и, кажется, старается позади оставить то, что их в Хогвартсе связывало. Джорджии не нравится, что подобное ее задевает. Она все чаще угрюмо в ее сторону смотрит, надеясь хотя бы чем-то спровоцировать злость или недовольство, но как бы сильно ни пыталась, МакФасти не поддается дрессировке.

[indent]  [indent] Ее работа сводится теперь к попыткам избежать компании Пайпер. Она кажется вездесущей: куда бы Джорджиа ни пошла, везде то разговоры про нее, то она сама. Слагхорн краем уха слышит, что МакФасти была замужем, но о большем никто не распространяется. Разговорить даже завсегдатаев бара не получается, сколько бы Джо ни покупала им выпивки, потому что: — а тебе-то что? — отрезвляет похлеще прохладного душа, под которым Джорджиа прячется после до самой полуночи.

[indent]  [indent] Она на задание собирается с четырех утра: просыпается слишком рано. В голове кавардак, но Слагхорн уже успевает к этому привыкнуть. Когда-то удавалось отдохнуть от своих же страхов, представившись Рэндалл, теперь же любые попытки заканчиваются испорченным настроением. Джорджиа себя не любит // она себя знать не хочет, потому что в ее имени один лишь шепот, шипящий, недовольный и тяжёлый. Он пробегается холодом по позвоночнику и оставляет после себя дрожь в пальцах, которые то и дело приходится сжимать в кулаки и разжимать тут же, чтобы размять и не дать страху дальше распространиться. Спустя мгновение ей начинает чудиться ментоловый запах и аромат его духов // тут же Слагхорн открывает окно нараспашку и из него высовывается, чтобы свежего воздуха вдохнуть и наваждение с себя сбросить.

[indent]  [indent] Пайпер своим существованием Джорджии каждый раз напоминает, кем она была и кем осталась, как далеко бы ни бежала. Если бы не сошедший с ума Аттикус, он бы наверняка ее смог найти даже тут. Очередное утро с краснеющим горизонтом не приносит с собой успокоения, и Слагхорн поправляет рюкзак, выдвигаясь к месту сбора.

[indent]  [indent] Она могла бы из заповедника уехать и скрыться в другом месте, но все не так просто. Хотя, наверное, проще уже некуда. Другое дело, что Джо не хочет пытаться скрыться в очередной раз. Сдалась она или, наоборот, осмелела — непонятно, а она шагу прибавляет, чтобы не опоздать и не вызвать очередной шквал недовольства старшего МакФасти.
Работать на эту семью оказывается не то чтобы сложно, скорее — душевно. Это самое чувство Слагхорн и пугает, наверное, сильнее всего. Они подходят к заповеднику с любовью, они семьей зовут всех, кто причастен к общему делу, и даже Джо, порой, обнимать пытаются, а она шипами тут же обрастает, с каждым разом все хуже их скрывая под дружелюбностью Сары.

[indent]  [indent] Она игнорирует Пайпер, которая на каждом задании с нее взгляда не сводит, словно ожидая, что Джорджиа снова кого-то вверх ногами подвесит и заставит выплевать слизней. — Привет, — здоровается с Дайтаном, забирая дневник, в котором последние наблюдения за длиннорогом. Слагхорн находит его парой месяцев назад и только недавно выпускает на волю. Привязанность к драконами — худшее, что может случиться с драконоборцем, поэтому Джо выбирает дорогу драконолога. Она пробегается по записям и довольно прячет дневник в рюкзак.
На Джурре замечено три особи, говорят, женские, — объясняет Дайтон, раздавая присутствующим склянки, которыми они должны смочить экипировку на всякий случай. — Прилетели с юга, возможно, двинутся к северу. Нужно удержать, иначе Министерство снова попытается вмешаться, — Слагхорн кивает, передавая противоожоговую мазь дальше по кругу и отмечая, что драконологи делятся по группам: — Пайпер с Сарой, — Джо губы поджимает, но ни слова против не говорит — права не имеет себя дискредитировать. Она обещает Пайпер соблюдать правила, а общения Джорджиа в последнее время старается исполнять.

[float=right]https://i.imgur.com/7HqunxG.gif[/float] [indent]  [indent] Когда все разбирают порт-ключи и отправляются ко своим подопечным, Джо ладони друг о друга потирает, дожидаясь, пока Пайпер сама что-то скажет. Но она сохраняет молчание, а Слагхорн с омерзением осознает, как четко вчера тени свечи изобразили линии ее лица.
— Так и будешь медлить? — толкает ее в сторону, злясь скорее на саму себя // и на то, что ни черта не понимает. Джоржиа осторожно касается порт-ключа, протягивая вторую часть палки Пайпер: — Мерлин, ты можешь перестать копошиться? Туда и обратно, большего от тебя не требуется, — ей нужно быть учтивее, ей нужно молчать и не заставлять щеки МакФасти краснеть от гнева, только вот не получается, только вот заебала.
— МакФасти, не раздражай меня с самого утра, — тянется за ее рукой и, цепко перехватив запястье, тянет к порт-ключу.
                   смотри, Аттикус, смотри.

[indent]  [indent] Джо губы закусывает изнутри, когда осознает, на кого в этот самый момент оказывается похожей, а потом в сторону выдыхает и наконец глаза закрывает в трансгрессии.

+7

12

https://i.imgur.com/Awcfn9J.gif https://i.imgur.com/FmNDmgy.gif

davey gudgeon
[1954-1955, hufflepuff'73, gringotts, de or op; —// robert pattinson]

[indent] «дейви, ты придурок. я же сказала тебе, что не хочу проверять, что охраняет гремучая ива. и что, что она там неспроста стоит? какая разница? пусть растет себе, зато тебя не трогает и тварей из запретного леса не пропускает. дейви, ну, дейв!»
ты отделался практически выцарапанным глазом, переломанными конечностями и бесчисленным количеством синяков. эту картинку из своей памяти я выбить не смогу даже, если попытаюсь воспользоваться обливейтом. после этого случая даже перестала с тобой общаться на несколько дней, потому что твоя беспечность однажды приведет к серьезным последствиям, дурак.
тем не менее ты оклемался, на ноги снова встал, магию еще больше полюбил и дальше двинулся. ты, вроде как, парень умный, но чудесами волшебства настолько вдохновлен, что, порой, забываешь банально подумать. пока я пошла в колдомедсестры (а потом и в журналисты), ты вызвался в ликвидатора проклятий в гринготтс. там дракона видел, с гоблинами ссорился и находил на свою голову проблем. дейв, честное слово, может ты перестанешь? нет, ты не сможешь вернуть потерянную сестру некромантией.
[indent] нет, это не так работает, дейв, перестань.


- увидела паттинсона @ вспомнила, что его тут нет @ дейви тоже нет = коктейль получился вкусный
- дейви - это канон, но если не хочешь быть парнем, которого поцарапала гремучая ива, то найдем тебе другое имя. амос диггори тоже хорошо подходит, кстати!
- вся история на твое усмотрение, потерянная сестра - опция, которая добавит стекла, можешь ее найти, если вдруг нужна арка редемпшена с:
- приходи и развивайся в разные стороны, помогу со всем https://i.imgur.com/0CWVuti.png

пример вашего поста

tell me i'm worthless
i'll tell you your right

[indent]  [indent] Ей происходящее кажется невозможным. Она к нему подходит в первый раз, потому что хочет ближе быть и все тайны разведать, а вместо этого себя лишь путает и в ловушке оказывается. Эсме на Малкольма снизу вверх смотрит, речь его слушает, а сама взгляда оторвать от лица его не может / влюбилась ли или просто привыкла и прижилась — ответить очень просто. Она к руке тянется, пальцев его своими касаясь, и тут же улыбнуться проще становится, не закрыться, как обычно, а собой остаться. Они гуляют чаще и больше, иногда она уговаривает дома остаться, фильмы разные находит, галлеоны бережно откладывает, потому что нет возможности на пустые траты. Кэссиди себя с ним спокойнее чувствует и, наверное, оттого так теперь отчаянно пытается себя от него отодрать. Совместный праздник — это одно, Рождество с родителями — совсем другое. Они словно попадают в мир, где нет войны, где нет переживаний и Статута Секретности, который все усилия ее перечеркивает.

[indent]  [indent] Если бы не дело, которое на Эсме завели, Мэл хоть когда-нибудь бы в ее сторону посмотрел? Этот вопрос ее мучает по ночам, и она себя за это ненавидит, ногтями в ладони впивается, дышать начинает глубже, потому что до знакомства с ним никогда до таких глупостей не доходила. Но теперь пытается себя мысленно с кем-то сравнить, где-то выглядеть чуть лучше, чем обычно, о МакГонагалле позаботится, чтобы не только он к ней внимание проявлял. Кэссиди, возможно, правда влюбилась, и эта мысль ее пугает, она ее в оцепенение вводит. Они по улице идут и домой обратно спешат: слишком холодно и морозно, но дети громко и заливисто смеются, а она на шаг назад отходит, когда Мэл вдруг решает поиграть в снежки. Эсме никогда его с детьми не видела, неловко сначала взгляд отводит в сторону, чтобы никто не заметил, что на губах улыбка появляется, искренняя и радостная. Он с ними осторожен и азартен, внимание к себе привлекает, скучать не дает и каждого успевает упомянуть, чтобы вдруг не задеть чьи-то чувства. Кэссиди хочется верить, что МакГонагалл — хороший человек, что он поймет, почему она так поступила, что с отцом познакомится и решит не двигать дело дальше. Она в его сторону смотрит, чуть погодя, подмечая, что он, кажется, вообще о магии как таковой забыл, в дебаты вступая на церковные темы.
У нее на душе впервые за несколько лет появляется то самое чувство, которым все детство пропитано: аромат мандарин, сочных и немного кисловатых, колкий мороз и громкие визги, не беспокоящие никого вокруг, ведь все своим делом заняты — все отдыхают. Ей не хватает рядом Уайатта, который Малкольма бы не оставил в одиночестве с несколькими детьми. Она руки прячет в карманах пальто, а потом пятится от летящего в нее снежка. Немного магии, и снежок ее облетает и падает на землю, а Эсме уже палец указательный к губам прижимает, чтобы никто ничего про магию не говорил.

[indent]  [indent] Она мальчика за руку берет, когда они обратно возвращаются и нагоняют родителей. Возможно, вся жизнь такой должна быть: веселой, громкой, полной непринужденности. Дети же вновь подлянку устроят, и обоих в снег сбросят, потому что «старикам слово не давали». Кэссиди впервые — черт возьми за сколько лет — забудет и о том, что она грязнокровка среди остальных, и о том, что денег у ее семьи не так много, чтобы учебники новые покупать, и о болезни отца, и о муках совести, что каждый раз в голове появляются, стоит ей только с МакГонагаллом взгляд разделить. Она улыбается и смеется так громко, что даже кашлять начинает, когда в дом, прогретый, вбегает и на пороге от снега отряхиваться начинает. Изабель уже командует всеми: Эсме согласно кивает и наверх взбегает по лестнице, ладони красные друг о друга растирая и дыша на них.

[indent]  [indent] Очевидно, что родители им разные комнаты предоставляют. Кэссиди в коридоре останавливается, чтобы каждую дверь разглядеть — на них имена написаны для гостей, и это почему-то ей на сердце приятным медом растекается. Она замечает, что дом не подвергнут расширяющей магии, что по началу кажется невозможным, ведь уместить столько гостей за раз вряд ли получится. Но потом Эсме подмечает, что только у них с Мэлом раздельные комнаты. Минерва живет в соседней, а Роберт со всем своим дружным семейством напротив нее. Ей неловко таким образом детей стеснять, и она уже за дверью скрывается, чтобы быстро с себя мокрую одежду снять, а потом предложить все-таки ребятам не тесниться и хотя бы кому-то с ней лечь.
Мэл к ней пробирается, когда она успевает свитер новый — по размеру, на удивление, подходящий — надеть. — А стучаться вас не учили? — мокрыми джинсами в него кидает, пока в сумках своих копошится, чтобы другие штаны найти. Кажется, куда проще будет эти высушить, но она обещала родителям, что колдовать не будет. Снежок не считается, все равно никто не видел.
Эсме на корточках сидеть продолжает, пока Малкольм ближе подходит.
— Я точно клала что-то, — бурчит себе под нос, голову потом задирая, когда тот уже совсем рядом оказывается, — молодой человек, а вы тут один? — у нее чересчур хорошее настроение, и Кэссиди себя такой редко помнит. Наверное, потому что большая часть воспоминаний их совместных вечеров окрашивается липкими недоверием и сомнением, от которых никуда не деться. Эсме, может, и хотела бы и дальше так жить: он рядом, она все ближе, он улыбается, а она его в поцелуй вовлекает. Ей не понять, почему все нужно каждый раз усложнять, почему на один камень лжи, она другой накладывает, а потом оглядывается вокруг и замечает, что уже целую стену воздвигла. И как бы сильно ни пыталась дистанцию с Мэлом сохранять, он единственный ее настоящую знает, которая и покричать может, и разрыдаться, но в большей степени промолчать решит.
Кэссиди на него наступает, руками за шею обхватывая и к кровати подводя. Она такие моменты ценит чуть больше, чем все остальное; тайно ото всех складывает воспоминания в коробку, которую никому никогда не покажет, и ему не позволит в нее заглянуть. Эсме его на постель роняет, сверху падая, и, улыбаясь, подбородком утыкается в ладони, которые на груди Мэла складывает. — Прости, что сегодня так нервно себя вела, — вдруг произносит, наверное, чувствуя, что должна и за поезд извиниться, и за то, что в сугроб его скинула возле квартиры в Лондоне. Кэссиди ему ладонью губы накрывает, чтобы ничего не говорил, потому что слышать ничего не хочет — она и так знает, что МакГонагалл сейчас скажет что-то невероятно милое, и ни одно ее слово его эту натренированность не переплюнет.
Им бы друг от друга отойти и одеться быстрее, потому что внизу все ждут, но Эсме отказывается с места сдвигаться, лишние минуты на разговоры не тратя, а целуя его глубже. — Нет, ну, там родители, — хмурится, когда отрывается от губ Мэла, но с него не скатывается, продолжая собой к постели прижимать, потому что говорить можно одно, а делать совсем другое. Кому, как не ей, это знать.
Кэссиди за палочкой все-таки тянется, шурша в сумке и победно ею взмахивая: — подарок на Рождество, — заклинание шепчет, на свитер направляя. Она его еще в Хогвартсе изучает, когда старая мантия начинала по утрам колоться в особо холодную погоду. — Только никому не говори, — уже второй раз правила чужого дома нарушает так же отважно, как делала это со Статутом Секретности. Эсме об этом не думает, когда все-таки с постели встает, слыша тяжелые шаги в коридоре. Попасться родственникам в таком положении да еще и доме священника — не лучшее предложение праздника, поэтому она быстро за джинсами лезет, натягивая их на обе ноги сразу.

[indent]  [indent] [float=right]https://i.imgur.com/uqBMn0v.gif https://i.imgur.com/78lWhUP.gif[/float]— Иди первый, — МакГонагалла к двери подталкивает, сама в зеркало еще раз смотрясь и в порядок себя приводя. Им остается только ужин пережить и подарками обменяться, чтобы наконец спать лечь, а с утра вместе с детьми встречать Санту и считать, как много печений он съел. Ужин проходит тихо и мирно: стол украшен свечами, которые то и дело потухают, но Роберт без лишних слов их снова зажигает, от разговора не отвлекаясь. Эсме умудряется влюбиться в рецепт печеной картошки, и они с матерью долго пытаются разгадать ингредиенты, которые использовала Изабель. Весь секрет, оказывается, был в тмине, о чем Кэссиди увлеченно рассказывает отцу, когда тот интересуются, чем они занимаются. Она успевает наестся еще ко второму блюду, но воспитано пару кусков съедает, больше налегая на глинтвейн.
Спустя полчаса Эсме замечает, что Мэл с Бренданом куда-то отошли: они стоят неподалеку и что-то обсуждают, а он с него внимательного взгляда не сводит. Она кружку на стол ставит, готовясь с места встать как только сможет понять, о чем у них разговор происходит. Отец ладонью по лбу проводит, хмурясь, и она уже спешит к ним в другую сторону гостиной: — что вы здесь делаете? — Брен ей растеряно улыбается и ладони к верху поднимает, тут же скрываясь за елкой и возвращаясь к столу. Эсме на Мэла взгляд переводит, а про себя считает до пяти, чтобы вспомнить, что все хорошо было, что все радостно и мирно было: — почему ты его постоянно в сторону отводишь? — причин может быть масса, но Кэссиди виновата, она крупно виновата, оттого только об одном сразу думает, как только начинает чувствовать, что стоит вмешаться. Она с МакГонагалла требовательного взгляда не сводит, потому что, наверное, хочет раз и навсегда увериться, что никого и ни в чем не подозревает.

Отредактировано Varvara Skryabina (2021-05-29 20:29:44)

+8

13

https://i.imgur.com/OCUeqhB.gif https://i.imgur.com/Ah64AZ3.gif

horace slughorn
[±1913, slytherin, hogwarts, op / de; —// daniel brühl]

ты знаешь, сколько стоит талантливый человек, знаешь, сколько стоит услуга или обещание. никто никогда не задумывался, как ты это узнал. но все-таки расскажи, когда вдруг сообразил, что торговать можно не только вещами, но и информацией?
ты - мой дядя, и я тебя побаиваюсь, потому что ты никогда в хогвартсе не выделял меня среди остальных студентов. мне удалось попасть в твой элитный клуб только на последнем курсе и то, потому что я настояла на том, чтобы на каникулах вместо семейного ужина ты смотрел за тем, как варю то самое лучшее зелье курса.
у тебя младший брат - дурак, его жена - святая женщина, а ты обещаешь, что никогда себя узами брака не свяжешь. я понятия не имею, почему ты вдруг решил, что семья не для тебя, а потом, наверное, понимаю. когда обращаюсь за помощью к родственникам, но в ответ лишь получаю непонимающие взгляды - ты тоже, кстати, лишь плечами пожимаешь: а что ты хотела? объятий и любви?
говорят, война отбирает все самое ценное, не уверена, что у тебя, гораций, есть что-то такое, о чем бы ты жалел. ты когда-нибудь боялся / любил / обещал?


- заявка очень общая, нет никакой определенной идеи для игры, просто хочу дядю на форуме https://i.imgur.com/0CWVuti.png
- внешность сменить можно, но давай обсудим. год рождения - на твое усмотрение. есть большая история семьи твоего младшего брата, если хочешь, прими активное в ней участие. если же не желаешь, то против не буду. занимайся экспериментами, помогай оф или мм - все на твое усмотрение. я в любом случае найду причину для игры, со всем поддержу и все расскажу!
- пишу от 4к от третьего лица, не прошу никакого пробного поста, просто приходи и отдыхай здесь за написанием постов ♥

пример вашего поста

looks at her average life
and nothing has been alright

[indent]  [indent] Джорджиа никогда не гасит свечи в комнате. Она перед сном наблюдает за тенями, что после себя пламя на стенах рисует. В одной замечает дракона, в другой - войну, а третью долго разглядывает и на постели садится удобнее, затылком в стену утыкаясь. Края у тени неровные, она то и дело скачет от потолка и до стола напротив, а Слагхорн, сама того не замечая, улыбаться начинает, наблюдая за этим. Свеча, кажется, не двигается, зато тот самый отпечаток, по которому можно, наверное, будущее прочитать, места себе найти не может. Джо любила когда-то прорицания, пока не растеряла интерес к изучению чего-то непонятного. В Хогвартсе легко можно было отказаться от одного и перейти к другому: сменить клуб или поссориться с лучшими друзьями. Сейчас же Слагхорн связана обещаниями и обязанностями. Порой создается впечатление, будто бы она в очередной клетке оказывается, из которой сбежать не получится, даже если очень попытаться.
Чем дольше она на тень смотрит, тем отчетливее в ней различает волнистые волосы, обрамляющие лицо. Они небрежно переброшены на одну сторону, чтобы не мешали заполнять документы. Между бровей Джорджиа замечает складку — отблеск из окна, сквозь которое все еще виднеется небольшая луна. Еще немного // совсем чуть-чуть // и она в силуэте на стене различает Пайпер.

[indent]  [indent] Эта мысль заставляет ее свечу затушить и впервые за последние четыре года заснуть в темноте.

[indent]  [indent] Слагхорн никогда себя хорошим человеком не считала: она словно возвращается в Гойл-мэнор, чтобы сквозь кусты терновника пробежать до леса. Правда лабиринт каждый раз увеличивается и запутывается все сильнее. Джорджиа ни за что ухватиться не может — она теперь понятия не имеет, кем является. Сара Рэндалл, которой боль подобная не знакома, больше не примеряется на воспоминания, что Пайпер собой на поверхность вытаскивает. Она на МакФасти смотрит и не может больше улыбку на губах растянуть, потому что перед глазами тот самый ужин на седьмом курсе, его пальцы на ее колене под столом и радостные крики со стола Гриффиндора. Насколько Джо было плохо, настолько же боли она приносила Пайпс всеми возможными способами. Пусть даже безобидная шутка с окрашиванием волос — все равно легче дышать становилось. Ей за это стыдно иногда бывает // особенно, когда Пайпер себя профессионально ведет и, кажется, старается позади оставить то, что их в Хогвартсе связывало. Джорджии не нравится, что подобное ее задевает. Она все чаще угрюмо в ее сторону смотрит, надеясь хотя бы чем-то спровоцировать злость или недовольство, но как бы сильно ни пыталась, МакФасти не поддается дрессировке.

[indent]  [indent] Ее работа сводится теперь к попыткам избежать компании Пайпер. Она кажется вездесущей: куда бы Джорджиа ни пошла, везде то разговоры про нее, то она сама. Слагхорн краем уха слышит, что МакФасти была замужем, но о большем никто не распространяется. Разговорить даже завсегдатаев бара не получается, сколько бы Джо ни покупала им выпивки, потому что: — а тебе-то что? — отрезвляет похлеще прохладного душа, под которым Джорджиа прячется после до самой полуночи.

[indent]  [indent] Она на задание собирается с четырех утра: просыпается слишком рано. В голове кавардак, но Слагхорн уже успевает к этому привыкнуть. Когда-то удавалось отдохнуть от своих же страхов, представившись Рэндалл, теперь же любые попытки заканчиваются испорченным настроением. Джорджиа себя не любит // она себя знать не хочет, потому что в ее имени один лишь шепот, шипящий, недовольный и тяжёлый. Он пробегается холодом по позвоночнику и оставляет после себя дрожь в пальцах, которые то и дело приходится сжимать в кулаки и разжимать тут же, чтобы размять и не дать страху дальше распространиться. Спустя мгновение ей начинает чудиться ментоловый запах и аромат его духов // тут же Слагхорн открывает окно нараспашку и из него высовывается, чтобы свежего воздуха вдохнуть и наваждение с себя сбросить.

[indent]  [indent] Пайпер своим существованием Джорджии каждый раз напоминает, кем она была и кем осталась, как далеко бы ни бежала. Если бы не сошедший с ума Аттикус, он бы наверняка ее смог найти даже тут. Очередное утро с краснеющим горизонтом не приносит с собой успокоения, и Слагхорн поправляет рюкзак, выдвигаясь к месту сбора.

[indent]  [indent] Она могла бы из заповедника уехать и скрыться в другом месте, но все не так просто. Хотя, наверное, проще уже некуда. Другое дело, что Джо не хочет пытаться скрыться в очередной раз. Сдалась она или, наоборот, осмелела — непонятно, а она шагу прибавляет, чтобы не опоздать и не вызвать очередной шквал недовольства старшего МакФасти.
Работать на эту семью оказывается не то чтобы сложно, скорее — душевно. Это самое чувство Слагхорн и пугает, наверное, сильнее всего. Они подходят к заповеднику с любовью, они семьей зовут всех, кто причастен к общему делу, и даже Джо, порой, обнимать пытаются, а она шипами тут же обрастает, с каждым разом все хуже их скрывая под дружелюбностью Сары.

[indent]  [indent] Она игнорирует Пайпер, которая на каждом задании с нее взгляда не сводит, словно ожидая, что Джорджиа снова кого-то вверх ногами подвесит и заставит выплевать слизней. — Привет, — здоровается с Дайтаном, забирая дневник, в котором последние наблюдения за длиннорогом. Слагхорн находит его парой месяцев назад и только недавно выпускает на волю. Привязанность к драконами — худшее, что может случиться с драконоборцем, поэтому Джо выбирает дорогу драконолога. Она пробегается по записям и довольно прячет дневник в рюкзак.
На Джурре замечено три особи, говорят, женские, — объясняет Дайтон, раздавая присутствующим склянки, которыми они должны смочить экипировку на всякий случай. — Прилетели с юга, возможно, двинутся к северу. Нужно удержать, иначе Министерство снова попытается вмешаться, — Слагхорн кивает, передавая противоожоговую мазь дальше по кругу и отмечая, что драконологи делятся по группам: — Пайпер с Сарой, — Джо губы поджимает, но ни слова против не говорит — права не имеет себя дискредитировать. Она обещает Пайпер соблюдать правила, а общения Джорджиа в последнее время старается исполнять.

[float=right]https://i.imgur.com/7HqunxG.gif[/float] [indent]  [indent] Когда все разбирают порт-ключи и отправляются ко своим подопечным, Джо ладони друг о друга потирает, дожидаясь, пока Пайпер сама что-то скажет. Но она сохраняет молчание, а Слагхорн с омерзением осознает, как четко вчера тени свечи изобразили линии ее лица.
— Так и будешь медлить? — толкает ее в сторону, злясь скорее на саму себя // и на то, что ни черта не понимает. Джоржиа осторожно касается порт-ключа, протягивая вторую часть палки Пайпер: — Мерлин, ты можешь перестать копошиться? Туда и обратно, большего от тебя не требуется, — ей нужно быть учтивее, ей нужно молчать и не заставлять щеки МакФасти краснеть от гнева, только вот не получается, только вот заебала.
— МакФасти, не раздражай меня с самого утра, — тянется за ее рукой и, цепко перехватив запястье, тянет к порт-ключу.
                   смотри, Аттикус, смотри.

[indent]  [indent] Джо губы закусывает изнутри, когда осознает, на кого в этот самый момент оказывается похожей, а потом в сторону выдыхает и наконец глаза закрывает в трансгрессии.

+8

14

https://i.imgur.com/g3AUoka.gif https://i.imgur.com/0OGcFep.gif https://i.imgur.com/LfQiYpG.gif

dwight and nadine crabbe*
[1945-1946, hp&sl'64, место работы и лояльность на выбор; —// emily blunt & john krasinski]

[indent] дуайт крэбб*
тебе не повезло / просто так бывает. это не проклятье, не порча и даже не стечение обстоятельств, просто так должно было случиться, и ничего ты с этим не сделаешь. можешь, конечно, обиду на несправедливую жизнь вымещать на родственниках, друзьях и на самом себе. думаю, ты этим как раз и занимаешься до момента, пока не щелкает что-то в голове, что больше так продолжаться не может. мы твоей истории полностью не знаем, но слышали, что укусили тебя в отместку матери, которая предпочла оборотню чистокровного волшебника. как там говорят, дети искупает грехи родителей? вот тебе это и приходится делать: чистокровный оборотень - иронично! ты такой не первый, знаю, что в англии еще парочка подобных скрывается, поэтому не думай, что только тебе так не повезло. нет, дуайт, ты на самом деле вытянул золотой билет, потому что у тебя рядом надин.

[indent] надин крэбб*
понятия не имею, как ты умудрилась связаться с дуайтом, человеком, у которого проблемы с гневом и верой в себя, да и в окружающий мир. но не мне тебя судить, посмотри, с кем осталась сибилл. вы с ней учились вместе, дружили, были близкими подругами, пока на последнем курсе не разругались. сиб подружилась с новенькой американкой (моей невестой, да ирония веселится только так), а ты осталась в стороне. наверное, тогда ты сблизилась с дуайтом, а может вы и раньше начали встречаться, ведь ровесники как никак. когда новую подругу сиб убивает оборотень, и ее это травмирует, то на помощь к ней приходишь ты. так у вас всегда было: вдвоем против всего мира, что бы ни случилось. и неважно, что твой парень - один из тех, кого сибилл теперь ненавидит. вы обязательно со всем разберетесь.

[indent] дуайт и надин*
когда я приезжаю в англию и нахожу сибилл, вам кажется, что она сошла с ума. пропадает с незнакомцем, молчит, снова в себе закрывается. да и я сам, если честно, не то чтобы дружелюбен к знакомым трелони. потом приходится научиться общаться с англичанами, особенно когда сиб говорит, что видит в гримуаре ваши имена. "какие имена?" - спросите вы, а это уже другая история. вы наверняка замечали, что сны, которые вам снятся, имеют свойство сбываться? видели видения, предчувствовали опасность? это все не интуиция и даже не предрасположенность к ясновидению, это самый настоящий дар. я, как член каллидуса, а сибилл, как его глава (многое вы не знали про нее, да?), зовем вас присоединиться к нам. в тайное сообщество, о котором известно лишь пяти человекам во всей англии.

[indent] грейвз и крэбб*
моя невеста и новорождённая дочь убиты оборотнем, дуайт - один из этих тварей, чистокровный волшебник, который вынужден жить отшельником, потому что нормальной жизни ему не видать. сибилл вынуждена на себя взвалить огромную ответственность, потому что никто кроме нее на это, к сожалению, не способен. и только надин вынуждена лавировать между мужем и подругой, в то же время осознавая собственные силы и способности.
мы обязательно станем теми самыми друзьями, которые друг с другом проводят выходные и в воскресенье устраивают бранчи. но до этого надо дожить, хотя сиб снова повторяет, чтобы я перестал ожидать от дуайта удар в спину.


- тут так много всего, что боюсь, что отпугнул, но вы не пугайтесь!
- заявка, совместная с сиб;
- если кратко: фамилию можно сменить, мы выбрали чистокровную, чтобы конфликт для дуайта создать. имена давайте оставим, но если хотите, их тоже заменим, мы не против изменений!
- дуайт, надин и сибилл - ровесники и вместе учились, рейган - американец. все они члены тайного общества каллидус, про который мы расскажем уже лично. главная проблема состоит в том, что рейган ненавидит оборотней, сибилл сходит с ума от ответственности, дуайт пытается ужиться с лишениями, на которые ему и надин приходится идти из-за ликантропии, а надин пытается удержать наплыву своего мужа. если мы проведем параллели, то рейган с надин очень похожи, они помогают сибилл и дуайту не терять себя (первой в видениях, второму в ненависти). нам кажется, что это оч интересный тандем может получиться, да и красински с блант мы просто любим и не можем больше без них жить, вот так
- приходите, все расскажем и объясним, заменим и подправим!
- пишем стабильно, от 4к и выше, третье лицо, никуда не пропадем и поддержим игрой и графикой  https://i.imgur.com/TI8aUXI.png

пример вашего поста

https://i.imgur.com/c21DFNc.gif https://i.imgur.com/pfybI6c.gif
and the sun is deflating / / and the sky has started breaking
and i'm worried that I'm making

[indent]  [indent] a scene or seen to be faking

[indent]  [indent] Рейган эту жизнь не понимает: он одно время стремился не искать оправданий событиям, считая, что по-другому будет       н е       п р а в и л ь н о,      по-другому будет       н е       т а к.       В его руке рука Джемаймы. На каждом пальце по кольцу, одно из них отсвечивает на солнце, и Грейвз щурится, потому что он слепнет от отблеска. В серебряном металле, в тонкую полоску раскатанном, а потом зажатом в неровный круг, виднеется аметист. Рейган в камнях не разбирается, но слушает Джемму внимательно. Она считает, что у каждого ее украшения есть свой смысл и свое назначение: — чтобы я была спокойнее. Ерунду, конечно, говорит, что будто бы розовый кварц поможет ей обуздать недовольство, в себя впитает злобу и ее в покое оставит. Но Де Вилль верит в эти сказки и оттого, наверное, они и правда сбываются: Грейвз замечает, что когда на ней ожерелье из зеленого агата, она действительно более склонна к творчеству, а когда забывает надеть тот самый аметист, то каждый раз злиться начинает, стоит ему ближе оказаться.

[indent]  [indent] Рейган подмечает и запоминает, у себя в голове эти детали прочно хранит, чтобы, если что, в подходящий момент воспользоваться. Любимый запах, любимый вкус, та самая песня и невкусная пачка сигарет. Он может рассказать о Джемайме все, что угодно, только бы спросили / только бы начали о ней говорить, а не замалчивать, словно никогда не было. Ни прикосновений, ни обещаний, ни фантазий, с которыми или мир должен был им покориться, или они сами под его гнетом сломаться.
Родители пытаются дальше жить: они глаза закрывают на очевидное и считают, что детская влюбленность не стоит и ночи без сна. Рейган же себя идиотом называет, каждый раз в очередную драку ввязываясь. У него нет желания врать, ему хочется все на место вернуть — Джемму обратно в США, а их мечты // общие надежды // вновь ориентиром сделать.

[indent]  [indent] Грейвз, когда воздух впервые мокрый и прохладный вдыхает, ему Лондон кажется крайне недружелюбным. Город каким-то странным образом отражает его внутреннее настроение — недоверчивое и настороженное. Возможно, именно поэтому Рейган так быстро себя почувствовал на своем месте. Правда признаться в этом некому: родители не поймут, а с друзьями пока еще не на том уровне отношений оказывается, чтобы свою душу им изливать. За пинтой пива куда удобнее послушать проблемы Макса, чем анализировать собственные. Одно за другое и потребуется причина его приезда, а там, гляди, и придется упомянуть и Каллидус, который ни черта не значит для окружающих. На первый взгляд Рейган в Лондоне родительские деньги просаживает, не найдя себе ни работы, ни увлечения. Просто под вечер он появляется в Косом Переулке и приступает к уже привычному для него «шотландского темного».

[indent]  [indent] Каждый раз, правда, когда домой возвращается, то от усталости, что не физическая, а скорее душевная, сразу же в сон погружается. Тогда ему снятся те самые камни: аметисты, кварц, агаты, изумруды. Джеймайма их с пальца на палец переодевает, рассказывая, что у каждого предназначение есть, как и у самого Рейгана. Ему это не нравится, и он бы с радостью проснулся, чтобы не видеть и не слышать, но Де Вилль правила устанавливает в его голове самостоятельно, словно только и ждет ночи, чтобы не дать ему спокойно вдоха сделать. Грейвз себя виноватым в ее гибели считает, каждый раз рядом с ней девочку маленькую найти пытается, но салемская ведьма хитрит, она обещает привести ее в следующий раз. Но, конечно, следующий раз никогда не наступает, потому что стоит ему об этом лишь заикнуться, как сон сменяется другим, и Рейган снова оказывается там, где быть не должен.

[indent]  [indent] Уже не камни и не предсказания, уже просто брюнетка, что все его внимание на себе сосредотачивает. Грейвз не может пошевелиться: он вынужден наблюдать за тем, как она из раза в раз одно и то же проживает, будто бы надеется, что судьбу изменить можно, если очень сильно захотеть. Увы, если бы можно с фортуной договориться, то и Де Вилль жива была, и дочь его бы сейчас смеялась, а не осталась для всех тайной, что миру явить было слишком стыдно для рода.
Рейган привычным движением ладони в карманах прячет, когда Сибилл из-за дерева выходит и голову задирает, чтобы, наверное, окна горящего дома рассмотреть.

[indent]  [indent] Каждый раз он горит и каждый раз после него остается лишь одно пепелище. Люди внутри выбраться не могут. У них предназначение навсегда там остаться, на той самой земле, что удобрением в себя примет пыль и сгоревшие дотла вещи. Возможно, через пару лет на этом самом месте вырастет что-то полезное для всего района, но скорее всего — на пустующей территории построят очередное здание.

[indent]  [indent] Рейган с разочарованием во вздохе отворачивается, когда Сибилл снова заходит в дом. Надеяться, что она вдруг решит в этот раз по-другому среагировать, сравни надежде на светлое будущее, оттого Грейвз лишь головой качает. Им приходится проживать один и тот же сон из раза в раз: она за порог переступает, а он, как бы ни пытался в стороне, следом бежит. Сегодня Рейган решает судьбу обхитрить — он отворачивается от горящего дома и вглядывается в лес, темный и ему незнакомый. Впереди нет ничего, что внимание бы привлекло, но ему теорию проверить хочется / победить / себе доказать, что не все потеряно, что не все предначертано.

[indent]  [indent] До него доносятся звуки обрушивающейся крыши, но Грейвз заставляет себя не дёргаться с места, пальцы в кулаки сжимая в карманах при едином желании поддаться слабости и все-таки Трелони вытащить из-под обломков. Ему или кажется, или кто-то действительно кричать начинает, и он глаза закрывает, желваками играя, потому что терпение у Рейгана не вечное. Он знает, что все происходит во сне — никто не пострадает и каждый, кто замешан в происходящем, проснется целым и невредимым на следующее утро. Оттого он стоять продолжает, когда крики усиливаются и среди них отчетливый голос Сибилл различить становится возможным.

[indent]  [indent] Рейган просыпается резко: у него глаза тут же открываются, когда он все-таки ее выводит из здания и тащит ближе к лесу, где дым уже успевает выше подняться. У ведьмы глаза слезятся и кашель не прекращается, Грейвза же тошнит, и он рядом оседает, пытаясь в себя прийти. — Черт, — вспоминая все, что произошло во сне, он ладонями по лицу проходится прежде, чем подняться решается. С удивлением правда замечает, что на часах нет еще и трех ночи, а внутри уже успевает зародиться волнение, с которым Рейган к окну подходит. Перед домом не видно никого, кто мог бы его разбудить специально. Он еще некоторое время вокруг себя оглядывается, пока до него не доходит: вещи лежат на тех местах, которые Грейвз постоянно во сне этом треклятом видел. Он медлит прежде, чем дотягивается до джинс. В кармане должна быть записка, и Рейган громко выругивается, когда нащупывает скомканную салфетку.

[indent]  [indent] У Джемаймы всегда были камни, по которым она предсказывала будущее, у него же ни снов, ни видений, одна лишь паника, что каждый раз к горлу подкатывает, когда осознание      с      о п о з д а н и е м      цели достигает. Рейган толстовку застегивает до горла, из дома выбегая и тут же заворачивая за угол. Он эту дорогу наизусть помнит — сколько раз ходил туда и обратно, пытаясь одной и той же участи избежать. Один поворот, другой, теперь по прямой до знака остановки и по склону вниз. Грейвз ускоряется, прибавляя шагу и переходя на бег, когда вперед замечает большие клубы дыма в небе.
— Сибилл, — кричит, затормаживая перед калиткой, которая уже открыта. Все так же, как и всегда / входная дверь открыта, из нее валит дым, щиплющий глаза. Рейган натягивает рукав на кулак и, прикрывая им рот, забегает внутрь. Другую руку он держит над головой, чтобы, если что, увернуться от очередной валящейся балки: Грейвз останавливается на месте, прекрасно зная, что именно в этот самый момент портрет со второго этажа упадёт на лестницу и оставит после себя глубокую дыру, что уводит в подвал. Рейган все бы отдал, чтобы этого не произошло — потому что сон с таким исходом максимально неблагоприятным оказывается. Грейвз уворачивается от летящего портрета и успевает отскочить от ступенек, что вместе с увесистой рамой крошатся.
— Сибилл! — кричит, зная, что она забралась на самый верх, пытаясь спасти кого-то, кому выбраться было не суждено.

[indent]  [indent] Рейган мог бы сюда не бежать, он мог бы остаться в кровати и сделать вид, что сон, что наваждением стал после встречи с ведьмой, не имеет никакого значения. Но он перепрыгивает на второй этаж, держась за перила и дыхание задерживая, чтобы не вдохнуть слишком много за раз. Пригнувшись как можно ниже, Грейвз на корточках добирается до комнаты, в которой       п о с т о я н н о       Трелони прячется. Он палочку перед собой вытаскивает, чтобы водой обдать дверь и толкнуть ее плечом.
— Сибилл, отойди! — кричит в щель, продолжая давить на заклинивший замок. Ручка неприятно жжет кожу на ладони, и Рейган закусывает губу, разбегаясь и снова со всей силы ударяясь о дерево, которое наконец начинает потрескивать.

Отредактировано Reagan Graves (2021-05-30 15:28:40)

+12

15

https://i.imgur.com/9lpEL3c.gif https://i.imgur.com/xcDBxzk.gif https://i.imgur.com/Z47OZ1d.gif

tobias snape and eileen prince
[±1940, slytherin'1958, место работы и лояльность на выбор; —// oscar isaac & rosamund pike]

[indent] никто не предполагал, что подобная проблема может возникнуть. родители эйлин не знали, что их дочь стремится прочь из клетки, что ее не устраивают правила этикета, а сокурсники кажутся чересчур узколобыми. трудно сказать чьей это было ошибкой, родственников или же времени, в котором эйлин повезло расти и взрослеть, но после выпуска из хогвартса она практически сразу же сбегает в маггловский мир. у нее там куда больше возможностей, да и жизнь у волшебницы среди не-магов проще, чем среди своих же. она знакомится с тобиасом: у них роман красивый, он быстрый и изнутри сжигающий. оба теряют голову, а потом осознают, что общего между ними только ребенок, родившийся в такой неподходящий момент.
[indent] тобиас узнает о магии эйлин после женитьбы, северус же пожинает плоды их неумения общаться друг с другом:

отец запоминается криками и стуками по столу — его ладони, большие и, как правило, испачканные, снейпу приходят в кошмарах. они сжимаются на шее матери, впиваются буквально в кожу, давят и давят, давят и давят. северусу нет и пяти лет, но мысль о том, что маме больно (она же кричит / она хрипит), заставляет решаться на глупости. запрыгнуть отцу на спину, пытаться его остановить, царапать и пинать в бок. снейп худощавый, так что от него помощи можно не ждать, но мать постоянно благодарит после. сидит с распухшими глазами, скатившейся тушью в морщины у глаз, слезы свои стирает и в то же время успевает сына к себе прижать: «ты — большой молодец, мамин защитник». только у северуса колени разбиты, а на руках остались синяки, потому что у тобиаса терпение лопнуло.

[indent] эйлин и тобиаса все устраивает: им вдвоем лучше, чем порознь. когда северус уезжает в хогвартс и, повзрослев, ставит матери ультиматум, то она выбирает мужа. тобиас от него также отказывается, но северусу приятнее считать, что он первым пресекает общение с обоими - без них проще. однажды возвращается домой, когда уже получает метку, и едва отца не убивает. в тот момент ему страшнее больше за себя, чем за него / ведь северус превращается в монстра, от которого сбегал в хогвартс.
[indent]  [indent] только п о м о щ ь тебе все равно нужна, мама


- как видите, в заявке не прописаны отношения между эйлин и тобиасом (как так получилось, что они сошлись, почему до сих пор вместе и вместе ли), потому что предлагаю нам это все обсудить в диалоге. не хочу ограничивать: хотите, будьте вместе и кушайте стекло, не хотите, разведите их и будем играть разбитую вдребезги семью  https://i.imgur.com/AoKZNYX.png
со всем помогу, со всем подскажу. канон не менял, все так, как в вики указано: не шибко богатые, живем не в лучшем доме, ссоримся, деремся, в общем, все как у людей. разве что добавил, что северус однажды чуть тобиаса не убивает, считаю, что нам нужен этот эпизод!
- внешности можно сменить. смотрел еще на парочку ребят, но выбрать не смог, поэтому поставил тех, кто больше запугает петунью (мам, почему я по твоим пятам пошел?)0)))
- посты пишу раз в неделю, от 4к, от третьего лица. от тебя не требую ни пробный пост, ни стиль, ни кол-во определенное. обо всем, думаю, договоримся в процессе игры. развивайте персонажей, ведите туда, куда считаете нужными, а я просто хочу сломанную семью и попытаться ее спасти (куда без этого https://i.imgur.com/3CusU3x.png)

пример вашего поста

you've been on a mission
to take my pride away from me

[indent]  [indent] Надеяться, что тишины достаточно, чтобы успокоиться и с мыслями собраться, чересчур самонадеянно, но Северусу в последнее время нравится судьбу испытывать. Что в этот раз она ему преподнесет, как сильно в спину подтолкнет, сбросит ли со скалы в неизвестность просто, чтобы посмотреть, как быстро Снейп голос сорвет то ли от страха, то ли усталости.

[indent]  [indent] Он устал сражаться, устал искать объяснения тому, что объяснить невозможно. Никогда Северус плохим ни был: он поступал так, как того требовала ситуация. Если в Хогвартсе были обидчики, он себя защищал. Если после выпуска нужно было принять метку, он ее принял. Снейп поступки измеряет собственными ценностями, пока не осознает, что далеко не каждый его взгляд на мир разделяет. Дурсль никогда не поймет, каково это находится между двух огней и знать, что один неверный шаг привести может к последствиям, которые исправить уже не получится. Обсудить с Малфоем или Мальсибером тоже нельзя — они не поймут и первым его сдадут Темному Лорду. Северус сталкивается с проблемой, которая до этого никогда настолько острой не казалась. Северус одинок в своем непонимании мира, и ни одна сигарета не поможет с дилеммой справиться.

[indent]  [indent] Когда он получает пресловутое предсказание на клочке бумаги, и первое, что делает, так это встречается с Темным Лордом, кажется, что Снейп заслужил безграничное доверие с его стороны. Он собой гордится: принц полукровка, который не просто выжил, но еще и превзошел тех, кто в него не верил и пальцем тыкал в школьные времена. О чем еще мечтать / о ком еще страдать? Северус имел все, что для него хоть какую-то ценность несло. Даже едва различимое сомнение, продирающееся сквозь череду бесконечных рейдов, не изводило его в светлое время суток. Лишь по ночам Снейп к нему прислушиваться начинал, а потом все-таки письмо написал, которое теперь считает очевидной ошибкой.

[indent]  [indent] Лили не должна была знать о предсказании: достаточно было сообщить Альбусу и полностью с себя ответственность снять за необдуманные поступки дураков, за чьими спинами Эванс-Поттер вечно пряталась. Но сначала Дамблдор, который внезапно к нему интерес проявляет, а потом и Уизли, у которой оказывается столько свободного времени, что помимо обычных разговоров — совсем непрошенных, — пытается еще и завести настоящую дружбу. Северус чувствует себя обязанным ей, испытывает очевидный дискомфорт, что помощь Ордену Фениксу становится не искренним желанием, а последствием шантажа и попыток достучаться до совести, которая якобы в нем еще теплится.
Снейп проводит далеко не одну ночь за тем, чтобы разобраться с тем, как выжить в условиях, которые он сам для себя усложняет. Клетка его становится с каждым днем все меньше и уже — колышко за колышком вокруг него в землю вбивается, и лишний шаг становится привилегией.

[indent]  [indent] Ожидать, что Темный Лорд пощадит грязнокровку, глупо. Северус сразу от этой идеи отказывается, пока не знакомится с Молли, которая заставляет / учит его эту самую веру обрести. Совершенно бесполезное умение, которое Снейп обменял бы на что-то, что принесло бы хоть какое-то успокоение. Надежда в его сердце теплится, она разрастается, когда Уизли говорит, что он правильно поступил // для кого правильно, для кого?

[indent]  [indent] Северус себя все ближе к черте подводит, когда начинает рисковать с прикрытием и стремится все больше информации принести Альбусу. Только все это не имеет никакого смысла, все это напрасно, потому что орденовцы между собой разобраться не смогли и пригрели самую настоящую крысу на груди.
Все те усилия, что Снейп просчитывал по ночам перед очередным занятием, превращаются в один едва различимый хлопок среди победных криков. 1 ноября — не день победы, а день разрушительного проигрыша, потому что Темный Лорд, может, и умер, но люди для Северуса навсегда ценность свою потеряли.

[indent]  [indent] Он слишком много вкладывает себя в шпионство, которое благодаря усилиям Молли кажется единственно верным решением. Буквально пара месяцев всю жизнь Снейпа переворачивает с ног на голову, и он на похороны не приходит, потому что проводит неделю дома. Северус не ест, он не пьет и хрипит, когда во сне — а больше похоже в агонии — осознает, что еще немного, и все (абсолютно все) смысл потеряет.
Он отказывается от встречи с Альбусом и проклинает все его письма — нет, он больше не купится на его уловки. Снейп из Ежедневного Пророка узнает, что старик объявляет его шпионом Ордена Феникса. Как жаль, Северус же уже ожидал авроров на пороге своей квартиры, которую не проветривали несколько дней.

[indent]  [indent] Дамблдор вместе с выпуском Пророка присылает и приглашение на должность профессора Зельеварения в Хогвартсе, что никак не укладывается в его понимание будущего. Снейп на предплечье прячет Метку, он не может выйти из воды сухим, когда всех его друзей таскают по судам и грозят Азкабаном. Первый раз, когда он все-таки появляется на улице, кажется, что прохожие знают, о чем Северус думает / трус, трус, трус.
Но он принимает предложение на работу, потому что это едва ли окупит долг, который у Альбуса перед ним висит. Столько усилий и все напрасно: война выиграна, а Лили, идиотка, которая доверилась совсем не тем людям, уже кормит червей.

[indent]  [indent] Снейпу тяжело справиться с этим: он должен был провести хотя бы несколько месяцев в одиночестве, а не бросаться с головой туда, где всегда было спокойно. Гостиная Слизерина для него теперь — место закрытое, потому что профессора там не ждут. И он располагается сначала в кабинете, а потом и в квартире в Хогсмиде, что, кажется, немного заглушает переживания. Темный Лорд не мог действительно умереть: Лестрейнджи его еще ищут, а Малфой успевает откупиться от Азкабана. Будущее непонятно для них, но Снейп держит дистанцию и никоим образом себя не компроментирует. Наверное, поэтому изо дня в день по одному маршруту живет — Хогвартс — Хогсмид.

[indent]  [indent] — Тебя искали, — произносит Лея, которая сдает ему квартиру сверху. Она повисает на перилах и его разглядывает с ног до головы: — девушка, — Северус все еще стоит у двери с палочкой, готовясь открыть замок, но, наверное, ждет подробностей.
— Какая девушка?
Красивая девушка, — Лея его старше на год, она не училась в Хогвартсе, потому что не повезло ей родиться сквибом. Но несмотря на всяческие устрашения человек из нее получился не то чтобы плохой. По крайней мере скидки приличные дает и не требует оплату строго по понедельникам.
— Буду знать, — отвечает Снейп и скрывается за дверью, тут же работы учеников сбрасывая на небольшую тумбочку у входа.

[indent]  [indent] Гостья, что к нему заходила, оказалась более благородной, чем Лея, и Северус изучает послание от Молли уже некоторое время, пока подогревается чайник. Он ни с кем из них не обменялся и словом после похорон, которые пропустил. Приятнее думать, что они виноваты в случившемся побольше его самого, поэтому Снейп решает игнорировать и недовольный тон ее письма, и скачущие строки, видимо написанные в спешке.

[indent]  [indent] Правда на следующий день все-таки на пороге дома Уизли оказывается, стуча костяшкой пальцем по двери, надеясь, что стук не расслышат из-за своры детей, прячущихся по углам. Но Молли, наверное, к этому привыкла, оттого дверь открывается сразу же. Северусу остается только вздохнуть и, чуть погодя, пройти через порог. Какого черта он приехал — сложный вопрос. Возможно, ему хочется посмотреть ей в глаза и сказать, как сильно та была неправа?
Скорее всего.

[indent]  [indent] — Привет, — здоровается, находя Молли на кухне. Знала ли она, что именно он пришел, непонятно, но Северус не хочет лишних вопросов задавать, да и извиняться за поздний визит — тоже.
— Вижу, жизнь все-таки устаканилась? — судя по тишине в доме. Снейп забыл, сколько детей у Уизли на данный момент, но число во всяком случае больше пяти. Старших он видит в Хогвартсе и, если честно, многое мог бы сказать об их подготовке и умению сидеть на одном месте ровно.

[indent]  [indent] — Ты хотела поговорить? — проходить без приглашения даже для него невоспитанно, и Северус стоит у входа на кухню, ожидая, что Молли хоть что-то скажет. — Если о заваленном тесте, то Биллу нужно больше внимания уделять на рецепты и не отходить от них хотя бы течение этого года обучения, — добавляет, потому что о войне говорить с ней не планирует. Уизли слишком много надежды в него вселяет, когда этого никто не просит, и Снейп понятия не имеет, как справляться с разочарованием, которое для него незнакомо.

Отредактировано Severus Snape (2021-06-03 16:53:56)

+14

16

https://i.imgur.com/rBnPWkU.gif https://i.imgur.com/lPgeFZf.gif https://i.imgur.com/MecOjrs.gif

silas crump
[±1960, slytherin'78, de, место работы на выбор; —// ethan torchio]

[indent] мы с тобой знакомы со школы: меня вверх ногами подвешивают мародеры, а тебя закрывают в пустующем классе; я в опале, потому что лили эванс, а ты - потому что так получилось. возможно, ты просто не до конца все мне рассказываешь, но однажды мы оба оказались заперты в мужском туалете и никогда бы не подумал, что скажу, что та ночь была не такой уж и дерьмовой. мы с тобой сошлись характерами, наверное, потому что у тебя тоже в семье не все в порядке и надеяться не на кого, кроме как на самого себя. я в тебе уважаю скрытность, не лезу с вопросами, а ты не пристаешь ко мне с предположениями, что будем делать дальше.

[indent] на седьмом курсе я пробираюсь на собрание темного лорда (спасибо, малфой) и встречаю там тебя (спасибо, малфой?). ну, сай, а какого черта? оказывается, что впалые щеки и темные круги под глазами, а также болезненный вид - это не просто последствия твоей отвратительной привычки не спать по ночам? и кто тебя укусил?

[indent] из тебя оборотень получается сносный: ты выполняешь все, что требует хозяин, вступаешь в стаю фенрира, а я с удовольствием вместе с тобой отправляюсь на задания. правда, когда приближаются полнолуния, не реагирую на твои выпады и слежу, чтобы никого своими когтями ты задеть не успел. без понятия, как так получается, что спустя два года после выпуска мы все еще собираемся вместе, распиваем бутылку из погреба твоего отца, а потом обсуждаем, как ты удачно обворовал кого-то там в косом переулке.

[indent] слушай, может, знаешь, как обойти магическую защиту? мне надо поттеров найти.


> персонаж каноничный, так что имя сменить не получится, а внешность тоже не хочется, потому что ждем итана и вот как бы ну вот так https://i.imgur.com/z1GZ420.jpg
> а давай ты будешь оборотнем, но кто тебя укусил, когда и зачем решим вместе? можешь решить и все сам, ни в чем ограничивать не буду!
> надеюсь на пожирательские эпизоды, собираюсь познакомить тебя с петунией, потому что графика не должна пропадать, планирую, что с тобой вместе обязательно придумаем то ли аконитовое зелье, то ли какие-то магические цепи. в общем, планов множество, приходи и выбирай любой (:
> в посты вырываюсь раз в неделю, могу чаще, а могу реже, все зависит от занятости ирл. не претендую на спидпостинг, тебя подгонять никогда не стану и буду рад, если разовьешь персонажа туда, куда сам хочешь! единственное, что не хотелось бы из итана делать предателя пожирательских идеалов. давай он будет вполне сожительствовать с целями и задачами последователей темного лорда, а потом нехило так изобьет / сломает северуса за скверные мысли о предательстве?

пример вашего поста

I'm not wasting my time, you better recognize
THE FLAME, THE HUSTLE, THE PAIN, THE REDNESS IN MY EYES

[indent]  [indent] Северус бредет по переулку, всматриваясь в тени, что впереди виднеются на мгновение и тут же исчезают. В такое время суток никто не хочет попасться и быть узнанным, да и сам Снейп лицо опускает, когда кто-то мимо него все-таки проходит. Мантия не скрывает ни длинных волос, ни въедливых темных глаз, но беспокоиться ему не из-за чего. У Северуса палочка в кулаке зажата, а если будет нужно, то заклинание с губ сорвется вполне непроизвольно, что не есть хорошо, но он привык довольствоваться тем, что есть.
Когда из Хогвартса выпускается, то к работе приступает с присущей осторожному человеку внимательностью. Он многих своих коллег уже давно знает: учились вместе или же пересекались у Малфоя / Мальсибера дома. Оттого предусмотреть может, кто подставит, а кто последует приказу без отклонений. Так и происходит — они работают слаженно, вдвоем или втроем, но результат всегда Темного Лорда радует. Снейп пользуется доверием и доказывает свою лояльность, когда в первый раз вызывается на занятие по окклюменции. Он уже давно пытается одолеть ментальную магию, азы изучает, но практики не хватает, а Темный Лорд дает ее сполна. Северус от него пощады не ждет, но удивляется, когда тот не предстает перед ним с шипами на коже и зверскими глазами — Том Риддл похож на обычного человека, чем, наверное, только больше страха и вселяет.

[indent]  [indent] Снейпу к восьмидесятому году становится вполне очевидной цель, которая стоит перед ними. Разделять ее с остальными пожирателями смерти — одно, а осознавать и принимать — совсем другое. Он не только понимает, но и строит планы по ее достижению. Многие любят ситуацию утрировать: пожиратели смерти не гонятся за геноцидом магглов, они лишь хотят восстановить справедливость и сделать мир лучше. Северус, конечно, в прения не вступает — чем больше голосов, тем сложнее разобраться в изначальной мысли собрания, но то и дело подмечает, кто и что озвучивает при Темном Лорде за столом.
Многие вступают в ряды пожирателей, потому что хотят крови, хотят хаоса и боли. Вполне очевидные желания, учитывая, что чистокровные наследники растут в лишениях. Не в материальном плане, конечно, а в эмоциональном. Северус наблюдает за Люциусом, с детства третируемым отцом, и подмечает, какое сильное влияние Абраксас на него оказал, то ли пытаясь помочь, то ли не зная, как по-другому себя вести. Большинство его знакомых (коллег) руководствуются детскими обидами, когда приступают к выполнению задания, что отдаляет пожирателей от истинной цели, но вполне забавляет хозяина. Чем больше хаоса, тем больше шанс добиться своего.

[indent]  [indent] Северусу нравится думать, что он свои обиды оставил позади; закопал где-то на заднем дворе, спрятал от всеобщего обозрения то ли окклюменцией, то ли силой воли. Лили не снится ему больше: он забывает ее голос, не помнит, как выглядят ее глаза, хотя, порой, фантазирует, цепляясь лишь за одно воспоминание о том, что те определенно точно зеленые. Чем дальше Снейп живет в своем мире, тусклом и покрытым мерзким мраком, тем меньше он помнит о тех временах, когда обе Эванс занимали в его жизни больше места, чем он сам.
Только когда Петуния вышла замуж, а Лили окончательно исчезла с горизонта, Северус осознал, что все то время неправильно себя вел. Не по отношению к ним, а по отношению к себе: он определял, хороший ое или плохой, светлый или темный по критериям, которые выставляла Эванс. Жить так нельзя, так можно только в клетку себя загонять в постоянной попытке добраться до идеала, чтобы хоть как-то на себя внимание обратить. Снейпа от подобного коробит, он шаг назад делает, палочку вскидывает и проблемы себя лишает — легче простого.

[indent]  [indent] Только когда по Лютному Переулку перебирает медленными шагами, то замечает впереди фигуру, не прикрытую типичной для этого места мантией. Она вообще стоит в куртке посередине улицы и оглядывается по сторонам, как будто потерялись среди трех сосен. Северус шаг замедляет, он вовсе останавливается, капюшон с волос скидывая и пытаясь разглядеть, какого черта происходит.
Петунию не узнать сложно. Она яркая, хоть и невысокого роста. Если бы с кем-то разговаривала, то ее голос бы разносился по всему переулку. Северус о нем вспоминает, когда читает ее письма после длинного рабочего дня. Обязательно нальет себе чай / кофе / настойку, сядет на стул, ноги закинет на стол, несколько минут поразмышляет, а стоит ли вообще в очередной раз вскрывать конверт без марок и подписей, но все-таки до листа, разлинеенного, дотянется.
С апреля он не открыл ни единого конверта. Складывал их сначала рядом с выпусками Ежедневного Пророка, а потом скидывал в ящик под столом, чтобы не занимали место. Петуния, начинала злиться и писала больше писем, чем обычно, а Северус каждое оставлял с предыдущим рядом, не возвращаясь к ним ни следующим утром, ни вечером.
Одного такого не помеченного конверта хватило, чтобы информация внутри всю жизнь с ног на голову перевернула, больше Снейп рисковать не хотел.

[indent]  [indent] Он даже не помнит, когда они в последний раз встречались и общались. Кажется, когда всем стало известно о беременности Дурсль. Эвансы организовали слишком шумный, по его меркам, праздник, и пришлось на месте трансфигурировать салфетку в какую-то непонятную плюшевую игрушку, которую наверняка уже выкинули.
Северус замечает и живот, который виднеется из-под раскрытой куртки, оттого вздыхает / тяжело, недовольно, обреченно.
Петуния его тоже замечает, на месте останавливается, и Северусу ничего не стоит мимо нее пройти, чтобы перестала глупостями заниматься и усложнять то, что и без этих пустых разговоров непросто.
Но оставить ее посреди Лютного Переулка Снейпу решимости не хватает: он к ней подходит, шагами большими и быстрыми, за локоть хватает без вопросов лишних и по сторонам оглядывается, чтобы никто не заметил, кого он за собой тащит и главное — куда.

[indent]  [indent] Северус работает в лавке Берка, точнее — он там получает заказы от Темного Лорда, их выполняет, передаёт следующим. Система налажена на все сто процентов, рисковать ею, значит, не иметь головы на плечах. Снейп доходит до тупика, с которого все знающие трансгрессирует, и в следующем шаге с места пропадает, крепко хватая Дурсль за собой. Как только они оказываются в Хогсмиде, Северус на Петунию смотрит недовольно: — ты можешь замолчать? — шипит, потому что хвоста за собой бы не хотелось, да и палочка уже свое дело делает — силенцио заглушает Дурсль, и они следующие несколько домов проходят в тишине.
На третий этаж подняться незамеченными невозможно, а Снейп подталкивает ее к лестнице, пока здоровается с Леей. Она снова напоминает про оплату к концу месяца, хотя Северус ни разу не задерживал выплаты. Но лишать ее возможности проводить взглядом незнакомку не решается — пусть смотрит, сколько хочет, все равно узнать Петунию из здешних никто не может.
Она ни разу в Хогсмиде или даже в Хогвартсе не была.

[indent]  [indent] Только когда Северус закрывает дверь за собой, щелкает щеколду, накладывает заглушающие чары и наконец охранные, тогда поворачивается к Петунии и срывается на крик: [float=right]https://i.imgur.com/eb7jhk4.gif[/float]— ты какого черта удумала, дура? — Снейп и сам не ожидает, что получится настолько громко, но ему уже не семнадцать, а ей не восемнадцать. У нее в животе ребенок вот-вот родится будет готов, а она расхаживает по волшебным переулкам, да и не по каким-то там, а по Лютному. Северус снимает с нее силенцио, палочку откидывая на тумбочку и проходя мимо.
Его трясет от неожиданности / от непонимания происходящего. В его квартире сейчас находит маггла, которая ни разу не была на территории так близко к школе. Их могли заметить, отследить и вычислить — один лишь донос Темному Лорду и всякие попытки распутать комок с предсказанием будут напрасны.
Северус осторожно выглядывает в окно, чтобы удостовериться, что никого ни на улице, ни в доме напротив не видно. Он ставит чайник, левитирует две кружки на стол, а сам опирается на столешницу, следя за тем, как Дурсль мнется на пороге. Ее живот его пугает — он слишком большой, а мысль, что она пришла рожать к нему, кажется, чересчур странной, чтобы ее продолжать. Но Снейп буквально пялится на него, понятия не имея, что еще сказать, кроме как послать к черту и стереть ей память.
— Эванс, я тебя спросил, какого черта ты творишь и что ты делала в Лютном? Как ты туда вообще попала?

+13

17

https://i.imgur.com/Bo5D6jt.png https://i.imgur.com/LnHtPc8.png https://i.imgur.com/Eycd70R.png

kai & jai macmillan
[±1946, kai [hebrids], jai [diagon alley]; —// domhnall gleeson & andrei burkovsky]

[indent] история о двух братьях, пошедших по разные стороны одной и той же войны, уже стара и знакома практически каждому волшебнику современной магической британии. джай, когда слышит, что из них двоих является "плохим", стакан, зажатый в руке, вверх поднимает, потому что - а почему бы нет? кай отнекивается и головой качает, потому что ответить тем же не может - завязал с алкоголем на прошлых выходных.
[indent] между ними всегда ощущалась огромная разница, потому что по древнему замку макмилланов в сорок шестом ходили слухи, что беременна не только жена старшего макмиллана, но и его помощница. никто не знает, правда ли кай и джай являются двойняшками, но по крайней мере именно так их представляют поначалу, а потом все привыкают - вы вообще видели, как они друг на друга похожи?
[indent] схожести, правда, заканчиваются, когда разговор заходит о целях, о планах и о ценностях. кай остается работать в заповеднике на гебридский островах в качестве казначея, а джай с островов сбегает. как он так, бежал прицельно, что при первой же возможности окунулся в криминальные дела лютного переулка до сих пор непонятно. но на совместных ужинах макмилланы сидят по разные стороны стола, потому что джай только что продал редкие драконьи клыки на темный рынок, а кай не досчитался лишних сотен галлеонов.
[indent] что победит: тьма или добро, а может, нет никакого черного и белого? может, только серое и осталось между ними, с детства друг в друге нуждающихся? джай только семью находит в лютном, а кай, наверное, так просто это не оставит.


п р и в е т      к а к      д е л а      т у т      т а к о е      д е л о
— внешности - основное в этой заявке; мы разъебались с глиссона, с бурковского, а теперь не можем перестать видеть их братьями. имена, фамилии, род деятельности и возраст можно заменить, а вот внешности очень сильно ждем, потому что иначе не может больше русфф существовать;
— джая приписали к криминальной группировке в лютном переулке, побольше расскажем уже лично, потому что должна быть где-то интрига;
— кая же вписали в заповедник, потому что там живут только лучшие мальчики и девочки. можешь не любить работу, а можешь, наоборот, души в ней не чаять;
— кай - теплый, джай - холодный, если говорить оттенками, а если опустить всю эту лирику, то ни в чем не ограничиваем и будем рады, если вы создадите своих и классных братьев;
— пишем стабильно, от 4к и больше, третье лицо. на спидпостинг не претендуем, но ждем в любом случае!

пример вашего поста

Могу забрать тебя с собой,
[indent]  [indent]( но только если хочешь )

ПОПРОБУЙ БОЛЬ, ЕЕ ПОЛЮБИШЬ, ЭТО ЗНАЮ ТОЧНО

[indent]  [indent] Маша видит, что он издевается; его улыбка на ножны похожа, она не приносит облегчения, как это быть должно, она после себя оставляет недопонимание / / нервозность. Женя ей кажется человеком плохим; она видит и знает все его слабые стороны. Они открыты, на поверхности находятся, чтобы каждый посмотрел и выводы свои сделал, желательно такие, чтобы привязываться к такому типу не захотелось. Он буквально гордится тем, что одинок, что своеволен, что настолько мерзок, что никто рядом не задержится на лишние пару дней просто потому что его компания приходится по душе.
Демидова за всеми этими фасадами пытается рассмотреть человека, который нуждается в защите, который нуждается в соратнике. Маша сразу замечает эту потребность, она ею и пользуется все эти десять лет, что вокруг него ходит и рукава трансфигурирует в более длинные, чтобы скрыть чересчур цепкие прикосновения. Она ему всё оправдывает: каждому слову причину находит, каждому взгляду и жесту — обоснование. Ей Женя нравится, она его любит, и эта любовь её изнутри разрушает, она отравляет и прорастает сквозь кожу неаккуратными ветками. Если бы Машу попросили его описать одним словом, она бы не задумываясь ответила — ядовитый плющ. Он её, может сам того нехотя, но обвивает и, порой, душить начинает, когда вдруг ему скучно становится.

[indent]  [indent] Такое сожительство её вполне устраивает.
Она знает, что у неё есть место, куда всегда можно вернуться. Демидовой с её простецкой семьей и отсутствием какого-либо внимания в детстве задуматься бы, откуда такая потребность в синяках появляется, но зачем думать, когда можно ему в чай подмешать расслабляющего зелья, чтобы сегодня смог подольше поспать.
Никто так о нём не заботится, как Маша; Никто ему не сможет дать того же уюта, что Маша обеспечивает изо дня в день. Для Жени это всё привычное, оно для само себе разумеющееся, только вот ради того, чтобы он мог в хорошем настроении в пятницу уйти, она не одного и не двух клиентов вынуждена уговаривать и припугивать, порой, руководствуясь чересчур самонадеянными способами.

[indent]  [indent] Маша за всем следит, и оно о многих практически всё знает.
Она — человек незаменимый, оттого голосок внутри, который то ли на мамин похож, то ли на отцовский смахивает, постоянно вторит: Женя её не ценит.

[indent]  [indent] — Я в истерику не впадаю, — ровнее садится, потому что у Маши нет настроения в его уловки играть, у Маши жизнь решается прямо здесь и сейчас, хотя ему определенно всё равно. Она его ненавидеть хочет: выискивает все, что он делает отвратительно, вспоминает, как боль ей причиняет. Воспоминания прокручивает одно за другим, пока себя не застает с мыслью, что, пожалуй, любовь разной бывает. Демидова не требует ни прощений, ни внимания, ей даже, строго говоря, всё равно, чем он заниматься сегодня вечером планировал — всё, чего она хочет добиться, так это уважения, которым Золотарёв поделиться никак не спешит.
Ей кажется, что она заслужила: достаточно его истерик вынесла, недовольных девушек выгнала, нужных людей нашла. Маша заслужила поцелуя, пожалуй, требовательного, но ей предназначающемуся, а не так, перепавшему совершенно случайно. Если бы он прямо сейчас предложил ей повышение, она бы, не раздумывая, согласилась. Но ведь Женя так не может, ведь ему всё усложнять нужно, потому что если бизнеса вопрос касается — он всё замечает, а если у него перед носом происходит самая настоящая трагедия ( чужая ), то класть он на неё хотел.

[indent]  [indent] Демидову от всех остальных отличает одно лишь удобное качество — она всегда на его стороне, насколько неправильной бы и склизкой та ни оказалась. Если бы они оба оказались сейчас за чертой города, погрязшие в болоте и тине, Маша бы сначала ему ветку протянула и только потом бы себя пыталась спасти. Она прекрасно знает, что никто для Жени на подобные жертвы больше пойти не сможет: она чересчур его ненавидит, чтобы позволить себе дальше существовать без его раздраженного настроения вокруг.
[indent]  [indent] Маша его чересчур любит, чтобы отпускать так просто.

[indent]  [indent] Правда голосок-то, тот самый, что то на женский, то на мужской походит, требует справедливости. Она ведь знает, как правильно, видит, что определенно ошибка, что капкан вот-вот его голень схватит и до кости доберется наточенными ножнами. Да Жене все равно — у него на губах оскал, а между пальцами очередная сигарета.

[indent]  [indent] Маша его хочет на «слабо» взять, хочет самой себе доказать, что ещё есть возможность, что ещё есть шанс на то, чтобы своё отстоять. Ведь Женя так просто не сможет от нее отказаться, от той, кто постоянно рядом и всегда позади.
Она глубокий вдох делает, взгляд в сторону переводя, потому что, честно говоря, такого поступка от него и ожидала — растоптать, с грязью смешать, а потом сказать, что так оно и было. У Золотарёва сердца нет, и Демидову это устраивает ровно до того момента, пока циничность не стоит ей уверенности в будущем.

[indent]  [indent] — Вот и порешали, — ей слова трудно даются, они в горле у неё застревают, потому что Маша на другое десять лет рассчитывает, другими мечтами живет, когда раны свои зализывает, чтобы не дай Мерлин на следующее утро он их снова заметил и раскаиваться начал. Что-то ей подсказывает, что Женя такому не научен, что если бы она с синяками ходила, показывая всем вокруг, что значит с ним работать, то он бы куда больше уважения к ней проявил. Маша ногой покачивает, туфлю на пальцах удерживая, пока тираду слушает о том, что никому она не сдалась, такая вот       т р у д н а я.
— Да нет, просто поняла, какой ты неблагодарный кусок дерьма. Не приползай потом ко мне на коленях, когда тебя закруцианят до потери рассудка, — обе ноги на пол ставит, дотягиваясь до чековой книжки, что лежит по другую сторону стола. Она сама свое имя вписывает и сумму, которую считает вполне логичной для своего жалования: — если добавишь ноль, могу с уверенностью сказать, что уважать тебя больше не стану, но в твою честь хорошо поработаю в другом месте, — в его сторону книжку кидает, ему, собственно как и всегда, осталось только подпись поставить.

[indent]  [indent] Маша понятия не имеет, откуда в ней столько уверенности и выдержки, почему она ровным шагом идет к сумке, сбрасывая все, что не ее, на стол. У нее даже руки не дрожат, хотя внутри, кажется, что-то надламывается со скрипом. Скрип едва этот различим за шумом в ушах, но она не останавливается и все свои личные вещи по кабинету собирает. Это не занимает много времени — кабинет никогда не принадлежал ей, как бы ни старалась она обосноваться на этом ковре с совершенно безвкусными кожаными диванами.
Демидова возвращается к нему в кабинет, чтобы чек забрать. И, подхватив его двумя пальцами, улыбку из себя давит на прощание: — гори в аду, — дверью хлопать оказываться даже приятно, и Маша на выход спешит, чтобы знакомые путы ее снова не подхватили и обратно не затащили.

[indent]  [indent] Она на улице вдох свободный пытается сделать, но легкие сдавлены, а сердце, кажется, вот-вот из груди выпрыгнет. Маше не становится легче — Маше становится только хуже. С каждым шагом, что она вперед проходит, желание вернуться все отчетливее становится. Она бы, наверное, попросила у него прощения и объяснила поведение плохим настроением; бывает же такое, просто скучно, просто одиноко.
Демидова покупает пачку сигарет у одного из вороваек, что рядом ошивается. Приятный дым легкие наполняет, да облегчения не приносит — она, блять, понятия не имеет, что это сейчас такое было и самое главное, что делать дальше.

[indent]  [indent] Слово разносится по переулку быстро. Маша не знает, то ли потому что у Жени в офисе что-то произошло, то ли просто за ним следят чуть усиленнее, чем она ожидала. На следующий день после увольнения к ней прилетает несколько сов, а спустя еще сутки — считать количество приглашений на ужины Демидовой кажется уже некультурным.
Все хотят узнать, можно и переманить бывшую помощнику Золотарёва, ведь она знает достаточно, что при умелом использовании можно против самого Жени использовать. Маша не дура, она осознает, что он сделает всё, чтобы она замолчала и никому ничего не сказала, даже если на первых порах будет уверен, что сегодня-завтра она на его пороге вновь покажется.

[indent]  [indent] Демидова, если честно, едва соблазну не поддалась. Но голосок снова вернулся, подсказав, что, возможно, если он никак сам не объявился, то ему еще время нужно, чтобы осознать, как сильно ошибся. Маша однако дальше идет, она соглашается на встречу с Кадмусом, греком, который точно так же, как и Женя свой бизнес начал около десяти лет назад. В ней желание отомстить становится ярче, чем желание его на коленях перед собой снова увидеть. Демидова на ужин приходит в том же платье, которое Золотарёв ей покупает для ночи в казино, где они, якобы, вдвоем несколько тысяч галлеонов выигрывают, а на деле же на взятку соглашаются.
Уже на следующий день Маша становится помощницей Кадмуса: ей обещают и куда более выгодное положение, да и гонорар повыше того, что выплачивал Женя. Хорошая сделка, только подвох она сразу распознает, в контракте своем указывая, что никакие подробности из бизнеса Золотарёва рассказывать не будет, пока на все сто процентов уверенной не будет в собственной безопасности.

[indent]  [indent] Женя считает, что Маша тех нулей не стоит, которые она назло ему снимает сразу же, как из чертовой конторы выходит. Так она заработает куда больше, а потом окажется той самой, перед кем он извиняться будет.
[indent]  [indent] Жаль только, что далеко не все ее мечты, в которых Золотарёв фигурирует, имеют свойство сбываться.

[indent]  [indent] Она его замечает не сразу: у нее пальцы заняты бокалом, да и разговор с Катракисом затягивается — он просит рассказать ему все, что она знает про Роула. Демидовой не сложно, у нее зарплата теперь обеспечит ей не только отпуск в Греции, но и долгожданный переезд в Манчестер.
[float=left]https://i.imgur.com/W8tBXDp.gif[/float]— Золотарёв, — Катракис ладонь в воздухе поднимает, чтобы внимание его привлечь, и Демидова улыбку на губах растягивает.

Совсем такую же, как у Жени.
Ту, что на ножны похожа.

— Золотарёв, — кивает в знак приветствия, сигарету подкуривая. В этот клуб войти не может человек с улицы / / жаль, что Маша совсем не такая, какой он себе ее представлял / / хорошо, что теперь это как никогда очевидно.
Ты, кажется, дружишь с Демидовой, да? — глумится Катракис, и она ему это позволяет, потому что Золотарёв заслуживает куда больше говна.
— Ты перепутал, Кадмус, мы просто знакомые. Я же тебе писала памятку, — Маша на Женю не смотрит, он теперь не ее работа.

[nick]Masha Demidova[/nick][status]когда ты откроешь глаза[/status][icon]https://i.imgur.com/MIYOiPv.png[/icon][sign]когда ты откроешь глаза
https://i.imgur.com/iAeAUzM.gif https://i.imgur.com/oKiwBMK.gif
[indent] закрою дверь >  [indent] заберу всё назад
[/sign][lz]<whomask> <whomask1> <a href="ссылка на анкету">маша Демидова, 32</a> </whomask1></whomask> <ank1> как бессонница в час ночной меняет, нелюдимая, облик твой. <a href="https://finiteincantatem.rusff.me/profile.php?id=299">чьих</a> невольница ты идей?[/lz]

Отредактировано Varvara Skryabina (2021-09-13 22:02:39)

+13

18

https://i.imgur.com/YFrXqT2.gif https://i.imgur.com/jGr9z3i.png https://i.imgur.com/0eifStv.gif

andromeda tonks
[autumn'52, slytherin'71, журнал "новая англия", order of the phoenix; —// daisy edgar-jones]


Крок    > > >   я стою за порогом
  [indent]ТИХА  МАНТРА  НА  ВУСТАХ

у андромеды очень много сил: она сильнее, чем белла, потому что её "нет" не сопровождается угрозами, а встречается понимающим кивком; она сильнее, чем нарцисса, потому что храбрости достаточно в себе накапливает, чтобы за порог родного дома ступить и никогда больше не возвращаться. у меды сил с избытком, и она отчаянно полезной быть хочет, когда вместе с тедом рука об руку сталкивается с жестокой войной предрассудков.

кто бы чего от некогда блэк ни ожидал, она дома сидеть не станет. балы и приёмы ей знакомы, она знает, как себя вести и что произносить, чтобы очаровать / / чтобы к себе расположить, но жить в роскоши, когда есть те, у кого не хватает еды на ужин, андромеда не может. она чересчур болеет сердцем за всех, кого судьба обделила удачей, и оттого от собственной фортуны отказывается. варвара считает подобное поступком отважным, поэтому ещё в школе, будучи гриффиндоркой, оказывается с блэк связана нелепым пактом: если кто-то вдруг решает её оскорбить за происхождение, то андромеда вмешивается, а если уж сокурсники пытаются слизеринку на место поставить, то тогда уже варя вперёд выходит.

у андромеды есть всё: любящая семья и друзья, крыша над головой и много ( очень много ) надежды, что всё обязательно образуется. она пальцы марает в чернилах, когда снова и снова склоняется над столом, чтобы оформление статьям "новой англии" придать; пальцы у неё всегда чернильные, темноватые, и со временем тонкс и сама к этому привыкает. все знают, что на кухне побыла андромеда, ведь её отпечатки практически на всех поверхностях остаются.

она считает, что сражаться можно не только с помощью заклинаний, но и с помощью слова, поэтому отдушину находит в журнале, направленном на поддержку ордена феникса. именно тонкс становится художницей, которая создает того самого феникса, что украшает теперь штаб членов тайного общества. знала бы она, сколько духа и надежды передаёт читателям своим упорством и иллюстрациями, дух захватывающих.
( и как сильно беллатрикс не нравятся её собственные изображения, вышедшие из-под пера художницы с незнакомым псевдонимом )


- мы не хотим ограничивать тебя в твоей биографии, поэтому не прописывали ни отношений с тедом, ни отношений со всей семьёй. всё абсолютно на твоё усмотрение ( драмы, стекло и прочие дела - это всё классно, мы поддержим и, если что, поможем тебе соеринтироваться, куда пойти ). всё, чего мы хотим от меды, так это работу в новой англии, потому что нам не хватает там журналистов. если хочешь, можешь быть членом ордена феникса, а можешь стараться на благо независимой газеты, иллюстрируя и верстая ( ага хд ) выпуски;
[indent] в новой англии работают на данный момент оллард (главный редактор), аллегра и варвара. это заявка совместная с этими ребятами, вот, чего они передают:

аллегра:
мне хотелось бы, чтобы меда стала этаким наглядным примером, который будет показывать, что уйти из чистокровной семьи можно и никакой катастрофы из этого не случится. или наоборот, предостерегать, что никакой дороги в большое и светлое будущее не существует, что придется немало усилий приложить, чтобы привыкнуть к новому, непривычному миру. а потом было бы здорово, если бы меда стала именно той, кто поможет аллегре обосноваться там после ухода из дома, тут в принципе намечаются хорошие дружеские отношения, это только костяк и наброски, приходи, все обсудим, подкорректируем

оллард:
оллард андромеду как серьезное прибавление к журналу не рассматривает, не может избавиться от ощущения, что для тонкс это все остается игрой, которую в любую минуту завершить можно. тем не менее: она много лет в чистокровном кругу вертелась и даже сейчас может рассказать много интересного, того, что пригодится может.
( если будешь в браке с тонксом счастлива - станешь немного вселять надежду, но этого я не говорил )

- так что мы тебя ждём, игры будут, спасём человечество! помимо выше перечисленных ребят тебя еще очень ждёт молли (если ты не станешь членом ордена феникса) и доркас (если станешь). да и вообще все ребята, у которых и оф в стороне, и пс, и мм! у вари проблемы есть, ей нужен человек, который денег незаметно в кошелёк подкинет, приютит у себя и поддержит, когда вместо "помоги" вырывается только "отстань". скрябина может заменить тебе одну из сестёр, а аллегра - вторую. а может твоей второй сестрой станет молли, и варя с аллегрой будут сражаться за твоё внимание. смари, как придумали;
- пишем мы постоянно, так что можешь не переживать, от третьего лица, размер не имеет значения, сами пишем от 4к и выше;
- внешность можем обсудить, но дейзи такая прям андромеда https://i.imgur.com/TI8aUXI.png

пример вашего поста

[indent] варя в гримасе себе не отказывает, потому что компания финна куда полезнее разговорчивого олларда. финн хотя бы может попытаться неудачно пошутить и получить кулаком в нос от проходящего мимо волшебника, а олли сидит на месте ровно, чересчур напряженно и пытается говорить о том, что мир и без его напоминаний каждый день тревожит. скрябина стопку опрокидывает, с удовольствием шипя, когда жидкость по горлу стекает. — ты меня сейчас сравнил с дураками, которые ведутся на разговоры финна? н-да, дипломат из тебя скверный, — варя по секрету ему рассказывает, на стуле растягиваясь и чуть расслабляясь. судя по тому, что оллард решил поговорить о плюсах и минусах распыляющегося внимания финнеана, то предложение у него явно поважнее собрания с плакатами. не то чтобы варвара туда ходила: она была в первых рядах с кричащими лозунгами на первых порах, а потом пару раз оказалась сражена слезоточивыми заклинаниями и отсиживалась в камерах хит-визардов под смешки тихона, которые только спустя несколько часов переживающего яда лишались. не очень ей нравилось подписывать документы при освобождении, как и не внушало доверия занесенные в дела процессы задержания. скрябина обязательно пыталась городецкого поддеть, а он обязательно покрепче ее руки сжимал.

[indent] — я тебе и так сказать могу, что ты мне не нравишься, — плечами пожимает, — а французы куда больше в революциях понимают. я бы на твоем месте не отказывалась от деятельных людей, — правда варя понятия не имеет, зачем ему понадобилась ее помощь, и, наверное, вопросов лишних лучше бы не задавать, но каким бы неловким оллард ни был на общих пьянках, голова у него смышленая. оттого, наверное, скрябина все еще продолжает напротив сидеть и пирожок надкусывать. алдертон определенно что-то задумал, что-то, что не совсем вписывается в рамки ежедневного пророка или придиры.

[indent] — ты, что, комплиментам научиться решился? — от смешка не удерживается, потому что колдография вари едва ли какую-либо обложку украсит: в ней нет ни красоты, ни доверительного взгляда, который все так отчаянно найти в нынешних политиках пытаются. скрябина самая обычная, она даже можно сказать заурядная, оттого так и выделяется, когда кричать начинает ( чересчур недовольно ), чтобы ее услышали и расслышали. — алдертон, я тебя умоляю, — тарелку с пирожками в его сторону отодвигает, потому что такое предложение оскорблением казаться начинает — начал же за здравие, а закончил за упокой. придется дома что-нибудь готовить, а скрябина не любит стоять у плиты, как и подогревать то, что удастся купить за несколько галлеонов в забегаловке неподалеку. она ногти свои кусать снова начинает, на спинку стула облокачиваясь и вокруг оглядываясь. если бы сейчас их кто-то вместе заметил, наверняка бы вопросы посыпались, потому что алдертона редко встретить на поле боя можно ( полем боя скрябина называет журналистские контакты и перевалочные пути ). ей жутко нравится бар в денби, где всегда можно застать грязного джо. у джо любая информация имеется — он обо всех всё знает, если только руку его достаточно утяжелить.

[indent] правда оллард продолжает и определенно разговор куда-то увести пытается, варвара ему это позволяет сделать, вопросов лишних не задавая.
— ты мне предлагаешь работу? — объяснения его пространственные, они какие-то однобокие, чтобы варя одно с другим самостоятельно соединить смогла, а он не озвучил то, что приговором посмертным стать может. скрябина вздыхает, допивая две стопки залпом и головой качает, не давая алдертону никакого ответа. такие вопросы не обсуждаются в забитом людьми пабе, такие вопросы не выкладываются на стол, чужими людьми очищенном, потому что и ветер, и стены услышать могут. даже если бы они закрылись специальными заклинаниями от заинтересованных ушей, то все равно бы слова, что здесь остались бы висеть в воздухе, принадлежать всем присутствующим стали.
варя себя не подставляет — варя достаточно узнает о работе, которой занимается, чтобы на такие глупые фокусы не покупаться. тихон ее обязательно за это похвалить должен, потому что она буквально его мыслями рассуждает, когда со стула молча поднимается и на олларда смотреть отказывается.
— рассчитайте, — эльфийке кричит, пока мантию на плечи накидывает и кивает алдертону, чтобы за ней шел.

[indent] она на морозный воздух выходит раньше, чем приносят счет, но все и так знают, что за себя платить варвара не станет: не тогда, когда ее задача — это отдохнуть. ладони в карманы теплые прячет, дожидаясь, пока оллард покажется на улице, и только тогда шагу прибавляет, направляясь к тупику, из которой аппарация происходит обычно.

[indent] она алдертона под руку берет, не задавая вопросов и от него не ожидая никаких уточнений, пока вихрь трансгрессии их из людного переулка уносит подальше. скрябина отчетливо видит место, куда своего несостоявшегося коллегу переносит, и когда глаза открывает, то сталкивается с просевшей дверью лицом к лицу. она палочкой касается ручки, нагревая ее достаточно для характерного щелчка спадающего защитного заклинания. заговоренные петли со скрипом дверь отворяют, и варя внутрь проходит, мантию скидывая с плечей тут же. тут жарко: камин топится всегда, а немытые тарелки с овсянкой на столе намекают на недавнее присутствие хозяев.

[indent] — оллард, я не знаю, где тебя носило все это время, — начинает, почесав лоб, и дрова тут же подкидывает в порабощенный огнем камин, — но сейчас дела делаются по-другому. ты не можешь обсуждать что-то, что произнести в присутствии остальных не решаешься. ты таким образом подставляешь меня и всех тех, кем я дорожу, — варя руки вытирает о полотенце, что висит рядом с кочергой, — и я надеюсь, что ты не хотел этого, иначе простить такого не смогу, — на олларда взгляд переводит, прекрасно зная, что он просто не догадывается, наверное, как опасно говорить о работе, скрытной и опасной, на глазах у всех.
— на дворе война, такие просчеты не прощаются ни пожирателями смерти, ни министерскими. а ты на меня сейчас направил красную мигающую стрелку лишь одним вопросом, который наверняка долетит до всех, кто заинтересован в том, чтобы меня убрать с пути, — скрябина объясняет алдертону, почему ушла и почему его привела незнамо куда. она своей безопасностью дорожит ровно настолько, насколько отчётливо осознает, что все, что она делает, отражается и на городецком. если ему терять некого, то это не забота варвары сочувствие подыскивать. а у нее на хвосте тот идиот с 1974 года все еще сидит.

[indent] — здесь нас никто не услышит, — чуть погодя, добавляет, чтобы оллард смог немного расслабиться, а потом ему протягивает чашку чая. она не пьет за серьезными разговорами и ему подобного не советует. — ты знаешь, где можно напечатать важные материалы без цензуры и авторства? — все вопросы, что удерживает в себе с того самого момента, когда алдертон переходит к делу, наконец на поверхности показываются. — есть только два журнала подобных, — глоток чая делает, задумчиво опираясь о край стола, — я тебе достаточно доверяю, чтобы привести в тайное место, о котором мало, кому известно. так что переходи к делу, олли. у тебя есть выход на новую англию? — варя не хочет его обижать и предполагать, что он работает на истоки, оттого даже вслух их не упоминает.

Отредактировано Varvara Skryabina (2021-07-18 20:05:49)

+12

19

ежедневный пророк нанимает
https://i.imgur.com/5ODdlYX.gif https://i.imgur.com/cUkwAgg.gif

крупнейшая газета магической британии, так или иначе ее выписывает больше девяноста процентов населения, а те, кто не получают номер с утренней совой, все равно знают, что написано в каждом выпуске.

https://i.imgur.com/PeAJIQw.gif https://i.imgur.com/qxdDMH9.gif

charles pearson
[1940, S'1958, главный редактор; mm// rob lowe]

на короткой ноге со всей магической англией - так? интересно, есть ли у тебя, чарли, принципы, или они остались где-то в далекой юности, которую и вспоминать теперь - стыдно? впрочем, какие принципы к черту, когда у тебя есть личные адреса последних трех министров магии? цензура, которую офис накладывает, тебя не волнует совершенно - гораздо интереснее то, что колдограф успевает запечатлеть тебя, пожимающего руку министру минчуму, так? власть - штука соблазнительная. ты вступаешь в должность года три назад; все твои секреты - тайнами государственного значения почти становятся: хорошо, тебе не хочется, чтобы личное на поверхность выплывало. абстрагироваться необходимо от того, что родная мать в семидесятых погибла во время протестов ирландских, потому что одним из лидеров бунта была. думаешь, это все позади? думаешь, сыновья миля не найдут на тебя выход теперь, когда ты шишка важная и столько пользы принести можешь?

https://i.imgur.com/EKi3Dru.gif https://i.imgur.com/MgES939.gif

eden saunders
[1920, R'1938, журналист; mm// bradley whitford]

ты на протяжении уже тридцати, кажется, лет - лучший политический обозреватель магической британии. ничего в этой стране не происходит без твоего ведома (во всяком случае тогда, когда дело министерства касается). ты всегда был на шаг вперед - о победе милли знал еще до того, как ее кандидатура была объявлена, в выигрыше боунса был уверен даже тогда, когда он дебаты пропустил и все остальные о нем забыли практически. грустно, что знания твои никому не нужны по большей части оказываются, несправедливо, что ты сам знаешь, что большую часть того, что сказать мог бы - не напечатают никогда. волнует ли тебя это? иногда - наверное, но только статус, который должность в пророке дает, важнее оказывается, ты цепляешься за него что есть сил. это сложнее и сложнее с каждым годом, потому что все тяжелее становится поспевать за тем, что в магической британии происходит - сказывается возраст, да и в игру с каждым годом вступает все больше и больше сторон.

https://i.imgur.com/3kUlinY.gif https://i.imgur.com/miUpI2s.gif

frankie sharp
[1945, R'1963, заместитель главного редактора; op// a j cook]

твой старший брат пошел в волшебное радиовещание: «семью позорит» - родители головой качают. но ты его ошибок не допустишь, ты знаешь точно, что сделать должна, чтобы ожидания оправдать. состояние семьи - не единственная причина, по которой ты должность свою занимаешь, хотя (давай будем честными) оно, конечно, не помешало. и все-таки - ты с юных лет знаешь, чего хочешь; в сми податься собиралась еще на четвертом курсе (журналистика тебя не интересовала никогда, тебе хотелось позиций руководящих, там, где власть сосредоточенна настоящая. ты столького добилась, мерлин - твои имя, может, не так знаменито, как имена некоторых репортеров, но это и не нужно: ты - тот человек, который большинство материалов просматривает перед печатью, что-то одобряя, что-то - прочь откидывая. у тебя каждая строчка в резюме - идеально выверенный повод для гордости (наверное, поэтому никто в связи с новой англией тебя подозревать не станет в жизни).

https://i.imgur.com/Fly4d5O.gif https://i.imgur.com/XyfL9E3.gif

mabel lloyd
[1955, S'1973, журналист; ireland// maisie richardson-sellers]

консенсус: журналистике таких, как ты, нужно больше. столько идей, столько мнений: кому-то ты кажешься чересчур наивной, но многообещающей все равно - тексты из под пера выходят остроумные, хлесткие. кто-то ценит твое умение оставаться в рамках границ - ты что угодно можешь заявлять на кухне небольшой, которую сотрудники пророка в офисе делят, но твои статьи все равно цензуру министерскую проходят всегда. если быть честным - в редакции не обращают на тебя особенного внимания. способная - да, но особенного веса не имеющая. забавно: никто не помнит, кажется, что ты родилась в ирландии. неважно - да? неважно, мало ли кто и откуда - ты теперь в пророке, авторитет себе зарабатываешь. никому и в голову не придет с сыновьями миля тебя связать - зря - ты с молоком матери идеи эти впитывала, ты знаешь точно, к чему именно магическая британия прислушаться должна. главное - часа дождаться своего (идеи скрываешь, чтобы в нужную минуту карты раскрыть всей магической британии).


в сми помимо олларда у нас на самом деле прилично народу, правда большая часть сосредоточена в новой англии (газете, пропагандирующей взгляды ордена). так что жду вас не только я, но и варя с аллегрой, да и в сюжет вписаться будет куча возможностей если захотите. по отношениям ситуация следующая:
чарли - давний приятель, у них разница в возрасте незначительная, когда оллард только в газету пришел, пирсон сам был молодым журналистом, начинающим, неопытным. годы идут, все меняется, чарли становится человеком влиятельным и значимым, олларду же - все сложнее скрывать свои взгляды. когда алдертон из пророка уходит, им удается компромисс заключить: у олли колонка, популярностью пользующаяся (сплетни министерские всем и всегда интересны были), пирсону терять аудиторию эту не хочется, а самому алдертону деньги нужны (новая англия доход приносит незначительный, как и статьи в реве мантикоры или визиты на радио). чарли о новом трудоустройстве олли знает мало, но свои догадки у него имеются - если придут люди заинтересованные и вопросы задавать начнут - скрывать ничего не станет (своя шкура дороже).
иден - бывший наставник, когда-то именно он взял молодого алдертона на работу, когда-то - именно он обучил всему, что знает сам. наши отношения поизносились со временем - уважать сандерса все сложнее с каждым годом, потому что он поддерживает позицию исключительно нейтральную во времена, когда подобное кажется непозволительной роскошью. да и иден уже не может олли в качестве протеже рассматривать - уход последнего из пророка разочарованием большим становится. но они все равно нужны друг-другу - такими связями не разбрасываются (особенно теперь, когда боунс действительно кресло министра занимает).
фрэнки - однокурсница (предположительно). мы начинали вместе, но приятелями так и не стали: слишком разные сферы интересов. она всегда стремилась в редактуру (хотя взяли шарп изначально репортером); олли всегда хотел быть журналистом (хотя изначально попал на место младшего редактора). кто знал, что когда-нибудь мы под одной крышей окажемся, идеи ордена продвигая? олли не знает, что фрэнки сподвигло помогать новой англии, она сама с ним на связь вышла (убеждать пришлось долго - ей верить тяжело). главное: в каждом выпуске отсылки к ордену незаметные для обывателя, который темой не интересуется, появляются; главное - у нас есть рупор, на всю страну эхом отдающий, которым мы пользоваться можем (пускай нечасто и скрытно).
мейбл - все от мэйбл зависит. может, она пытается узнать, какова позиция ордена по ирландскому вопросу, пытается сделать так, чтобы ее завербовать попробовали (мнение по поводу пожирателей озвучивает активно, против объявления ордена террористами выступает). тогда - да, олли скорее всего ее завербовать попытается. в любом случае - молодая и многообещающая журналистка интерес его не вызвать не сможет.
меняемо практически все, с любыми вопросами можно обращаться в гостевую (обязательно подхватим и все расскажем) или прямо в лс мне или девочкам. у ежедневного пророка и его сотрудников в магическом мире положение очень интересное - с одной стороны к их мнению прислушивается большая часть магической британии, с другой стороны - они ограничены четкими рамками цензуры. но правительства меняются, а вы остаетесь: приходите, будем испытывать границы дозволенного  https://i.imgur.com/OpdSOmR.gif

пример вашего поста

[indent]  она выглядит уставшей - кто бы, конечно, говорил, но все же. не сочувствовать скрябиной тяжело - в нормальные времена она бы по карьерной лестнице карабкалась сейчас, большие надежды бы подавала качественными материалами и присутствием духа. им, увы, времена достались другие. на возражения вари внимание обращать - предприятие гиблое заранее, он только бровь приподнимает немного, когда она ногой едва заметно пинает стул, - на полном серьезе станешь утверждать, что компанию финна моей предпочтешь? - строит обиду и осуждение, языком цокая, но улыбается все равно, - ты ведь в курсе, что он всех, кому не лень, по барам таскает последний месяц, потому что протест несогласованный организовать пытается? - бедняга то ли выборов не мог дождаться, то ли просто лишний раз бэгнольд о ее обещаниях напомнить хотел, - а зубы он заговаривает только так, моргнуть не успеешь - и уже стоишь с плакатом, требуешь рабочие места для сквибов, - не то, чтобы это плохо, но министерство зная - разгонят их за пять минут, парочку еще и подержат на десятом уровне пару дней, проформы ради. интересно, поэтому финн сбегает? знает, что оллард его от дурной затеи начнет отговаривать в очередной раз? олли меню разглядывает, активно делая вид, что ему здесь рады:
[indent]  - буду перцовку без пирожков, - решает, наконец, криво-заламинированный лист возвращая: на голодный желудок думается, как правило, лучше. на трезвую голову, правда, тоже, но раз уж пошла такая пьянка. варя смотрит на него с выжиданием. алдертон хмыкает:
[indent]  - француза, - головой качает с осуждением, - ты мне еще испанца предложи, чтобы я точно уверился, что тебе не нравлюсь, - ладно, он думал об этом - он думал и вовсе редакцию перевезти куда-то за границу, но при ближайшем рассмотрении оказалось, что игра не стоит свеч. безопаснее, разумеется, где-то дешевле даже, но нельзя было далеко от места действия оказываться: с другого берега, как правило, сложно разглядеть, что в соединенном королевстве происходит. варя вопрос задает прямо, но он ей ответить пока тем же не может, - расплата традиционная - бессонными ночами и последними нервными клетками, - драматизму вторит, глаза чуть щурит, - ну или, - но эту попытку она предвидит сразу - оллард головой качает разочарованно, впрочем - и не ожидал: у каждого из них источники личные - маленький золотой грааль, таким делиться не принято.

[indent]  - на радио тебя и пускать опасно, - замечает, подмигивая, и чуть двигаясь, официанту предоставляя место для маневра. он стопки перед ними опускает, - споешься с ними и магическому миру точно конец, - радиовещание вообще было сборищем, подходившим неплохо им обоим - чутье олли подсказывает, что единственная причина, по которой варя до сих пор в их штате не числилась, совпадала с той, по которой его собственного имени в этих списках не окажется никогда. радио отличным местом было - полным людей свободолюбивых, только вот несерьезным совершенно. у них своя аудитория была, важная тоже, только узкая чрезвычайно, что никак не соотносилось с целями, которые преследовали они оба.
[indent]  он на стуле откидывается довольно, когда речь о книге заходит - кто не любит хорошие новости, даже если они незначительные совершенно? а то, что она о книге слышала - новость для него хорошая, безусловно. велик соблазн поинтересоваться о чем именно олли пишет (последнее, что алдертон слышит - из под его пера роман вот-вот выйдет - надо же), но воздержаться удается все же, - если жирным шрифтом, то только в виде сноски, - дразнить потенциальных сотрудников - так себе идея, впрочем, в защиту алдертона, он наймом в жизни не занимался, - а вот за колдографию только спасибо скажу, она, думаю, обязательно станет одним из ключевых плюсов в продаж, - он момент этот улучает, чтобы один из пирожков украсть и, замечая недовольство ее, глаза закатывает, - я угощаю, скрябина, мерлин, успокойся, можешь еще заказать, - у самого с галлеонами не то, чтобы совсем радужно, но провести пару часов в пабе он себе позволить все-таки может. он руки отряхивает и взглядом ее серьезным смеряет - у олларда редко такой проскальзывает, но она ведь сама к сути перейти хочет. он медлит несколько секунд. к сути перейти тоже хочется, только он не может сразу речь о новой англии напрямую завести - там и об ордене речь вести придется, и если варя вдруг незаинтересованна окажется - бегать за ней, упрашивая тайну хранить - мерлин, сколько мороки.

[indent]  - насколько принципиальна тебе колдография? - спрашивает неторопливо, свою собственную стопку поднимая: перцовка губы обжигает, горячим теплом проходится по горлу, - или твое имя под статьей? - они вместе уже какое-то время не работают и это, наверное, единственный вопрос, который у него к ней остается (если притвориться, что это действительно можно назвать собеседованием). тщеславность всем журналистам свойственна, в этом нет ничего плохого. в их профессии, так уж вышло, признание - штука достаточно необходимая, без него мало кто станет с тобой разговаривать, еще меньше найдется тех, кто прислушаться решится. он и поэтому отчасти цепляется за периодические статьи то тут, то там: если с радаров исчезнуть окончательно и надолго - никакие слухи о книге предполагаемой уже не спасут. [float=right]https://i.imgur.com/qsPctVp.gif[/float]но сейчас не о нем разговор, - что важнее - чтобы правда опубликована была, или чтобы все знали, что за ней именно ты, варя, стоишь? - это можно, наверное, принять за бесцельные рассуждения на высокие темы, за которыми ничего не скрывается особенно, но у олларда тон серьезный совершенно, ничего гипотетического он не предполагает, - если бы ты могла статью свою в журнале разместить, без правок всяких, - он взгляд ее недоверчивый замечает и улыбается, ладони поднимая, - ладно, с правками минимальными, - редакторы не просто так существуют все-таки, олли за последние месяцы их необходимость на собственной шкуре ощутил, когда пришлось самому собственные материалы вычитывать на двадцать раз, и каждый раз правки вносить небольшие, - но все-таки - в том виде, в котором ты ее и задумывала изначально, - не на первой полосе, но на ней можно было бы сделать сноску; второй разворот у них стабильно оказывается занят тоже, там списки погибших, которых так или иначе с атаками пожирателей соотнести можно (оллард второй разворот ненавидит). третий - он может уступить ей третий. на первых порах. нужно будет проверить, хотя: нестабильное состояние - что именно это подразумевало? - оллард только про потерю патронуса у двух авроров слышал, сколько, год уже наверное назад, после неприятного происшествия в азкабане.

[indent]  мысли как всегда впереди паровоза бегут, алдертон осекается, - но только без имени твоего. и уж точно без колдографии, - проще сразу на лбу себе крестик нарисовать - авадой сюда, пожалуйста, - за триста десять галлеоннов за месяц, - уточняет, потому что для них обоих цена вопроса важна (сколько угодно можно говорить о том, что деньги - не главное, кушать от этого хочется не меньше). у него с цифрами неплохо, но заниматься ими до сих пор непривычно было: алдертон целый вечер проводит, пытаясь высчитать, как сделать так, чтобы возможное расширение не привело к появлению черной дыры в бюджете. выше трехсот сорока англия вытянуть ничего не сможет, он немного пространства для маневра оставляет - даже эта цифра обещает работу в минус на первый месяц как минимум - и это тогда, когда ему удалось, наконец, на стабильную самоокупаемость выйти, листовки заменяя на подписку на газету настоящую для тех, кто до правды добраться желал. триста десять галлеонов - почти в два раза ниже ставки журналиста уровня вари в пророке, чуть меньше, чем штатным журналистам рев мантикоры платит, чуть больше, чем ведущие радиовещания получают, - согласилась бы? - информация специфичная достаточно, чтобы с новой англией ее связать было можно, но  все еще позволяет олларду откреститься - он, может, новое издание задумал, где все материалы исключительно его собственным именем подписываться будут. алдертон официанта замечает поблизости, рукой машет, пустую стопку приподнимая, - можно повторить? - и к варе разворачивается снова, головой чуть качая, - сто лет не пил эту штуку, уже забыл, как люблю ее, - улыбается, напряжение собственное чуть сбавить пытаясь.

+11

20

https://i.imgur.com/nm1EIvI.gif https://i.imgur.com/Hbt8P7F.gif

poppy pomfrey
[1951, h'70-71, st. mungo, mm or op; —// yvonne strahovski]

рябина, сушёная календула, корень мандрагоры; у тебя квартира заставлена баночками и мазями, ты работаешь сутками, помогая сначала тем, кто в мунго обращается, а потом и тем, кто не может ( боится ) дойти до больницы. у тебя сердце, говорят, доброе, а на деле ты вся давно закончилась. тенью перемещаешься по переулкам, стараешься успеть везде, но внутри никто надрывные раны твои не замечает.
мы с тобой знакомы с детства: ты учишься на курс старше, постоянно домой рвёшься, потому что там он, потому что там они. кого ты всё спасти пытаешься я понятия не имею, но когда муж переусердствует с пыточными заклинаниями ты - первая, о ком я вспоминаю. мы с тобой в тайне ото всех раны зализываем, я о тебе всё узнаю и когда сбежать планирую, то ультиматум, жёсткий и несправедливый, ставлю. твой муж ( твой парень ) мне должен помочь с фальшивыми документами. он не соглашается, он ссорится с тобой, а ты знаешь, что если он не согласится, то я в твой дом заразу принесу, я метку над крышей повешу, и никто вас спасти не успеет ( даже твое уже иссушенное и чёрствое сердце ). когда документы у меня покоятся в карманах, твой муж всё равно из-под моей палочки умирает, а ты, к сожалению, становишься свидетельницей.
мне ничего не остаётся, поппи, как память тебе подтереть, как всё о себе подчистить, чтобы ты дальше жить смогла. меня в англии нет несколько лет, а ты все эти семьсот дней найти пытаешься то, что потеряла. у тебя дыра в душе, никто её не замечает, и ты в работу окунаешься по локти. рукава в крови пачкаешь, чтобы свои раны не замечать.
только я возвращаюсь и, кажется, хочу попытаться тебе помочь ( глупость какая-то, у меня просто совесть рядом появляется, которая в мои презрительные глаза заглядывать боится ). ты только с ней не встречайся / / ты только не начинай мстить, поппи.


> хедканоны мои хедканоны, всё можем исправить, я просто подумала, что ивонн - идеальная поппи;
> начни с девушки, полной надежд, сломайся и прогнись под обстоятельства, дыши гарью и пытайся до конца дотянуть. мне нравится идея, что джо пользуется твоей помощью, а потом убивает мужа, потому что никто не должен знать, куда она сбежала и каким образом. а ещё мне очень нравится идея, что поппи захотела бы отобрать у джорджии то, чем она дорожит больше всего на свете; давай поиграем в прятки (или кошки-мышки), и я постараюсь тебя раньше времени не лишить надежды, а ты заставишь меня по сторонам оглядываться;
> пишу раз в неделю, иногда в несколько недель. не зову в спидпостинг, ничего от тебя не ожидаю, просто хочу, чтобы прекрасная поппи ожила! выше в заявках ждут твоего брата, кстати с:
можешь помогать оф, можешь сторониться войны, можешь потерять не мужа, а друга; можешь замутить с фенриром, а можешь сторониться отношений. давай осколки твои попробуем собрать воедино, но ты только не угрожай мне ( угрожай );
> по стилю всё просто: могу и в прописные буквы, и в строчные, в графическое оформление постов и буковок всяких, а могу и по всем правилам птицы-тройки. подстраиваюсь под со-игрока, так что не переживай, инверсия опциональна!
> приходи  https://i.imgur.com/eJq2Jfw.png

пример вашего поста


где ты
[indent] / /
ЗАХОТЕЛА СПРЯТАТЬСЯ?
С Л Е Д Ы     Т В О И      Н Е      О С Т А Н У Т С Я

[indent]  [indent] Джорджиа на тени смотрит, и себя в них не узнает: она сидит ровно и неподвижно, а тень скачет, вокруг нее круги очерчивает и то и дело ближе склоняется // п о й м а ю _ в е р н у шепотом доносится до усталого сознания. Слагхорн, наверное, надумывает и кошмары себе самостоятельно сочиняет: вот Гойл в углу стоит, вот он на другой стороне улицы и руки в карманах прячет, ожидая, когда она, пристыженная, к нему неловкими шагами пойдет. Джо пытается себе напомнить, что все уже позади, что она уже давно для него мертва, для всех, кто когда-либо о ней помнил, в земле червей кормит. За столько времени ее труп бы разложился, от него не осталось бы ничего, потому что звери в лесу голодные // им бы чем-нибудь питаться и без разницы, падаль в их зубах оказывается или же человеческое мясо. Джо уверена, что она по вкусу от скудной оленихи не отличается — такая же костлявая, такая же пресная.

[indent]  [indent] Когда Темный Лорд призывает на собрание, Слагхорн каждый раз старается с толпой смешаться. Руки держит по швам, а те то и дело хотят за спину спрятаться — что, если рядом с ней стоит Гойл, что, если это он покачивается с ноги на ногу? Джорджиа от мыслей своих убегает // уплывает, выныривая из сомнений, чтобы сконцентрироваться на очередных приказах.

[indent]  [indent] Никогда не хотела становиться аврором // Никогда не стремилась к власти или послушанию, но по иронии судьбы оказывается там, где ослушаться — не привилегия и даже не каприз, а сплошная глупость. Джо не рискует и не подводит тех, кто ее на задания отправляет; она и маски своей не снимает ни до собрания, ни во время, ни после. Анонимность, о которой диктуют правила, ей на руку — никто не знает, что Слагхорн жива, что она следом за несколькими десятками плащей отправляется на очередное задание, то ли очень важное, то ли совсем бессмысленное.

[indent]  [indent] Ветер под маску не пробирается: магия не допускает «если», поэтому Джо уверена, что ее никто не узнает, что к ней никто не подберется. Она может рука об руку с Аттикусом работает, когда сначала один дом сжигает, а потом проверяет остатки пепла — доски, гвозди, несколько украшений, но нет артефактов.
Слагхорн по пепелищу ходит, когда впереди слышит шорох подошвы. На месте замирает, оглядываясь и замечая фигуру, напротив нее стоящую. Палочка уже воздух по инерции разрезает, предупреждая об атаке — Джорджиа не допускает ошибки ; не после того, как сбегает, прошлое свое позади оставляя.

[indent]  [indent] В сумерках рассмотреть Гестию удается без особых на то проблем. Она стоит уверено, пару шагов делает, щит выставляет, а Джо атакует. Губы поджимает, пальцы свободной ладони в кулак сжимает, специально смазывая Аваду, без которой нельзя // без которой есть лишь опасность получить наказание, разоблачающее ее лицо на всеобщее обозрение. Слагхорн минуту вырывает, когда за балкой прячется, и тяжело дышит, нервность пытаясь убрать на задний план.
Джонс для нее заменяет младшую сестру; она ей кажется куда более интересной, чем та же Дейзи, они с ней вместе эту дуру за косы тягают и пугают небылицами, от которых не рассмеяться невозможно, если вдруг та решится жаловаться. Гестия с детством ассоциируется // Гестия — сестра, которую оставлять было тяжелее всего. Джорджиа от ее атаки уворачивается, она по пеплу катится, замечая сбоку несколько пожирателей - они к ней спешат на помощь. Оттого сквозь боль на ноги поднимается, рычит в маску проклятья, которые никто не услышит, потому что голос ее изменен, а шепот разобрать практически невозможно: — диффиндо, — луч с палочки вырывается, — авада кедавра, — мажет специально, но тут же перекрикивает, останавливая двоих: — круцио! — Гестия на колени падает, она от боли корежится, пока пожиратели смерти уже на других орденовцев переключаются.

[indent]  [indent] Джорджиа за ними следит краем глаза, палочку не опуская, но когда те с виду скрываются, то пару шагов в сторону Гестии делает. Кто-то из ее сокомандников же должен рядом быть? Где они все, твою мать? Слагхорн нервно дергается в сторону, когда в нее летит красный луч; с колен не поднимается, с места сразу же аппарирует, зная, что Джонс кто-то подхватит // ее обязательно спасут, в Мунго отведут и не дадут пострадать.

[indent]  [indent] Джорджиа несколько дней после этой операции с отвратительным настроением показывается в главном здании. Разговаривать ни с кем не хочется, а Пайпер все еще в ее поведении ищет подводные камни. Слагхорн плюется на всех, кто на ее пути оказывается, но потом тут же улыбается, вспоминая, что Сара Рэндалл так не умеет // Сара Рэндалл — девочка хорошая. Она напивается в местном баре и плетется по улице до дома своего, который ничем не напоминает тот самый особняк, в котором они с Гестией прятались от вездесущего Дэниела. В доме нет ни чердака, где хранятся волшебные травы матери, нет ни перины, которая тебя поглощает с концами, если все-таки решишься на заколдованный матрац лечь.
В доме она одна // сбежавшая от реальности, прячущаяся на островах в объятиях драконов, которые спалить ее готовы в любое мгновение. Но тем не менее правда находит Слагхорн: она ей во снах приходит, в кошмарах, где Джонс кричит, где она плачет и задает вопросы, на которые ответов у Джо никогда не будет.

[indent]  [indent] Когда они растут, в Хогвартс поступают, а потом разъезжаются по сторонам, Джорджиа не думает // она не анализирует, что Гестии захочется цепляться не за тех, с кем держаться рядом нужно. Слухи распространяются быстро, и она с ней сталкивается на поле боя задолго до побега: специально атакует, к границе подталкивает, окружает языками пламени и никого близко не подпускает. Аттикус ругает, Аттикус за это высмеивает, но Джорджиа, зная, что после отвечать за подобное придется, разменивается на одни и те же ошибки. Гестия не понимает, что смертный договор себе подписывает — кажется, именно это ее и заботит до того момента, пока Гес не начинается отбиваться // до того момента, пока ее не окружают другие пожиратели смерти, которые после атаки оказываются на земле, а она уже вдалеке.

[indent]  [indent] Слагхорн учится не реагировать, она привыкает не заботится, но то и дело порывается в самую гущу, если замечает знакомый силуэт. За эти пару лет, которые Джо проводит в бегах от прошлого, уже успевает забыть, а тут рана вскрывается, а тут она снова кровоточит сомнениями.
Джорджиа себе под ноги смотрит, пока привычный соленый воздух перестает казаться знакомым. Аромат духов растворяется, он буквально обволакивает берег, который от неспокойных волн не успевает просохнуть. Слагхорн сапогами скользит по гальке, когда голову поднимает и замечает, что неподалеку Джонс стоит.

[indent]  [indent] Джорджиа не изменяет свою внешность в заповеднике: ее тут никто не знает, жители Гебридских островов территорию не покидают. Кем бы Слагхорн ни была на материке, тут она — никто. Разве что Пайпер ложь сразу же раскусывает, правда все еще молчит, словно причину ищет для того, чтобы в подлость сыграть. Джо шаг назад делает и растеряно на Гес смотрит, потому что понятия не имеет, что делать, потому что у нее в голове лишь одна привычка всплывает криками нервными // атакуй, атакуй, атакуй.
Слагхорн палочку достает быстрее, чем Джонс лишний шаг в сторону сделать успевает: — редукто, — галька в воздух подскакивает под лучом, и Джорджиа пользуется этим, разворачиваясь и со всех сил вперед устремляясь.

[indent]  [indent] Волосы по лицу хлестают, потому что она то и дело оборачивается, чтобы от погони отдалиться, да и ветру абсолютно все равно, что на этом самом береге правда вновь соль втирает в раны, что уже начинают щипать и комком в горле отдаваться.
Слагхорн замирает за стволом дерева, соображая быстро и чересчур хаотично: если побежит дальше, то привлечет внимание местных - от вопросов не отделаться, а если Джонс вернется домой, она обязательно кому-то что-то расскажет.

[indent]  [indent] Гойл.

[indent]  [indent] Джорджиа из-за дерева показывается, палочку крепко сжимая в ладони, но уже не держа ее перед собой: — привет, — не так встречают сестру, не так встречают ту, кого позади оставляют и хоронят мысленно. Слагхорн с самого начала присоединяется к тем, кто своим делом считает истребление тех, с кем дружит Джонс // кем она является. [float=right]https://i.imgur.com/CXTmHKP.gif[/float]— Ты обозналась, — последняя попытка сбежать от последующих проблем, но Джо уже себя сдала, она уже вместо того, чтобы жизни Гес лишить, вновь ищет обходные пути. Аттикус именно поэтому доберется до нее рано или поздно, потому что больные места // потому что хрупкие места. Джонс лиловым синяком на запястьях Слагхорн каждый раз остается после очередной попытки ей помочь с поля боя сбежать, а теперь Джонс, кажется, лиловыми синяками на ее шее станет, когда Гойл до правды доберется. Он ведь наверняка за ней должен был следить, понимал, что рано или поздно, но две идиотки друг друга найдут.
[indent]  [indent] — Как ты меня нашла?

+12

21

◄ •  •  •  •  • G O D        I S        A •  •  •  •  • ►
https://i.imgur.com/mTScakU.gif https://i.imgur.com/BnJdJNA.gif
woman

[indent] женщины / / ж е н щ и н ы;
они этот мир разрушат, они его превратят в пепел, а потом им же будут удобрять землю. журналистки не оставят в покое никого, они войны боятся так же сильно, как и аврорки, да только оружие у них не палочка, да зелья, а буквы и слова. таким выжить тяжело, но они обязательно справятся.

https://i.imgur.com/2Pc0ITJ.gif

rita skeeter
[1951, daily prophet, loyalty is buffering; —// kristen bell]

ей двенадцать, и она ломает свою первую палочку; в четырнадцать обзаводится самопишущим пером, а в пятнадцать собирает сплетни, летая жуком по хогвартсу. рита держит в страхе всех старшекурсников, в тайне создавая ту самую "моргану", в которой анонимно публикуются секреты абсолютно каждого. слово - её оружие, бумага - её алиби. она не слышит "нет", когда публикует провокационные статьи и нарабатывает себе имя, она отвечает отказом, когда её просят придержать коней. скитер не остановится, потому что вокруг война, и она сдаваться не собирается. у неё на кону многое: вот-вот выйдет книга, а по вечерам на её подоконнике уже по расписанию появляется конверт в новыми требованиями: "рита, пора упомянуть, как труслив боунс".
[indent] долго ли будешь терпеть этот шантаж?

https://i.imgur.com/a73dvNr.gif

emma squiggle
[1952, witch weekly, loyalty is buffering; —// hailee steinfeld]

ты всегда знаешь, где происходит новое убийство. появляясь на месте преступления одной из первых, ты привлекаешь к себе внимание авроров, да только никто твоих источников разгадать не может. кто ты, эмма, откуда взялась и почему тебе так важно с мельчайшими подробностями описать происходящее на пепелище после очередного нападения пожирателей смерти?

https://i.imgur.com/BntkK0a.gif

dr medusa
[1951, daily prophet, loyalty is buffering; —// tati gabrielle]

занята забрана не отдадим

у тебя лучше всех получается найти противоядие к тем ядам, которые, казалось бы, необратимы. не сразу согласившись работать на пророк, ты изрядно избила свои колени, то тут, то там пытаясь найти своё место. опасно тебе переходить дорогу: у тебя язык настолько же ядовит, насколько руки целебны. за твоими советами выстраиваются очереди, и ты всегда завышаешь им цену.

https://i.imgur.com/yE8As9P.gif

eda mergus
[1954, истоки / новая англия, loyalty is buffering; —// ursula corbero]

ты мыслишь вязью рун, а не словами; в твоей голове слишком много информации, которую ты получаешь из древних книг своего отца. сначала пользуешься ими, чтобы добить себе еду в местных лавках, а потом решаешь, что продавать информацию куда выгоднее. если кому-то нужно что-то скрыть или найти, ты первая, к кому обратятся. правда едва ли тебя спасут деньги от проклятой смерти.

https://i.imgur.com/HkAthoC.gif

sophie berger
[1954, новая англия, loyalty is buffering; —// naomi scott]

твоя мать - та самая софи бергер, всемирно известная француженка-обозреватель квиддича. когда она умирает (аймсорри, ты её убиваешь), ты решаешь взять её имя в возмездие, потому что та считала, что ты никогда ничего не сможешь добиться. ну, добилась, видишь? осталось теперь только разобраться, как выжить в войне, которую начали другие, а последствия разгребать приходится именно тебе.


> всё, абсолютно всё, можно изменить, переписать, поправить или удалить;
> кстати, все девочки каноничные (имена) и их специализации, как тебе такое https://i.imgur.com/7HR1orp.png
> ни к чему не обязываю, просто хочу больше журналисток, которые сожрут любого, кто попытается или утаить правду, или потребовать о ней. выберу свою сторону сама, реши, на кого работаешь, зачем работаешь, а мы уже обязательно тебя подхватим. хочется охватить как можно больше журналов и сми, поэтому со всем поможем, линии продумаем, без игры не оставим и предложим самый лучший люкс из тех, кто в принципе возможны;
> не ограничиваю вообще ни в чём: будь мегерой, будь зайкой, будь шпионкой, будь королевой. в любом случае ты - лучшая, а если кто-то не согласен, мы это быстро порешаем https://i.imgur.com/vYbxEow.png
> хочу конфликты среди клубка змей, хочу журналистские расследования, этические дилеммы и море стекла (вообще опционально, в конфетах тоже можем покупаться - я только за);
> по размеру, стилю и прочему всё просто: я под всё подстроюсь, а ты не засиживайся и заходи на огонёк;
> журналисты у нас есть, оф, пс, мм и ирландцы - тоже. мути воду, очищай её или расследуй дело века. в общем, ты ни в чем себе не отказывай, а я обязательно тебе это обеспечу!

пример вашего поста

[indent] варя в гримасе себе не отказывает, потому что компания финна куда полезнее разговорчивого олларда. финн хотя бы может попытаться неудачно пошутить и получить кулаком в нос от проходящего мимо волшебника, а олли сидит на месте ровно, чересчур напряженно и пытается говорить о том, что мир и без его напоминаний каждый день тревожит. скрябина стопку опрокидывает, с удовольствием шипя, когда жидкость по горлу стекает. — ты меня сейчас сравнил с дураками, которые ведутся на разговоры финна? н-да, дипломат из тебя скверный, — варя по секрету ему рассказывает, на стуле растягиваясь и чуть расслабляясь. судя по тому, что оллард решил поговорить о плюсах и минусах распыляющегося внимания финнеана, то предложение у него явно поважнее собрания с плакатами. не то чтобы варвара туда ходила: она была в первых рядах с кричащими лозунгами на первых порах, а потом пару раз оказалась сражена слезоточивыми заклинаниями и отсиживалась в камерах хит-визардов под смешки тихона, которые только спустя несколько часов переживающего яда лишались. не очень ей нравилось подписывать документы при освобождении, как и не внушало доверия занесенные в дела процессы задержания. скрябина обязательно пыталась городецкого поддеть, а он обязательно покрепче ее руки сжимал.

[indent] — я тебе и так сказать могу, что ты мне не нравишься, — плечами пожимает, — а французы куда больше в революциях понимают. я бы на твоем месте не отказывалась от деятельных людей, — правда варя понятия не имеет, зачем ему понадобилась ее помощь, и, наверное, вопросов лишних лучше бы не задавать, но каким бы неловким оллард ни был на общих пьянках, голова у него смышленая. оттого, наверное, скрябина все еще продолжает напротив сидеть и пирожок надкусывать. алдертон определенно что-то задумал, что-то, что не совсем вписывается в рамки ежедневного пророка или придиры.

[indent] — ты, что, комплиментам научиться решился? — от смешка не удерживается, потому что колдография вари едва ли какую-либо обложку украсит: в ней нет ни красоты, ни доверительного взгляда, который все так отчаянно найти в нынешних политиках пытаются. скрябина самая обычная, она даже можно сказать заурядная, оттого так и выделяется, когда кричать начинает ( чересчур недовольно ), чтобы ее услышали и расслышали. — алдертон, я тебя умоляю, — тарелку с пирожками в его сторону отодвигает, потому что такое предложение оскорблением казаться начинает — начал же за здравие, а закончил за упокой. придется дома что-нибудь готовить, а скрябина не любит стоять у плиты, как и подогревать то, что удастся купить за несколько галлеонов в забегаловке неподалеку. она ногти свои кусать снова начинает, на спинку стула облокачиваясь и вокруг оглядываясь. если бы сейчас их кто-то вместе заметил, наверняка бы вопросы посыпались, потому что алдертона редко встретить на поле боя можно ( полем боя скрябина называет журналистские контакты и перевалочные пути ). ей жутко нравится бар в денби, где всегда можно застать грязного джо. у джо любая информация имеется — он обо всех всё знает, если только руку его достаточно утяжелить.

[indent] правда оллард продолжает и определенно разговор куда-то увести пытается, варвара ему это позволяет сделать, вопросов лишних не задавая.
— ты мне предлагаешь работу? — объяснения его пространственные, они какие-то однобокие, чтобы варя одно с другим самостоятельно соединить смогла, а он не озвучил то, что приговором посмертным стать может. скрябина вздыхает, допивая две стопки залпом и головой качает, не давая алдертону никакого ответа. такие вопросы не обсуждаются в забитом людьми пабе, такие вопросы не выкладываются на стол, чужими людьми очищенном, потому что и ветер, и стены услышать могут. даже если бы они закрылись специальными заклинаниями от заинтересованных ушей, то все равно бы слова, что здесь остались бы висеть в воздухе, принадлежать всем присутствующим стали.
варя себя не подставляет — варя достаточно узнает о работе, которой занимается, чтобы на такие глупые фокусы не покупаться. тихон ее обязательно за это похвалить должен, потому что она буквально его мыслями рассуждает, когда со стула молча поднимается и на олларда смотреть отказывается.
— рассчитайте, — эльфийке кричит, пока мантию на плечи накидывает и кивает алдертону, чтобы за ней шел.

[indent] она на морозный воздух выходит раньше, чем приносят счет, но все и так знают, что за себя платить варвара не станет: не тогда, когда ее задача — это отдохнуть. ладони в карманы теплые прячет, дожидаясь, пока оллард покажется на улице, и только тогда шагу прибавляет, направляясь к тупику, из которой аппарация происходит обычно.

[indent] она алдертона под руку берет, не задавая вопросов и от него не ожидая никаких уточнений, пока вихрь трансгрессии их из людного переулка уносит подальше. скрябина отчетливо видит место, куда своего несостоявшегося коллегу переносит, и когда глаза открывает, то сталкивается с просевшей дверью лицом к лицу. она палочкой касается ручки, нагревая ее достаточно для характерного щелчка спадающего защитного заклинания. заговоренные петли со скрипом дверь отворяют, и варя внутрь проходит, мантию скидывая с плечей тут же. тут жарко: камин топится всегда, а немытые тарелки с овсянкой на столе намекают на недавнее присутствие хозяев.

[indent] — оллард, я не знаю, где тебя носило все это время, — начинает, почесав лоб, и дрова тут же подкидывает в порабощенный огнем камин, — но сейчас дела делаются по-другому. ты не можешь обсуждать что-то, что произнести в присутствии остальных не решаешься. ты таким образом подставляешь меня и всех тех, кем я дорожу, — варя руки вытирает о полотенце, что висит рядом с кочергой, — и я надеюсь, что ты не хотел этого, иначе простить такого не смогу, — на олларда взгляд переводит, прекрасно зная, что он просто не догадывается, наверное, как опасно говорить о работе, скрытной и опасной, на глазах у всех.
— на дворе война, такие просчеты не прощаются ни пожирателями смерти, ни министерскими. а ты на меня сейчас направил красную мигающую стрелку лишь одним вопросом, который наверняка долетит до всех, кто заинтересован в том, чтобы меня убрать с пути, — скрябина объясняет алдертону, почему ушла и почему его привела незнамо куда. она своей безопасностью дорожит ровно настолько, насколько отчётливо осознает, что все, что она делает, отражается и на городецком. если ему терять некого, то это не забота варвары сочувствие подыскивать. а у нее на хвосте тот идиот с 1974 года все еще сидит.

[indent] — здесь нас никто не услышит, — чуть погодя, добавляет, чтобы оллард смог немного расслабиться, а потом ему протягивает чашку чая. она не пьет за серьезными разговорами и ему подобного не советует. — ты знаешь, где можно напечатать важные материалы без цензуры и авторства? — все вопросы, что удерживает в себе с того самого момента, когда алдертон переходит к делу, наконец на поверхности показываются. — есть только два журнала подобных, — глоток чая делает, задумчиво опираясь о край стола, — я тебе достаточно доверяю, чтобы привести в тайное место, о котором мало, кому известно. так что переходи к делу, олли. у тебя есть выход на новую англию? — варя не хочет его обижать и предполагать, что он работает на истоки, оттого даже вслух их не упоминает.

Отредактировано Varvara Skryabina (2021-08-16 21:58:53)

+14

22

https://i.imgur.com/N5yQqRq.gif https://i.imgur.com/oAhMV9O.gif https://i.imgur.com/4RAfPQr.gif

esther o'brien
[1923, ireland; —// julia louis-dreyfus]

у эстер отличные оценки и куча рекомендаций в резюме; эстер любит свою работу, а работа любит ее: она с юных лет знает, что станет министром магии - некоторые вещи предрешены. советником (тенью) за плечом линча мелькает, часа выжидает своего, в шестьдесят восьмом собственную кандидатуру выставляет, только просчитывается - у нее сторонники - из тех, кто от жизни отстать успевает; у нее оппонентка - молодая, идейная, поддерживаемая министерской элитой. все решенным кажется еще до того, как подсчитаны голоса - эстер гордая слишком, чтобы из гонки выйти, когда та проигранной заведомо оказывается; эстер унижения проигрыша не выдерживает, на историческую родину возвращаясь.
ее ирландия приветствует бунтом, на волне которого легко своей стать, да и корни к подобному располагают: семья о'брайенов известная достаточно, чтобы вовлеченность внезапная вопросов не вызывала. эстер из тех, для кого политика - карьера; она и сыновей миля ступенью очередной воспринимает, которая поможет добраться до принятия решений, до власти настоящей - поэтому с робертом отношения налаживает, к триумвирату продвигаясь все ближе. только - не выходит; эстер шанс свой упускает, когда маклафлина арестовывают, а сыновья миля кандидатуру эверетта в представители магов поддерживают.
мать бы их // д ж е н к и н с ы .   


в общем: когда эстер выдвигает кандидатуру на выборы, в 1968 ей все говорят - ты куда и зачем, ниче не выйдет. но она не верит, потому что у нее за плечами гора опыта, а в оппоннентках - вчерашняя школьница практически. лучше бы поверила, потому что советчики правы оказываются, на выборах поражение провальным оказывается совершенно. чтобы успокоить нервы (и скрыться от журналистов, которые, разумеется, окружают, стремясь комментарий получить), эстер уезжает в ирландию, где ее ждет давным-давно унаследованный домик, а тут уже видит возможность построить карьеру заново, опираясь на поддержку сыновей миля. в итоге - проебывается и в этом, скрепя зубы теперь вынуждена к эйву набиваться в советники, чтобы сохранить положение.
разумеется, не то, чтобы эстер сильно интересовали проблемы ирландцев - она их видит скорее как острую повестку, на которой можно заполучить большое количество голосов.
- - -
честно просто хочу драйфус и желательно куда-то в политику. имя рандомное, его можно изменить; история тоже изменениям подлежит: главное, чтобы эстер осталась человеком, который перестал верить в политику, как способ сделать жизни окружающих лучше; который руководящие посты преследует исходя из личных целей и амбиций (и, проебываясь в процессе, не перестает цепляться за второй_пятый_сороковой шанс).

пример вашего поста

[indent]     он почти виноватым себя чувствует, когда за юджинию голос отдает парой дней ранее. эйву кажется часто, что они с дженной слишком сильно на ее самостоятельность положились, слишком рано отпустили. слишком мало внимания уделяли: и оба пытаются это исправить всю юность // молодость // зрелость, только юджиния уже привыкнуть успевает к тому, что делать нужно  в с е  самой. теперь, когда она взрослая совсем, когда за спиной у дочери и достижений, и ошибок - куча, хочется, чтобы она просто_счастливая была, той тихой благодатью, которой дженкинсы-старшие наделены: с домом, в котором ничего, кроме тепла и взаимопонимания не ждет; с рутиной, обволакивающей убаюкивающим спокойствием. только у юджинии жизнь от подобного идеала - дальше некуда. иначе и быть не может - не теперь, когда выборы на носу, поэтому он с сожалением бюллетень опускает в урну: других кандидатов кроме дочери толком и нет.
[indent]     эверетту хотелось бы, чтобы все было иначе, но они юджинию сами так воспитали: политика естественным шагом оказалась для человека амбициозного, для женщины, которая окружающим помочь стремиться. только он на собственном опыте знает, что у помощи этой цена есть, знает, как ее платить тяжело. эйв молодой достаточно по меркам магическим, магглы его за отца имоджен принимали всегда, когда они с ней давным-давно по городу бродили в поисках того, чем заняться в очередные выходные, когда она у бабушки с дедом оказывается. молодой, по меркам магов - первая седина в волосах появляется с неделю назад, когда вести об обществе бедствующих волшебниц до него в ирландии доходят. первым же портключем обратно в страну дженна запястья в ладонях своих сжимает: " о б о ш л о с ь ", только это не спасает от дыхания учащенного и рук трясущихся. они за последний год столько раз юджинию потерять могли, что со счета сбиться можно: кажется, привыкнуть пора к тому, что в ее позиции опасность окружающая оказывается постоянной, только не выходит совершенно.
[indent]     поэтому, когда результаты известны становятся, он облегчение испытывает почти, пускай ненадолго,  н о . эверетт давно зарекся пытаться даже предугадать, что именно дочери старшей нужно было, и все же - последние месяцы не приносят ничего кроме боли и тревоги, может к лучшему - чуть отстраниться, чуть отойти. юджинии в магической британии место найдется все равно - любое правительство глупость большую совершило бы, не предприняв попытки его дочь в состав собственный включить. эверетт ее знает хорошо, юджиния в число людей, которые сдаваться привыкли не входила никогда. только оказывается: правила, за аксиому принятые, исключения имеют тоже.

[indent]     юдж не пропадает и не исчезает, не умеет кажется. ответственная до степени, в которой это практически недостатком становится, потому что ей самой жить мешает: олицетворение абсолютной надежности, за которое когда-то магический мир проголосовал; которое когда-то давно внушило им с дженной слепую уверенность в том, что с дочерью в порядке все будет. только в уверенности этой весь мир окружающий с января слепые зоны пробивает, которые восстановить невозможно; его первый день августа статьей в пророке приветствует, повествующей о том, что министр дженкинс с радаров пропадает. и она ответственная слишком, слишком обязательная - поэтому первые мысли от радужных далеки совершенно.
[indent]     они бы узнали уже, подсознание говорит. если бы пожиратели решили провернуть повторно финт декабрьский, это громко было бы, эхом разлетелось бы на всю страну. да и он почувствовал бы, эверетт думает. такое не почувствовать нельзя: они с дженной сами не свои были тогда, когда данетт соплохвост ужалил, еще до того, как им сообщили; он в день теракта в обществе весь день как на иголках был. это особенная связь - родителей с детьми своими, которая теперь настойчиво уверяет - жива, в порядке (только последнее сомнения вызывает).
[indent]     у них с джен знакомых много, друзей и приятелей, людей, к которым обратиться много с вопросом ненавязчивым: о том, что юджинию в шотландии видели он тем же вечером узнает, но дает ей еще немного времени. может, больше бы ждал - неделю, две - только предчувствие отвратительное внутри селится, тянет вперед. предчувствие, нужды ощущение, которая юджиния не испытывает никогда толком: даже до вечера дожить сложно, если честным быть. эйв дженну целует на прощание, прежде чем до портала дотронуться - они решают, что в шотландию кто-то один направиться должен. в другом мире - могли бы перенестись оба, но - нет. подобное слишком напористым кажется для юдж, которая к минимальной опеке привыкла - эйв жалеет теперь, что они маггловскими книгами о воспитании детей не закупились, жалеет, что всему учились на собственных промахах, жертвой которых по большей части именно юджиния стала. жалел бы сильнее, если бы дочь совершенно чудесной не выросла бы. это теперь утешает мало; хочется ближе быть - хочется, чтобы она в последний июльский вечер к ним отправилась, чтобы рассказала и объяснила. хочется, чтобы они помочь могли (эйв намеревается все равно).

[indent]      в шотландии лето вечно дождливое, но сегодняшний день ясным на удивление выдается, теплым - эверетт руки с карманы прячет, по брусчатке шаги измеряя. видели, разумеется, где - вопрос. ему кроме названия города небольшого, да района, никто не озвучивает ничего.[float=left]https://i.imgur.com/RD74YTc.gif[/float] впрочем, прогулка, может, на пользу пойдет, чуть голову освежит, чуть изгонит куда подальше теории о том почему // как // зачем юджиния здесь именно вдруг оказалась. он дома ближайшие оглядывает, пытаясь прикинуть, насколько подходящим для дочери тот или иной был. справа - слишком большой; чуть дальше по улице - чересчур вычурный. он пару кварталов проходит, прежде чем место назначения отыскать наконец. жульничает - дом действительно похож на тот, который юдж выбрать могла, но внимание привлекает не это совершенно, а силуэт знакомый, спиной к воротам деревянным развернувшийся. волосы светлые ветер треплет, она чуть поправляет их, и эйв улыбается, о ворота низкие опираясь, - говорят, садовничество - лучший способ единения с природой. спокойствие, дзен, - вместо оклика, тоном обыденным совершенно, так, будто каждая газета мира магического не провела последние сутки в попытках ее разыскать. впрочем - что ему до газет? - твоя мать, например, к орхидеям склонна, - у дженны каждый куст - гордость, во многом потому, что садовод из нее не лучший. но цветы жены любимые будто чувствуют привязанность ее, разрастаются широкими ветвями, - правда, за подобное браться стоит только если ты здесь надолго задержаться собираешься, - юджинии сорок, теперь уже с хвостиком. за плечами - череда побед и неудач, которой любой политик бы позавидовал: министр магии почти дважды, один из самых выдающихся политических деятелей их времени. только для эйва она девочкой остается все равно, останется навсегда (сорок, шестьдесят, сто), поэтому разрешения он не дожидается, калитку чуть вперед толкая. к дому ведет тропинка протоптанная, небольшими камнями очерченная, но юдж - в саду, поэтому он на газон ступает шагами уверенными, пока дочери не достигает, наконец.
[indent]      мерлин - смешно даже, когда он понимает, что не переживал так даже тогда, когда она действительно ребенком была совсем. жизнь тогда проще была, как и весь мир окружающий. ладонь на плечо ложится твердо, он в глаза юдж вглядывается внимательно, прежде чем обнять, легко, так, чтобы отбиться можно было безо всяких усилий, как она делала, когда маленькая была - "ну, пап!", - велик соблазн тебя обратно в англию утащить, конечно, - бормочет ей в макушку куда-то, прежде чем чуть отстраниться, улыбаясь мягко, - мама орхидеями поделиться, если что, - но юджиния не сбегает никогда, не исчезает, поэтому он в шотландию и отправляется: у дочери не бывает срывов подростковых и не бывает решений необоснованных. он и это сомнению подвергать не спешит, чуть оглядываясь, - но я и экскурсии небольшой рад буду.

+12

23

https://i.imgur.com/OtiFVrr.gif https://i.imgur.com/EwGEqia.gif https://i.imgur.com/ShDdG9L.gif

nagini & cain jugson
[безработные / / death eaters only; —// hande ercel and jon bernthal]

это история об эхидне и геракле ; это история об отношениях, которых быть не должно было;
это история об удушении во сне, потому что спасения для них не будет.

нагайна, проклятая с детства, знает, кем станет когда вырастет. у неё чешуя зелёная, она переливается под палящим турецким солнцем. она человеческую форму сменяет на змеиную в считанные секунды, привыкая к боли и последующему привкусу крови во рту. она обвивается сначала вокруг скендера, воздуха его лишая постепенно и терпеливо. она себе выбирает путь, она сама решает, куда дальше поползёт, а когда оказывается рядом с томом риддлом, то с удивлением осознаёт:

[indent]  [indent] так просто его не задушить ;

[indent]  [indent] ней [ оказывается ] нравится, когда чужие руки на её шее смыкаются, а не наоборот.

каин растёт по расписанию: у него дед - глава отдела, а отец - старший хит-визард. от него ожидается продолжение традиции, но каин идёт дальше; каин становится аврором и получается у него не так уж и плохо. он себя ломает, под обстоятельства подстраиваясь, пока с места работы его не выгоняют с позором. неподчинение никем не поощряется, и джагсон считает, что авада кедавра не должна быть против закона. а когда от его руки умирает маггл / / грязнокровка, то дело не заводится только лишь, потому что министерству магии не нужна плохая повестка.
когда его находят последователи тёмного лорда, каин уже знает, что сможет пригодиться.

нет, это не история со счастливым концом, потому что каин не принимает активное участие в войне. он становится целителем пожирателей смертей; родители, готовящие его к службе, не знали, что сын куда полезнее будет со склянками и новыми, руническими связками для наращивания костей, чем с трясущимся артефактом на поле боя [ чертово птсд ]. да и с ядами, ритуалами и заклинаниями стать можно куда ценнее, чем пушечное мясо на заданиях.

нагайна чувствует, как сложнее ей возвращать человеческую форму с каждым разом. и она от тёмного лорда отмашку получает, что каин сможет помочь. каин и правда помогает: сначала шлёт подальше, потом к себе притягивает, и она привязывается, и она снова вспоминает, каково это - оборачиваться вокруг чьей-то шеи и постепенно сжиматься.

это история об эхидне и геракле ; кто кого задушит первее?
счастливого конца не будет, потому что у каждого из них свои задания.


- шо я только что прочитал? короче, если кратко, нам нужен собственный целитель для пожирателей смерти, который в обход мунго сможет нарастить кости, восстановить кожу и так далее. спасти от отравления, например. каин может принимать активное участие в битвах, но его ценят за то, что он умеет вытащить с того света. нагайна это знает, нагайна этим пользуется и влюбляется / / привязывается / / попадает в порочные отношения, которые ей куда ближе, чем уважительные поцелуев в щёчку;
- вижу абьюзеров, вижу шрамы, боль, отчаяние и прочие. заканонила, что нагайна стала тайным заданием каина от тёмного лорда (например, не дать ей остаться человеком, поить чистой водой и уверять, что это настойка, способная помочь), а каин стал тайным заданием нагайны (например, с его помощью подобраться к кому-то или внутри круга пожирателей (а вдруг предатели), или в аврорате);
- приходите, меняйте внешности, меняйте года / / профессии и истории, но оставайтесь вдвоём;
- очень ждём и змею, и врача, а остальное уже приложится! будьте самостоятельны и самодостаточны https://i.imgur.com/SIdIgkX.png

пример вашего поста


где ты
[indent] / /
ЗАХОТЕЛА СПРЯТАТЬСЯ?
С Л Е Д Ы     Т В О И      Н Е      О С Т А Н У Т С Я

[indent]  [indent] Джорджиа на тени смотрит, и себя в них не узнает: она сидит ровно и неподвижно, а тень скачет, вокруг нее круги очерчивает и то и дело ближе склоняется // п о й м а ю _ в е р н у шепотом доносится до усталого сознания. Слагхорн, наверное, надумывает и кошмары себе самостоятельно сочиняет: вот Гойл в углу стоит, вот он на другой стороне улицы и руки в карманах прячет, ожидая, когда она, пристыженная, к нему неловкими шагами пойдет. Джо пытается себе напомнить, что все уже позади, что она уже давно для него мертва, для всех, кто когда-либо о ней помнил, в земле червей кормит. За столько времени ее труп бы разложился, от него не осталось бы ничего, потому что звери в лесу голодные // им бы чем-нибудь питаться и без разницы, падаль в их зубах оказывается или же человеческое мясо. Джо уверена, что она по вкусу от скудной оленихи не отличается — такая же костлявая, такая же пресная.

[indent]  [indent] Когда Темный Лорд призывает на собрание, Слагхорн каждый раз старается с толпой смешаться. Руки держит по швам, а те то и дело хотят за спину спрятаться — что, если рядом с ней стоит Гойл, что, если это он покачивается с ноги на ногу? Джорджиа от мыслей своих убегает // уплывает, выныривая из сомнений, чтобы сконцентрироваться на очередных приказах.

[indent]  [indent] Никогда не хотела становиться аврором // Никогда не стремилась к власти или послушанию, но по иронии судьбы оказывается там, где ослушаться — не привилегия и даже не каприз, а сплошная глупость. Джо не рискует и не подводит тех, кто ее на задания отправляет; она и маски своей не снимает ни до собрания, ни во время, ни после. Анонимность, о которой диктуют правила, ей на руку — никто не знает, что Слагхорн жива, что она следом за несколькими десятками плащей отправляется на очередное задание, то ли очень важное, то ли совсем бессмысленное.

[indent]  [indent] Ветер под маску не пробирается: магия не допускает «если», поэтому Джо уверена, что ее никто не узнает, что к ней никто не подберется. Она может рука об руку с Аттикусом работает, когда сначала один дом сжигает, а потом проверяет остатки пепла — доски, гвозди, несколько украшений, но нет артефактов.
Слагхорн по пепелищу ходит, когда впереди слышит шорох подошвы. На месте замирает, оглядываясь и замечая фигуру, напротив нее стоящую. Палочка уже воздух по инерции разрезает, предупреждая об атаке — Джорджиа не допускает ошибки ; не после того, как сбегает, прошлое свое позади оставляя.

[indent]  [indent] В сумерках рассмотреть Гестию удается без особых на то проблем. Она стоит уверено, пару шагов делает, щит выставляет, а Джо атакует. Губы поджимает, пальцы свободной ладони в кулак сжимает, специально смазывая Аваду, без которой нельзя // без которой есть лишь опасность получить наказание, разоблачающее ее лицо на всеобщее обозрение. Слагхорн минуту вырывает, когда за балкой прячется, и тяжело дышит, нервность пытаясь убрать на задний план.
Джонс для нее заменяет младшую сестру; она ей кажется куда более интересной, чем та же Дейзи, они с ней вместе эту дуру за косы тягают и пугают небылицами, от которых не рассмеяться невозможно, если вдруг та решится жаловаться. Гестия с детством ассоциируется // Гестия — сестра, которую оставлять было тяжелее всего. Джорджиа от ее атаки уворачивается, она по пеплу катится, замечая сбоку несколько пожирателей - они к ней спешат на помощь. Оттого сквозь боль на ноги поднимается, рычит в маску проклятья, которые никто не услышит, потому что голос ее изменен, а шепот разобрать практически невозможно: — диффиндо, — луч с палочки вырывается, — авада кедавра, — мажет специально, но тут же перекрикивает, останавливая двоих: — круцио! — Гестия на колени падает, она от боли корежится, пока пожиратели смерти уже на других орденовцев переключаются.

[indent]  [indent] Джорджиа за ними следит краем глаза, палочку не опуская, но когда те с виду скрываются, то пару шагов в сторону Гестии делает. Кто-то из ее сокомандников же должен рядом быть? Где они все, твою мать? Слагхорн нервно дергается в сторону, когда в нее летит красный луч; с колен не поднимается, с места сразу же аппарирует, зная, что Джонс кто-то подхватит // ее обязательно спасут, в Мунго отведут и не дадут пострадать.

[indent]  [indent] Джорджиа несколько дней после этой операции с отвратительным настроением показывается в главном здании. Разговаривать ни с кем не хочется, а Пайпер все еще в ее поведении ищет подводные камни. Слагхорн плюется на всех, кто на ее пути оказывается, но потом тут же улыбается, вспоминая, что Сара Рэндалл так не умеет // Сара Рэндалл — девочка хорошая. Она напивается в местном баре и плетется по улице до дома своего, который ничем не напоминает тот самый особняк, в котором они с Гестией прятались от вездесущего Дэниела. В доме нет ни чердака, где хранятся волшебные травы матери, нет ни перины, которая тебя поглощает с концами, если все-таки решишься на заколдованный матрац лечь.
В доме она одна // сбежавшая от реальности, прячущаяся на островах в объятиях драконов, которые спалить ее готовы в любое мгновение. Но тем не менее правда находит Слагхорн: она ей во снах приходит, в кошмарах, где Джонс кричит, где она плачет и задает вопросы, на которые ответов у Джо никогда не будет.

[indent]  [indent] Когда они растут, в Хогвартс поступают, а потом разъезжаются по сторонам, Джорджиа не думает // она не анализирует, что Гестии захочется цепляться не за тех, с кем держаться рядом нужно. Слухи распространяются быстро, и она с ней сталкивается на поле боя задолго до побега: специально атакует, к границе подталкивает, окружает языками пламени и никого близко не подпускает. Аттикус ругает, Аттикус за это высмеивает, но Джорджиа, зная, что после отвечать за подобное придется, разменивается на одни и те же ошибки. Гестия не понимает, что смертный договор себе подписывает — кажется, именно это ее и заботит до того момента, пока Гес не начинается отбиваться // до того момента, пока ее не окружают другие пожиратели смерти, которые после атаки оказываются на земле, а она уже вдалеке.

[indent]  [indent] Слагхорн учится не реагировать, она привыкает не заботится, но то и дело порывается в самую гущу, если замечает знакомый силуэт. За эти пару лет, которые Джо проводит в бегах от прошлого, уже успевает забыть, а тут рана вскрывается, а тут она снова кровоточит сомнениями.
Джорджиа себе под ноги смотрит, пока привычный соленый воздух перестает казаться знакомым. Аромат духов растворяется, он буквально обволакивает берег, который от неспокойных волн не успевает просохнуть. Слагхорн сапогами скользит по гальке, когда голову поднимает и замечает, что неподалеку Джонс стоит.

[indent]  [indent] Джорджиа не изменяет свою внешность в заповеднике: ее тут никто не знает, жители Гебридских островов территорию не покидают. Кем бы Слагхорн ни была на материке, тут она — никто. Разве что Пайпер ложь сразу же раскусывает, правда все еще молчит, словно причину ищет для того, чтобы в подлость сыграть. Джо шаг назад делает и растеряно на Гес смотрит, потому что понятия не имеет, что делать, потому что у нее в голове лишь одна привычка всплывает криками нервными // атакуй, атакуй, атакуй.
Слагхорн палочку достает быстрее, чем Джонс лишний шаг в сторону сделать успевает: — редукто, — галька в воздух подскакивает под лучом, и Джорджиа пользуется этим, разворачиваясь и со всех сил вперед устремляясь.

[indent]  [indent] Волосы по лицу хлестают, потому что она то и дело оборачивается, чтобы от погони отдалиться, да и ветру абсолютно все равно, что на этом самом береге правда вновь соль втирает в раны, что уже начинают щипать и комком в горле отдаваться.
Слагхорн замирает за стволом дерева, соображая быстро и чересчур хаотично: если побежит дальше, то привлечет внимание местных - от вопросов не отделаться, а если Джонс вернется домой, она обязательно кому-то что-то расскажет.

[indent]  [indent] Гойл.

[indent]  [indent] Джорджиа из-за дерева показывается, палочку крепко сжимая в ладони, но уже не держа ее перед собой: — привет, — не так встречают сестру, не так встречают ту, кого позади оставляют и хоронят мысленно. Слагхорн с самого начала присоединяется к тем, кто своим делом считает истребление тех, с кем дружит Джонс // кем она является. [float=right]https://i.imgur.com/CXTmHKP.gif[/float]— Ты обозналась, — последняя попытка сбежать от последующих проблем, но Джо уже себя сдала, она уже вместо того, чтобы жизни Гес лишить, вновь ищет обходные пути. Аттикус именно поэтому доберется до нее рано или поздно, потому что больные места // потому что хрупкие места. Джонс лиловым синяком на запястьях Слагхорн каждый раз остается после очередной попытки ей помочь с поля боя сбежать, а теперь Джонс, кажется, лиловыми синяками на ее шее станет, когда Гойл до правды доберется. Он ведь наверняка за ней должен был следить, понимал, что рано или поздно, но две идиотки друг друга найдут.
[indent]  [indent] — Как ты меня нашла?

Отредактировано Georgia Slughorn (2021-08-20 14:39:04)

+18

24

SOCIETY FOR DISTRESSED WITCHES
https://i.imgur.com/wXOuwCP.gif https://i.imgur.com/AYKyUR8.gif https://i.imgur.com/lZbLPze.gif

ОБЩЕСТВО БЕДСТВУЮЩИХ ВОЛШЕБНИЦ
благотворительная организация, созданная в 1845 году в Лондоне Доркас Очаровательной. Общество занимается помощью женщинам-волшебницам, попавшим в тяжелую жизненную ситуацию.

https://i.imgur.com/0rlMqVR.gif
lianna haywood
[1956, ravenclaw'74, st. mungo, op; —// daisy head]

[indent] HEALER;
твоя мать погибла, когда тебе не было и пары месяцев: она решила выйти на работу раньше положенного, вместе с юджинией приступив к стажировке в отделе магического транспорта. порт-ключ взорвался в её руках, оставив тебя без матери, а твою бабушку без помощи. у тебя было бедное детство, юджиния помогала, чем могла, а ты много времени проводила в шелтерах общества бедствующих волшебниц, потому что бабушка подрабатывала там уборщицей. ну, как подрабатывала, обеспечивала тебя завтраком, обедом и ужином. когда ты выпустилась из хогвартса, то вернулась сразу же сюда, целью своей жизни делая целительство и помощь девушкам, которые оказались в такой же ситуации, как вы когда-то с бабушкой.

https://i.imgur.com/pPrWnB6.gif
bertha jorkins
[1953, gryffindor'71, ministry of magic; —// jessie buckley]

[indent] MIND READER;
у тебя нелёгкая судьба, а случай с подругой, которую изнасиловал незнакомец, и вовсе твой мир перевернул с ног на голову. подруга не выжила, она не справилась и решила уйти раньше, чем могла бы. ты с трагедией тоже не до конца успеваешь разобраться, когда натыкаешься на флаер обв. о тебе ходит много слухов, потому что с детства интересуешься справедливостью, а увлечение квиддичем и спортом лишь ещё больше отдалило от того чопорного аристократического общества. "берта, ты же умеешь, проникни к ней в голову," - слышишь ты чаще, чем хотела бы. но некоторые травмы нельзя описать словами, тогда на помощь приходишь ты. врождённая легилименция мешала тебе с детства, но она не помогла уберечь лучшую подругу от отчаянного шага. может, поможет сейчас?

https://i.imgur.com/FyUsKQf.gif
ulla snyde
[1952, slytherin'70, de; —// sophie skelton]

[indent] TRAITOR;
тебя унижают с детства: не так ходишь, не то говоришь, не так улыбаешься. в хогвартсе задираешь окружающих, чтобы себя хоть немного важнее почувствовать. ты ранишь сначала одного, а потом другого, ты причиняешь боль подругам. тебя окутывает отчаяние, когда после выпуска белая фата скрывает лицо, а чужие руки сжимают за горло. ты терпишь год, два, ты терпишь насилие, с которым твой муж встречает каждый менструальный цикл. ты должна родить ему ребёнка, да только у тебя внутри дыра и никакого желания порождать на свет ещё одного монстра. сначала ты принимаешь зелья, следом применяешь заклинания, а потом обращаешься к лианне, чтобы она избавилась от очередного плода ненависти. тебя все обходят стороной в обв, но ты прячешься там от мужа, как будто от него есть спасение. а вдруг, есть?

https://i.imgur.com/efyHBq7.gif
hope abbott
[1947, hufflepuff'65, daily prophet; —// jennifer morrison]

[indent] LAST HOPE;
на тебе лежит забота о младших братьях, дочери и пострадавшей от пыток матери. у тебя прошлое тёмное, ты о нём не разговариваешь, потому что возвращаться в месяцы боли не намереваешься. ты когда-то была аврором, успела заработать и звёздочек в дело, и врагов на улицах. до того как пожиратели завоевали всеобщее внимание ты сражалась против плохих парней, а также нескольких картелей, обосновавшихся в переулках. тебя даже прозвали last hope, потому что ты первая бралась за дела о пропаже девушек. но один из врагов тебя с поля действия убрал пытками матери, убийством отца и твоего мужа. из-за продолжающихся угроз тебе пришлось уйти из аврората, перейти в пророк, чтобы получать хоть какие-то копейки за криминальные статьи. но желание помогать никуда не делось, через тебя не пройдёт ни один мужчина, пожаловавший в обв за сбежавшей женой. ты спасёшь всех, хоуп.

https://i.imgur.com/n35AWT0.gif
xander urquart
[1945, slytherin'63, st mungo; —// jesse willams]

[indent] ABUSER;
тебя зовут лишь иногда, когда дело совсем плохое; ты хорошо разбираешься в ментальной памяти, а ещё чётко обозначаешь, сколько стоит твоё молчание. твой первый брак не удался, а второй вот-вот развалится по швам. ты скрываешься от жены в ирландии, помогая повстанцам, и понятия не имеешь, как выбрать то, что правильно. помогать девушкам - хорошее искупление за все отвратительные вещи, что делаешь в тайне ото всех. ровно до того момента пока не замечаешь в шелтере ту, кого никогда увидеть здесь не ожидал, свою жену.

https://i.imgur.com/uiCzE6H.gif
barry alderton
[1948, hufflepuff'66, diagon alley; —// олег лсп]

[indent] LOST CAUSE;
у тебя огромная семья: один брат, ещё один, пара сестёр, отец, больной на голову и не умеющий сдерживать свои обещания. матери твоей совсем плохо, она день и ночь за бесплатно драит склянки и одежду сбежавших в обв, а ты хотел бы иметь возможность заработать сотню-другую, чтобы её избавить от бессмысленного труда. когда ты узнаешь, что один из твоих братьев связан с журналистикой, ты к нему знакомиться не бежишь - у тебя дел предостаточно. и первое из них - это продать порцию зелий, а также раскидать флаеры о шелтере.


- расскажу о каждом персонаже лично, объясню все их детали, подскажу, куда можно приткнуться, а также - что безболезненно можно изменить. некоторые персонажи связаны с теми, кто уже есть на форуме, некоторые же свободны и могут быть развиты в разные стороны. если не нравится внешность - замени её, если не нравится имя - выбери другое. ни в чём не ограничиваю кроме того факта, что каждый из них повязан в обв от начала и до конца. подробнее об организации, устройстве внутри и прочем расскажу обязательно.
(!) у нас тут пока юджиния участвовала в выборах, её заменяла джорджина мэннерс, которую недавно нашли зверски убитой. а ещё в июле пожиратели разгромили один из шелтеров в центре лондона. представь, какой разгул игры! приходи, скучно не будет https://i.imgur.com/3CusU3x.png
- пишу стабильно, не надоедаю вопросами, не посягаю на личные границы, играю пока играется и тебя ни к чему не обязываю. мы тут собираемся, чтобы строить хедканоны, так что забегай!
- по стилю игры и прочему тоже ни на чём не настаиваю. подстроюсь подо всё, не оставлю раздетой и без игры. залетай https://i.imgur.com/7HR1orp.png

пример вашего поста

blame it on me;
they just want a scapegoat.

[indent] Когда ее будят со словами, что нужно спешить, Юджиния лишние секунды под одеялом не проводит. Она на ходу собирается, успевая умыться и тут же цепляясь за аврора, чтобы трансгрессировать в Министерство Магии. Но случаются утра, а точнее — обеды, когда никто ее не трясет за плечо, когда Финнеас не заходит в комнату с приказом подниматься и собираться. Очень редко подобное происходит, и когда Дженкинс просыпается, потому что в ы с п а л а с ь, тогда кажется, что все ей под силу. Она и в хорошем настроении на кухню выходит, ни слова не говорит о мусоре, который Ригз за собой оставляет, завтракает — едой, а не стаканом воды, — радио включает, полностью разгружаясь и отключаясь для внешнего мира. В последний раз, когда Юджиния себе подобное позволила, за окном снег порошил, и все готовились к Рождеству. Имоджен отказывалась вместе праздновать, и она ей подарок готовила, который потом пыталась передать через родителей.
Теперь же она на кухне своей завтракает под шумное радио, думает о том, чем заняться в течение дня, с воодушевлением подходит ко всему. Дженкинс свою жизнь, порой, не узнает: настроение меняется так быстро, что она подстроиться не успевает. Только пару недель назад она под империусом ходила, не замечая проблем перед глазами, а теперь предлагает Ригзу бутерброд, потому что он снова ночь не спал. Правда он все равно отказывается и ей передает папку с весьма хмурым взглядом. Дженкинс с мученическим вздохом возвращается за стол, документы перед собой раскрывая.

[indent] Она не то чтобы работать устала, скорее — новости плохие получать сил больше нет. У нее в голове не укладывается, как мир все это выдерживает, как еще грань между добром и злом не стерлась. Они все борются за что-то, а что кто-то ответить может? Юджиния хочет спокойствия, она поэтому перелистывает документы с ареста, хмурясь все больше, а чего хотела Гестия?

[indent] — Серьезно? — на вопрос Финнеас не отвечает, только серьезный взгляд разделяет, когда Юджиния на него смотрит. Они в мыслях об Ордене Феникса сходятся: Ригза понижают, когда он зацепляется за дело, которое, по его мнению, к одному из членов приведет; она друзей теряет, когда Орден объявляет вне закона. Они оба уверены, что действия организации противозаконны, что они совсем не помогают, а только усугубляют ситуацию. Поэтому видеть рядом с именем лучшей подруги сестры — арестована в связи с причастностью для Юджинии становится невыносимо.
Она эти мысли из головы своей выталкивает, ей думать об этом не хочется. Сначала Хьюберт, который практически на все сто процентов член Орден Феникса. Потом Аластор, который даже отрицать не пытается. Ей остается только взгляд опускать, чтобы не столкнуться с очередным непониманием — как они, приверженцы закона, ее блять лучшие друзья могут такие тайны в течение десяти лет сохранять? У Дженкинс ответов не находится, и она отказывается разбираться в чужих мотивах.

[indent] Если Гестия причастна к Ордену, то, значит, и ее знакомые тоже наверняка там. Юджиния сразу об Офелии думает, но вряд ли та бы ее таким образом предала. Имоджен уже совсем обратное доказала — она по другой дороге решила пойти. Кто еще остался? Дженкинс рассуждает об этом, когда в сторону кабинета Муди идет, а от утреннего настроения остались только угрюмые тучи за окном Министерства Магии.
Юджиния обсуждать ничего не хочет, она об этом просила полгода назад и пять лет назад. У нее не так много терпения, но куда больше блятской ответственности за тех, кого близкими своими считает. Дженкинс застает Муди за своим столом, когда дверь его без стука открывает, когда поверх дел, которыми он занимается, папку с бумагами Джонс бросает.
— Вы или продолжите прятаться, или подумаете о сотрудничестве, — Юджиния ладонями в спинку стула вжимается, пальцами его обхватывая, — иначе все твои студенты окажутся в Азкабане, и ни я, ни ты помочь им не сможем, — у Аластора, может, и нет слабых мест, но ученики - те, кем он гордится. Она о нем знает не так много — теперь — и на многое не рассчитывает, когда Муди просит ее присесть.

[indent] Дженкинс из кабинета выходит спустя пару часов с гнетущей и ноющей болью в голове. Она Ригза встречает коротким кивком, к себе возвращаясь. Как структурировать все, что она узнала, Юджиния понятия не имеет. Единственное, что ей теперь известно — Гестии не в Азкабане место, и если она что-то прямо сейчас не придумает, то дело пойдет в обработку. Следом за ней начнут расследовать Пруэттов, Лонгботтомов и всех тех, кто с ней каким бы то ни было образом связан был. Весь Аврорат придется перерыть, каждого опросить — Дженкинс боится узнать настоящую цифру, ту самую, за которой гонялась эти полгода.
— Как много их? — спрашивает у Ригза, и он вновь отказывается отвечать. У него настроение портится, он отпускать Джонс не согласен — чья-то жизнь рушится, и это последствия, которые принять сам для себя каждый должен. За него не вступились, не помогли, когда нужно было: — почему ты ей помогаешь? — кричит Финн, и Юджиния его не останавливает. Он вполне заслужено непониманием ее к стене прибивает, голос повышает, чтобы достучаться. Он о ней и о том, что они по поводу Ордена Феникса думают прекрасно знает, Финнеас может прямо сейчас из кабинета ее выйти и больше не возвращаться. Но он остается, садится на стул, оставляя поцарапанные следы от ножек на паркете.

[indent] Юджиния обещает ему все объяснить, но позже. Не сейчас. Не тогда, когда каждая минута важна. Она успевает только документ подготовить, диктует помощнице, которая печатает и вопросов лишних не задает. Дженкинс пробегается взглядом по тому, что получилось, и удовлетворенно кивает. Стрелка часов уже давно за четыре заходит, когда Юджиния в сторону тюрьм Аврората движется. Она ни с кем встречаться не хочет — с Руфусом Аластор наверняка сам разберется.
Финнеас отпускает охранников и на входе остается, пока Юджиния дальше проходит: у нее чертово дежавю. Сначала Эмма, потом Имоджен, теперь — Гестия. Когда это закончится, когда девочки перестанут свою жизнь рушить? В клетках рядом никого нет, поэтому она останавливается напротив, сквозь прутья на подругу Офелии смотря. Она помнит, как Джонс еще маленькой бегала по их дому, как она обижалась на младшую Дженкинс, когда та неосознанно (или очень даже осознанно) к ней в мысли пробиралась. Она помнит, как они все взрослели, как по своим дорогам расходились. Как ссорились и как мирились Юджиния тоже помнит.

[indent] — Орден Феникса? — спрашивает вместо приветствия, потому что злиться уже сил нет. Если с Хьюбертом все было так, словно дальше уже просто смысла нет бороться; с Аластором окончательно все под откос пошло. Если уж Муди связан с Фениксом настолько, что ему известно то, о чем Палмер не подозревает, то, наверное, Дженкинс где-то ошиблась. Она им обязательно объяснит, что они должны были обо всем ей рассказать, но не сейчас и не завтра. То, что Орден Феникса вне закона — отличное доказательство, как все в тайнах своих погрязли.
— Как давно? — как долго Гестия врала, сколько недель, месяцев она смотрела в глаза Офелии, а после шла и о ней рассказывала остальным? Дженкинс не хочет думать, сколько  всего Орден узнал о ней из пересказов Джонс. Ей от одной мысли больно становится, что подобным образом кто-то себя ведет, что кто-то считает, что это п р а в и л ь н о.
— Гестия, я не понимаю, чего тебе не хватало? Ты всегда была смышленой, сильнее, чем Офелия, упрямее, чем любой другой, кого я узнаю, — Юджиния к решетке подходит, стараясь взгляд девушки поймать, — как ты могла допустить подобное? Ты же закон нарушила, — она не хочет спрашивать про Авады, не решается ответ узнать. Что делать, если у ребенка на руках кровь? Кого винить? Дженкинс себя съест, она себя еще в большей работе погрязнет, потому что н е д о д е л а л а, потому что из-за ее ошибки в начале семидесятых ее дети за решётками оказываются. Их ли это ошибки? Вряд ли.

+11

25

https://i.imgur.com/nyidyzV.gif https://i.imgur.com/uZI7zY7.gif https://i.imgur.com/QzcjsnU.gif

Hebrides Islands, Scotland
[семь тысяч квадратных километров, обнесённых глубокими водами и острыми скалами, — на этих неуютных и сумрачных островах прячутся люди. разные. у всех обязательно тайна, у всех обязательно секрет, зарытый глубоко под землёй. и ты один из этих людей. чувствуешь? именно тебя кусает за щеки холодный ветер, именно твои руки обжигает драконье пламя. именно твои секреты зарыты на острове джула.
чтобы о тяжких тайнах забыть, после работы ты зайдешь в паб пропустить стаканчик, грузно упадёшь на неудобный стул и обопрёшься локтями о дубовую стойку ( наверняка вновь словишь занозу, но ты уже к ним привык ), а Саманта, протирая бокалы, спросит: «что, милок, у тебя нового» — найдёшься с ответом?]

занят :3

https://i.imgur.com/Hnz95rw.gif
ivy fiddle
[hebrides; —// tuppence middleton]

ты, айви, всё время молчишь ( хоть бы слово сказала / хоть бы разок улыбнулась ). ты ни с кем не делишься ( друзья-то у тебя есть, а? ), ты никому не жалуешься ( а семья? ). о тебе когда-то всё знали. ведь ты тоже тут выросла, тоже была «дочкой фиддлов» и тебя это, вроде бы, даже устраивало. а теперь почему же молчишь? чтобы хоть что-то у своего сердца оставить? новая рваная рана у очередного макфасти — накладываешь бинты и простенькое заклинание, ожидая, когда в дверь приёмной постучится следующий — ты помогаешь всем, но никто не поможет тебе. а ты, может, хоть раз попросишь?

https://i.imgur.com/65AYE0P.gif
letha bitterwood
[hebrides; —// lena heady]

когда-то ты служила в аврорате, когда-то носила капитанский значок, когда-то была вполне успешной там, в Лондоне, где кипит жизнь и вершатся великие дела. когда-то ты была кем-то очень важным — так как же ты здесь оказалась, лета? почему вдруг немилыми стали мощенные улочки, почему вдруг стали так нужны тебе простор и свобода? здесь, в заповеднике, где прошлое можно под скалами захоронить ( кого ты, лета, похоронила? ), ты тоже человек важный; становишься на пост начальницы охраны, под контроль берёшь всю территоррию. только здесь места спокойные ( были когда-то ), от чего же так обороняешься?

https://i.imgur.com/tkD2Lkg.gif
alonzo hornbeam
[hebrides; —// frank grillo]

тебе здесь никогда не нравилось. вырос на островах, родители — простые работящие люди, которые вели свой небольшой бизнес на территории заповедника ( а до этого их родители, а ещё парой веков ранее — родители тех ), ты же хотел из этого круга вылезти. ты не хотел жить здесь, не хотел стать одним _ из, ты хотел быть кем-то стоящим. но, погляди-ка, где ты сейчас? довыпендривался? а я тебе говорила, что путь-дорожка у тебя только одна. ты получаешь известие о смерти своих родителей самой простой совой ( хорошенький же сынок ), а вместе с тем и наследство, от которого почему-то не избавляешься: так нравится драконий помёт от пола оттирать или совесть не позволяет продать дело всей жизни своих предков?


// если вы спросите что это такое, то я не знаю что это такое. вообще заповеднику и островам очень не хватает тех, кто не_макфасти. всех-всех замечательных работников этих мест;
// можно махнуть имена, внешности, концепт персонажей, шо хотите, то и меняйте. от моих хэдканонов вы всё равно не избавитесь ♥;
// в заповеднике активно идёт сюжет, вы подтягивайтесь там, поучавствуете в этом пиздеце;
// на связи через лс, гостевую и вот это вот всё;
// очень жду и остальные макфасти тоже и вообще !!!

пример вашего поста

[indent]  [indent] Проверка из Министерства — всего два слова с предлогом по середине, но и они способны довести каждого из МакФасти до исступлённого бешенства. На островах не любят гостей; не любят тех, кто лезет в их дела, не любят тех, кто с вздёрнутым носом вкатывается туда, где авторитет с большой земли ничего не значит. Дайтон ладонью бьёт по столу и упорно пытается доказать, что агрессия — это не выход, а заповедник в слишком уязвлённом положении, чтобы посягать на независимость, которая всегда была лишь у них в головах.
[indent]  [indent] — Ты выкручиваешь нам руки! — слышится недовольное бурчание с задних рядов. Пайпер бы поддержала, она бы первой кричать начала, что ни с кем она любезничать не станет, да только риски оценивает слишком трезво, чтобы позволить привычной ярости всё затмить.
[indent]  [indent] — Знаю. — отрезает Дайтон, опираясь всё на тот же многострадальный стол, — Но других вариантов у нас нет.
[indent]  [indent] Местные не любят чужаков, оно и понятно, в заповедник с хорошими намерениями не приходят — вечно отрезать кусок себе хотят, вечно хотят порядки свои ввести, а Гебриды ведь только поэтому и работают, что всё тут — своё. Острова не умеют подчиняться, не умеют удобными быть, иногда — даже вежливыми. Они такие же, как суровые ветра побережья — они колятся, режут, ломают; они слишком порывисты и именно поэтому все хотят ими управлять.

[indent]  [indent] Пока младшая из МакФасти топит себя в бумагах, стараясь свести риски обнаруждения ошибок в её работе к минимуму, Дайтон договаривается о встрече с владельцем скоростных мётел о его визите; Пайпер с решением не спорит, и даже тогда, когда ей вверяют с ним няньчиться. Она хотела было заикнуться о том, что дел у неё и так по горло, но только у остальных — не меньше, а взгляд старшего брата так и норовит напомнить о былых грешках.
[indent]  [indent] — Ладно-ладно, — быстро сдаётся, — но тёплый приём не гарантирую.
[indent]  [indent] — Пайпер. — брат строго смотрит, в имя вкладывая все угрозы, которые не мог припомнить.
[indent]  [indent] — Я постараюсь.

[indent]  [indent] Постараться быть дружелюбной — значит с порога не смерить тяжёлым взглядом и начать разговор не с громкого «чего надо?»; о вежливости у Пайпер примерно такие понятия. Нрав гебридский сложен, нрав гебридский не всем приятен. И едва ли Пайпер отличалась способностью его сдерживать.

[indent]  [indent] Встреча назначена пополудни, МакФасти урывисто поглядывает на большие часы на стене, спешно пытаясь дописать отчёт до прихода гостя. Пару последних закорючек ( крайне неровных и размашистых — кто это вообще поймёт? ) приходится на аккуратный стук в дверь. Волшебница поднимается с места и отчёт откладывает в сторону, в стопку готовых бумаг, ничтожно маленькую, в сравнении с теми, что ещё предстоит проработать. — Мистер Вайтхорн — обходит стол и напротив гостя становится, — очень приятно. — она легко и неуверенно улыбается; улыбка странно на ней смотрится, как будто её с другого лица сняли и ей пришили, а всё потому что обеспокоенная морщинка между бровей никуда не исчезла. МакФасти неуютно от обращения «мисс» ( стоит ли попровить на «миссис?» ) к ней так не обращались уже, наверное, несколько лет; она на официальных встречах не бывала столько же, с этикетом знакома посредственно, а с очарованием — и того меньше. — Да, конечно, с удовольствием вам всё покажу. — Пайпер просьбу воспринимает мягче, чем могла бы ( могла бы и возмутиться, потому что вся территория заповедника — её дом, а посторонних в доме она не любит ), это что, получается, взросление? — Как добрались? — натужно вспоминает что-то из светских бесед, которые слышала лишь урывками и всегда считала смешными.

[indent]  [indent] Они выходят обратно на улицу, чтобы начать осмотр островов; Пайпер про себя проклинает Дайтона и всех причастных к этой встрече, потому что с чужаками ей неуютно примерно также, как чужакам — с ней. Выбирать её из всего многообразия МакФасти, конечно, идея сомнительная; она сама выбрала хотя бы того же Тедди, он кудрями своми махнёт, очаровательно улыбнётся и велика вероятность, что Девлин не то что урона пожирательского в заповеднике не приметит, так ещё и мётлы бесплатно отдаст. Но выбор ( крайне неразумный ) пал на Пайпер и ещё неизвестно, кому из них с Девлином не повезло больше. У МакФасти задача простая: провести гостя по заповеднику так, чтобы тайны наружу не вылезли; чтобы Вайтхорн не приметил того, что эти земли усиленно пытаются скрыть. Она ведёт его через северо-запад к западной части заповедника, самой просторной, самой впечатляющей и сохранившей самый облагороженный вид. Задача простая, а план идеальный; но в него никак не закладывалась поправка на идиотов.

[indent]  [indent] Новоиспечённый драконолог, буквально вчера окончивший стажировку и позавчера выбравшийся из-под мамкиной юбки, обращает на Пайпер и Девлина совершенно не всравшееся ни одной, ни второму внимание, махая приветственно рукой. Он стоял у вольера с детёнышами шведского короткомордого, плюющихся пока безобидным, но уже завораживающим синим огнём. Пайпер едва заметно закатывает глаза и бесшумно выдыхает, предлагая Девлину чуть сойти с намеченной маршрутом тропы.[float=right]https://i.imgur.com/cXhxPyM.gif[/float] — Не хотите посмотреть на детёнышей дракона? Это исключительно интересный шведский короткомордый, редкость для таких мест, но к нам попала на реабилитацию самка этого вида и недавно принесла потомство. — small talk о драконах даётся Пайпер куда проще, но кому, блять, интересны её непрерываемые рассуждения об этих существах. Они подходят чуть ближе к вольеру, МакФасти представляет стажёра гостю и наоборот ( что-то на вежливом ), и, убедившись, что Вайтхорн вполне насмотрелся на неуклюжих драконят, ведёт неумелую экскурсию дальше. Только её останавливает Брэдли, ловя за плечо, хочет вопрос задать, видимо, очень важный; Пайпер руку мягко ( не очень ) высвобождает и уточняет: «это не может подождать, я сейчас занята». — она пытается деликатно, пытается вежливо, но в её тоне всё равно слышно раздражение. — Да я просто хотел уточнить, что там с тем яйцом, так и не успели его перехватить, он на рынке? — МакФасти даже опешивает, но виду не подаёт. Брэдли ей никогда не нравился, но, справедливости ради, Пайпер никто не нравится; кто же ожидал, что он, ко всей своей безалаберности, будет ещё и бесконечно туп ( она и ожидала ). — Уточни у Ригби, он занимается этим вопросом. — она почти поседела, но успела ответить достаточно расслабленно и спокойно, чтобы не довести себя до ручки ( или убийства ). Эта информация совершенно не для ушей Вайтхорна, который наверняка уже их навострил.

[indent]  [indent] — Стажёры. — вздыхает Пайпер, расстояние между отставшей собой и Девлином сокращая, — Простите за это. — поджимает губы, ставя точку в конце извинений, потому что не знает, как произошедшее назвать: недоразумение? катастрофа? Ей бы из воспоминаний Вайтхорна этот короткий вопрос вытравить, попытавшись отвлечь другими размышлениями. Но она не сильна ни в беседах, ни в очаровании, ни в том, как быть приветливой и увиливать от неуютных тем. Она даже сближаться не особо умеет, холодная, чёрствая, с забитым сажей сердечком; едва ли у неё получится выдавить из себя очарование, которым она уже года два не пользовалась. Но именно оно, как назло, было нужно. — Вынуждена признаться, мистер Вайтхорн, мои познания в мётлах довольно скудны и ограничиваются лишь квиддичем на старших курсах, — легонько улыбается снова, выходит чуть более искренне, почти как у нормального человека, — кажется, я и использовала их последний раз именно тогда, больше десяти лет назад. — она чуть замедляет шаг, чтобы Девлин мог осмотреться, а, заодно, она растягивает время, чтобы обход включил в себя не всю территорию. — Поэтому была бы благодарна вам за консультацию. — кивает, — В основном мы используем для перемещения порт-ключи, но для малых расстояний, которые нужно преодолевать быстро, они не столь эффективны, как мётлы. — Пайпер пытается речь свою выстроить ровно и грамотно, пытается острые углы обходить и миновать слова, за которые можно было бы зацепиться. И у неё даже почти получается. Она улыбается между делом, показывая местные виды, она старается — правда старается — нрав свой сгладить немного, чтобы Вайтхорн на её напряжение не отвечал своим.

Отредактировано Piper MacFusty (2021-11-21 14:42:51)

+13

26

https://i.imgur.com/x5fhrX2.png

elphinstone urquart
[±1930, ministry of magic; —// joaquin phoenix]

твой старший брат, уилфред, наследует семейный бизнес на шотландских полях, а тебя никогда пастушье дело не интересовало. ты занимаешься важными вещами в министерстве магии, когда сразу после хогвартса устраиваешься в отдел магического законодательства; у тебя дорогие мантии в шкафу прячут множественные скелеты, о которых знать всем необязательно. ты с осторожностью перекладываешь дела, внимательно относишься к деталям и надеешься рано или поздно занять важную должность. когда в твой отдел приходит стажироваться минерва макгонагалл, ты удивляешься, что кто-то умудряется перепрыгнуть через твой рекорд. ты за ней следишь, подмечая, как аккуратно она относится к работе ( прямо как ты сам ). любовь ли это была или увлечение - решить не успеваешь, макгонагалл отказывается от повышения, а ты понять не можешь, как такое возможно.

в твоей семье тоже всё неровно: сначала нападение на семейное поместье, потом пропажа старшего племянника. слухи о том, что он - оборотень ударяет по твоим планам на повышение. а угрозы, которые начинают поступать сначала к тебе в кабинет, а потом и домой и вовсе заставляют задуматься о том, что пора выбрать правильную сторону в этой войне. тебе уже скоро пятьдесят лет исполнится, и твоя бывшая ( всё ещё нынешняя ) жена упрямо настаивает о поддержке пожирателей смерти.

но что, элфинстоун, если я приду и скажу, что у меня есть предложение куда поинтереснее пожирателей смерти или ордена феникса? мы же всегда находили общий язык, может и сейчас найдем? как насчет присоединиться к повстанцам? тебе же не видать спокойствия в прогнившем министерстве магии, орденовцы тебе не станут доверять, а пожиратели живьём съедят. я смогу тебе помочь, поделись информацией про этого парня, а я взамен отплачу.


- всё очень примерно и абстрактно, потому что мне нужен дядя, с которым небольшая разница в возрасте и с которым мы больше братья;
- если кратко: в семье урхартов двое сыновей - уилфред и элфинстоун. уилфред владел семейным делом, а элфинстоун пошел своим путем. скорее всего он верил в министерство магии и хотел быть полезным. а когда джошуа (племянника) укусили, то над семьей нависла туча неодобрения. стоило джошуа сбежать из семьи, как все выровнялось, и элфинстоун успешно продолжил работу в министерстве. также чуть позже в аврорат приходит его племянница, джерри. потом еще минерва, но та ненадолго https://i.imgur.com/3CusU3x.png
- вписал также ему брак и жену, чтобы добавить персонажу какой-то истории, но тут смотри сам. если захочешь эмоциональной дилеммы (например, жена была из рода, поддерживающего темного лорда), то оставляй, если хочешь - убирай. на урхартов нападает грейбек, сжигая их поместье, поэтому драмы будет достаточно. можешь от этого абстрагироваться, а можешь оказаться в эпицентре;
- джошуа в любом случае придет тебе предложить сотрудничество с повстанцами, обсудим жизнь, как ты меня хейтишь или не очень хейтишь. возможностей будет предостаточно, главное не бояться и развивать персонажа в разные стороны. можешь и вовсе всё переписать, я буду только "за", если мы в диалоге всё построим https://i.imgur.com/KJJ2d8c.png
- по любым вопросам помогу, по стилю игры подстраиваюсь, думаю, сработаемся, если тебе нравится так же, как и мне, добавлять малознакомым канонам ясности https://i.imgur.com/vYbxEow.png

пример вашего поста


• • • • • • • • • • • •

[indent]  [indent] несколько минут назад на деревянном полу в той же самой позе сидел брейдон, слова жующий и обещающий, что рассказал примерно «ничего». теперь перед джошуа на коленях стоит питер, который пытается то ли подыграть своему другу, то ли обыграть его, и урхарт не уверен, что хочет выяснять, чем именно петтигрю решил его терпение надломить. его и так не осталось особо: каждый вдох сопровождается сопением, потому что лёгкие яростью наполняются, ведь секунда за секундой время отбирает у его стаи шансы выжить.

[indent]  [indent] они, когда ищут место, где осесть, то теряют многих; они буквально живут в лесу, прячась от зверей в человеческом обличье и от людей в — животном. джошуа помнит те дни, когда приходилось выходить в пригород уэльса, иногда шотландии, и с тенями соприкасаться, чтобы добыть еды и медикаменты. их не принимали и едва ли примут сейчас, если всю ораву приведут в известный всем визенгамот.
урхарт ладонью в перчатке крутит, он её разминает, потому что проклятые жилы начинают болеть, когда спадает первый выброс адреналина. взгляд становится хищным, внимательным и жадным до деталей, оттого джош замечает, как питер перед ним пытается оправдаться. он не тянется за артефактом, что лишь доказывает, что пацан умён, но тем не менее отыгрывает роль на все сто двадцать процентов.
шаг в сторону, шаг — в другую, и он уже говорит, будто бы не понимает, о каких трёх людях идёт разговор. джошуа с радостью бы разложил ему, что трое — это роберт, морриган и он сам, да только одного слагаемого уже не хватает, и его место занимает эверетт, у которого свои мысли и свои цели.

[indent]  [indent] урхарт бы с радостью ( и правда ) присел напротив, за жизнь ему пояснил, за правила рассказал — сделал бы так же, как со всеми своими ребятами делает, когда они, нашкодившие, к нему в кабинет приходят. псы, как и волки, как и дети, которые ему доверяются, всегда ошибки допускают. они, бывает, на одни те же следы своих предшественников наступают, и джошуа терпению учится вместе с ними, повторяя и разъясняя границы, которые заступать нельзя.
он становится то ли старшим братом, то ли старшим товарищем, который может и бутылку пива предложить, и за последствия спросить.

[indent]  [indent] джошу не составит труда для начала питера лишить жизни, а потом его бездыханного принести в зал для обсуждения следующих действий. если от одной крысы избавятся, то остальные оценят опасность и снова по своим норкам спрячутся. правда это не кажется разумным решением сейчас, когда вокруг слишком много возможностей для того, чтобы пробраться в самое сердце триумвирата. урхарт должен помнит, что помимо того, что они с сэйр и маклафлином создавали, есть ещё опасность внешняя; есть ещё фенрир, у которого зубы наточены на то, чтобы его сгнившим телом поужинать. джошуа умрёт не сегодня, так завтра. смерть к нему уже достаточно близко подходит, чтобы начать переживать, чтобы начать нервно избивать пацана у входа в таверну и наслаждаться его квакающим кашлем, когда нужно отойти и самому отдышаться.

[float=right]https://i.imgur.com/8saA5R3.gif[/float] [indent]  [indent] ботинок урхарта его липкой кровью покрывается, и он им по земле отбивает, чтобы стряхнуть капли, которые ненужное внимание к нему привлечь можно. да только, какая разница, кто увидит и кто спросит? у джошуа отличное объяснение есть — не твоего ума дела.
то же самое он ответил бы и питеру, да только напротив присаживается, снова взглядами приравниваясь.
— я знаю, откуда ты, петтигрю, — пальцем тычет ему в неприкрытый ни чёлкой, ни головным убором лоб. одна пуля, и энди бы уже избавила их от проблем, да только сначала нужно обсудить, сначала нужно показать всем, кто на подобное собирается решиться, что разговор будет очень коротким. — я знаю, откуда ты и что здесь делаешь. я знаю о тебе всё, сын чистокровной волшебницы и грязнокровки, друг предателя крови и бывший сотрудник кампании дженкинс, — урхарт не интересует материковыми делами, он интересуется тем, что происходит под его носом.

[indent]  [indent] тот, кто переступает порог замка, а ещё и решает остаться, становится его целью и причиной долгих рабочих вечеров. джошуа не на словах обещает всем безопасность, джошуа её выбивает всем тем, кто за ней сюда приходит.
он дело питера складывает рядом с остальными, потому что псы приносят ничтожную часть информацию, они буквально только биографию и года выпуска ему предоставляют, потому что на парня больше ничего и нет. работа в министерском штабе прервалась, когда его сослали с нагретой позиции в июне, но больше ничем другим петтигрю не занимался. на что были потрачены дни и ночи, на кого они были потрачены?

[indent]  [indent] в военном мире, в мире, где каждый второй — и даже твой самый близкий друг — может оказаться предателем, уповать на бессонные ночи в игорных домах не приходится.
— и я знаю, по чьей указке ты здесь, — бьёт в неизвестное, но по ту сторону или пожиратели смерти, или орден феникса. и джошуа не знает, что лучше — первые или другие, потому что им нельзя показываться на ирландской территории, не после того, что они устроили здесь пять лет назад.
— думаешь, кровавая луна — это всё сказки? только брейдон превратится, я смогу прочитать все его мысли, увидеть всё, что он делал, и принести доказательства кому нужно. хочешь, чтобы я подождал и стал ещё злее или и сам расскажешь, что ты и кому сказал? — он ладонью по его щеке хлопает, наверняка вызывая дискомфорт в сломанном носу. избивать сильно — плохая идея, питер ещё должен иметь возможность говорить, поэтому джошуа поднимается, колени свои отряхивая.

[indent]  [indent] — когда ты ходил под стол, я уже обращал друзей твоих родителей, петтигрю. не испытывай моё терпение, — урхарт палку подхватывает с дороги. хорошо, что биту оставил дома — как правильно, что подумал о том, что остановиться не сможет. ярость его изнутри поедать уже начинает, а проклятая рука отдаёт болью в позвоночник. он замахивается палкой в воздухе, прицеливаясь и дожидаясь, когда петтигрю начнёт сам говорить.
— хорошо, — плечами пожимает, проходясь с размаху по щеке другим концом палки, — отвечай «да» или «нет». на каждое твоё «нет», я буду ломать тебе по пальцу, — обещает, упираясь суком в землю: — рассказал ли ты кому бы то ни было — джошуа помнит о чёртовых клятвах орденовцев, он не просто так держится столько лет во главе стаи, — об убийстве джорджины? "да" или "нет", петтигрю, - напоминает, палку удобнее перехватывая.

+10

27

https://i.imgur.com/lYJEfkv.gif https://i.imgur.com/WYdQxGb.gif https://i.imgur.com/FEXxrhA.gif
irish werewolves
только на территории северной ирландии оборотни могут чувствовать себя в безопасности; благодаря их сплочённости и целеустремлённости защищать собственную территорию, они смогли отстоять кровавое полнолуние в семьдесят пятом, пойти на договор с волшебниками и существовать без опаски быть высмеянными. именно тут они, ирландцы, могут работать, брать выходные, когда на небе полная луна, и не переживать о зарплате. именно тут - дом тех, кого отвергли и за кого теперь толпой стоят свои же. если тебе кажется, что ты - лишний, то тебе кажется. тебе самая дорогая к нам, мы покажем и докажем, что каждая жизнь имеет смысл.
С Л Ы Ш И Ш Ь   Т Р Е С К   Д У Ш И   М О Е Й ?   С Т Р А Х   С Т А Н О В И Т С Я   С И Л Ь Н Е Й ;   Э Т О   Н Е   М О Я   В И Н А ,   Ч Т О   Я   С Д Е Л А Н   И З   С Т Е К Л А

https://i.imgur.com/PByEvM3.gif
bianca
[±1940 // katheryn winnick]

ты - бывшая жена фенрира; он тебя не ценил, не прислушался к твоим советам и всячески унижал. джошуа это подметил, предложив присоединиться к нему, а ты не долго думала: забрала с собой сына [единственного наследника фенрира] и сбежала с урхартом. теперь ты его правая рука, у тебя лучше всего получается стратегически прорабатывать вылазки стаи, к тебе все идут за советом, без тебя, бьянка, они бы не справились. ко всему прочему, под своё плечо ты берёшь сквибку, что ошивается в замке вместе с вами. ты из неё делаешь настоящую солдатку, и она за тебя убьёт любого [и даже фенрира].

https://i.imgur.com/4NAY1jF.gif
xander
[±1960 // alex hшgh andersen]

ты - наследник фенрира; у тебя в руках достаточно силы, потому что тебя кусают в самом младенчестве. большую часть детства ты проводишь в шкуре волка, у тебя даже взгляд волчий. ты не сразу принимаешь джошуа своим альфой, но когда других вариантов не находишь и понимаешь, что лучшего всего равно пока нет смысла ждать - становишься верным членом стаи. у тебя много знакомых, но ни одного друга. ты слишком агрессивен и травмирован воспитанием фенрира. ты щетинишься, когда тебе пытаются помочь, и первым устраняешь проблемы, возникающие перед стаей. зачем ты это сделал, черт тебя дери!

https://i.imgur.com/nJcJNkh.gif
leon
[±1960 // archie renaux]

для француза жизнь в северной ирландии не слишком сладкая; тебе хочется веселья, девушек и алкоголя. ты просаживаешь последние деньги, споришь на невозможные артефакты и наслаждаешься желанной свободой. джош учит тебя английскому, помогает с правилами игры в покер, а также выгораживает перед остальными, когда ты убиваешь мальчонку в августе. урхарт утверждает, что за содеянное зверем отвечает только зверь, а ты как думаешь? что дальше делать будет, пацану всего семь лет было же. но ты не вешай нос, у тебя ещё младшая сестра, которая осталась во франции. о ней подумай!

https://i.imgur.com/FNPxLys.gif
nancy
[±1950 // ruth negga]

у тебя волшебные пальцы; ты умеешь воровать, мухлевать и наживаться на чужих страданиях. жизнь приучает тебя к такой необходимости, а крыша над головой поначалу кажется лишь местом, которое ты скоро обчистишь. энди, правда, замечает, как ты потихоньку все чужие сбережения в своей комнате прячешь. но чем дольше ты с нами времени проводишь, тем больше влюбляешься в свободу, которую только в замке можно найти. с энди договориться получится, а с остальными что делать? риордан так просто тебя не оставит. и ты посмотри на леона, ты обещала надрать ему зад. куда ты сбежишь?

https://i.imgur.com/cDOhDM0.gif
leslie
[±1955 // lucy boynton]

ты росла в аристократичной семье, не повезло лишь наткнуться на ксандера в своё время. но ты не держишь на него обиды, ведь из-за укуса ты познакомилась с риком. если бы не ты, замок покрылся пылью, а обшарпанные стены обязательно рано или поздно сгнили. ты следишь за порядком, дрессируешь бестолковых пацанов и не даёшь спуску мужу. ты вышла за него замуж в шестнадцать, родила через год, а теперь вынуждена с этим как-то жить. джош тебя очень ценит: ты отлично подготовлена и всегда приходишь на помощь, когда у рика протекает крыша. ты, пожалуй, сердце этого замка. может, поэтому если кто-то ранится, то все сразу бегут к вам в комнату, а твой малыш с красными щеками, потому что его постоянно кормят конфетами в тайне от тебя?

https://i.imgur.com/91DVoSf.gif
rick
[±1950 // daniel sharman]

ты - пьяница и картёжник, которому посчастливилось встретить принцессу, улыбающуюся так лучезарно, что пришлось и пить бросить, и карты нэнси подарить. у вас очень рано рождается сын, и ты берёшься за голову, устраиваешься работать и избавляешься от стресса на заданиях джоша. ты понятия не имеешь, как доказать лесли, но в первую очередь самому себе, что ты её достоин. а достаточно просто перестать прятать бутылки  и не вляпываться в передряги. она ведь тебя любым примет, а ты ради неё всех порвёшь. зачем ты себе проблемы придумываешь? чересчур сильно привязываешься к леону, решая взять ответственность за убийство человеческого мальчишки на себя. никто понятия не имеет, зачем тебе это, ты, может, объяснишься?

фьюх, давайте обо всём по порядку. у нас очень яркий и красивый хедканон на стаю, поэтому мы хотим найти ребят, которые так же сильно любят оборотней, атмосферу пасмурной ирландии, старинного замка и множества правил, написанных волшебниками для волшебников, но никак не для тех, кто не вписывается. немного о настроении стаи легче почитать из отрывков постов, потому что если начну описывать, то получится очень много, и я снова сломаюсь в процессе, потому что все ребята очень и очень классные у нас:

[indent] <...> совершенно выпадая из разговора бьянки и макса. те пытаются предположить, сколько джошуа понадобится галлонов пива, чтобы догнать уснувшего посреди гостиной леона. француз распластался на диване, наполовину с него свисая и совершенно не обращая внимания на то, что многочисленные гости, пришедшие на празднование то ли дня рождения бьянки, то ли совершеннолетия её сына, наступают ему на ноги.
[indent] бывшая фенрира утверждает, что справится с тремя галлонами и сможет попасть заклинанием по висящей у двери пиньяты.
— не понял, — вмешивается в разговор джошуа, вперёд подаваясь, и глоток, нетерпеливый и жадный, из стакана делает, дабы мысли заглушить горечью на языке, — мы разве не годовщину лесли и рика празднуем? — макс хмыкает, свой пустой стакан ставя рядом с его — на столе уже виднеются разводы, и всем обязательно прилетит от лесли на следующее утро.
а я думал, что у нэнси день рождения, — шутка слишком долго затягивается, потому что уже бьянка внимательно на обоих смотрит прежде, чем уточняет, зачем тогда она покупала подарок джошуа: — у тебя разве не юбилей? — урхарт на кресло откидывается, присутствующих разглядывая, но никого в короне или с лентой «герой вечера» не замечает.

[indent] <...> на полпути он останавливается, спотыкаясь о сидящего на полу рика. тот блядскает на всю гостиную, потому что только-только пытался прицелится камнем в складку нэнси, а удар получился косым из-за ботинка джошуа. приходится присесть рядом, по плечу похлопать и показать, как правильно в плюй-камни играть прежде, чем двинуться дальше.
урхарт любит быть полезным: ему нравится, что стая вокруг него собирается деятельная и ответственная. ребята находят себе занятия и не скучают, а ему лишь нужно следить, чтобы соблюдались законы триумвирата.


- нас уже трое, мы будем рады каждому в заявке, абсолютно всем найдётся место. у бьянки важная линия, у ксандера сюжетный замес (расскажу лично), леон начал конфликт между магами и оборотнями, который затих на последние пять лет, рик пытается его спасти, а рут и лесли - исправить чужие ошибки. у каждого интересная и яркая линия - бери и развлекайся;
- мы (энди, макс и джошуа) со всем поможем, в атмосферу окунём, в одиночестве не оставим, оденем и всячески окружим игрой. давить не будем, дедлайны оставляем ирл, а тут мы воплощаем идеи. кстати, об их идеях - мы их очень любим!
- внешности заменить можно, с именами там посложнее, но всё обсуждаемо! факты из биографии персонажей тоже может обдумать и подправить, мы всегда открыты к диалогу, а также ко вдохновлённым эпизодам;
- как-то так, ты заходи! https://i.imgur.com/TI8aUXI.png


пример вашего поста

T  A  S  T  E     M  E    ,     Y  O  U     W  I  L  L     S  E  E 
more is all you need

[indent]  [indent] он знает, где находится макс, даже знает, где скрывается бьянка. у джоша обязанность такая — знать всё и обо всех, кто находится в этом трехэтажном доме. они его занимают ещё десяток лет назад, когда оседают со стаей в хмурой, но приветливой ирландии. шестидесятые запоминаются нескончаемым ремонтом, потеющими парнями и строительной пылью на плечах. наверху приходилось перекладывать крышу и потолок, стены тоже кое-где сносились и заменялись, про полы урхарт вспоминать и вовсе не любит — долгое время те скрипели так сильно, что легче было по определённым дощечкам перемещаться, чтобы острый слух ребят не выдал его приближения.

[indent]  [indent] когда дом ( некогда поместье ) обживается, а на окнах виднеются сначала тюль, а потом и шторы, то, кажется, что у стаи действительно появляется убежище. у каждого своя комната: кто-то живёт по двое, кто-то по трое, кто-то пропадает и возвращается спустя пару недель, но у джошуа всё и всегда под контролем. он занимает комнату на чердаке, потому что любит быть непонятным и пожимать плечами в ответ на вопрос, а почему тут так мало места.
быть альфой в тридцать один — занятие непростое, и урхарт отчётливо осознает, как зыбко / / как неустойчиво его положение в отношении тех, кто и старше, и опытнее.
он появляется толком из ниоткуда: однажды остаётся переночевать, ломтик хлеба ворует из рук незнакомого парнишки, кофе допивает из чужой кружки и садится напротив присутствующий как свой среди своих.
побег из дома, пепел от которого разлетается на несколько миль от ланконшира, запоминается джошуа мерзким запахом горящей плоти. у него не то чтобы было много надежд на светлое будущее под крылом отвергнутой ветви урхартов, но и скорой кончины родителей он тоже не планировал. спор с фенриром перерастает в настоящую и озлобленную вражду, которую тот переводит на новый уровень. джош от одной мысли о том, что происходит той ночью в ланконшире в себя уходит, совершенно выпадая из разговора бьянки и макса. те пытаются предположить, сколько джошуа понадобится галлонов пива, чтобы догнать уснувшего посреди гостиной леона. француз распластался на диване, наполовину с него свисая и совершенно не обращая внимания на то, что многочисленные гости, пришедшие на празднование то ли дня рождения бьянки, то ли совершеннолетия её сына, наступают ему на ноги.

[indent]  [indent] урхарт из неприятных воспоминаний той, прошлой жизни выныривает, когда бывшая фенрира утверждает, что справится с тремя галлонами и сможет попасть заклинанием по висящей у двери пиньяты.
— не понял, — вмешивается в разговор джошуа, вперёд подаваясь, и глоток, нетерпеливый и жадный, из стакана делает, дабы мысли заглушить горечью на языке, — мы разве не годовщину лесли и рика празднуем? — макс хмыкает, свой пустой стакан ставя рядом с его — на столе уже виднеются разводы, и всем обязательно прилетит от лесли на следующее утро.
а я думал, что у нэнси день рождения, — шутка слишком долго затягивается, потому что уже бьянка внимательно на обоих смотрит прежде, чем уточняет, зачем тогда она покупала подарок джошуа: — у тебя разве не юбилей? — урхарт на кресло откидывается, присутствующих разглядывая, но никого в короне или с лентой «герой вечера» не замечает.

[indent]  [indent] кажется, его ребята чересчур сильно заигрались с послушных волчат, решив, что праздники каждую неделю — идея хорошая.
— я и так с вами каждый день вожусь, чтобы ещё и вечер тратить на посиделки, посвящённые непонятно кому, — джошуа не ругается, ему в принципе идти больше некуда — он или дома, или в замке, или в лесу. выбор небольшой и не то чтобы обширный, да и всем присутствующим и так известно, что если бы не галдящая музыка и приглушенный свет во всех комнатах, то урхарт бы уже давно валялся на диване, слушающий доклад макса. иногда бы рявкал на чересчур громко спорящих пацанов ( девочки почему-то спорят всегда за домом, выходя сразу на улицу ) и скрылся за своей дверью ближе к полуночи.
джошуа замечает у камина энди, уже собираясь окликнуть, но чужой палец, накручивающий прядь её волос, заставляет сомкнуть губы. вполне понятный вопрос урхарт решает не озвучивать, лишь про себя выругивается некультурно прежде, чем тянется за опустошённым уже стаканом.

[indent]  [indent] риордан часто к ним захаживает: она живёт неподалеку в семье, кажется, полукровок. он чистотой крови волшебников не интересуется, потому что когда заражается ликантропией, то вопрос как-то сам собой отпадает. будь перед ним маггла или чистокровная — результат одинаков, ибо они обе — люди. логика несложная, вполне даже обоснованная, с чем все, кто рядом с урхартом остаётся, соглашаются. они только поэтому так прочно и оседают в ирландии, замечая, насколько разнится отношение к отбросам среди равнин и бесконечных улочек с пабами.
да и энди — девочка не простая. джош её помнит с момента, когда она забавно завязывала себе косы, цепляясь ими за всё, что стоит неровно. ему было шестнадцать, когда он впервые столкнулся кулаком с лицом её отца, а семнадцатилетие и вовсе отпраздновал в её компании: девчушка испекла ему торт, неровными кремовыми буквами подписав сверху. отказывать урхарт умеет, но риордан с детства его учтивые «убери ноги со стола» игнорирует.

[indent]  [indent] за всё то время, что ему приходится провести в её компании ( потому что энди частенько от своих недалёких родителей сбегала к нему в дом ), джош успевает все повадки и капризы выучить. ей не нравится, когда кто-то стоит близко, когда кто-то прикасается, пусть даже просто, чтобы поздороваться, когда кто-то лезет с вопросами или советами. урхарт брови сводит на переносице, перехватывая летящее по воздуху пиво и тут же опрокидывая бутылку.
парень, который стоит рядом с риордан, ему не знаком, а обычно он знает всех. то ли привычка, то ли плохое предчувствие вынуждают джоша с кресла встать, чтобы к ним подойти. да только на полпути он останавливается, спотыкаясь о сидящего на полу рика. тот блядскает на всю гостиную, потому что только-только пытался прицелится камнем в складку нэнси, а удар получился косым из-за ботинка джошуа. приходится присесть рядом, по плечу похлопать и показать, как правильно в плюй-камни играть прежде, чем двинуться дальше.
урхарт любит быть полезным: ему нравится, что стая вокруг него собирается деятельная и ответственная. ребята находят себе занятия и не скучают, а ему лишь нужно следить, чтобы соблюдались законы триумвирата.
он поглядывает в сторону энди, занятой разговором с каким-то парнем, но в игре продолжает участвовать, пока понять пытается — какого чёрта творится.

[indent]  [indent] ему не нравится, как близко тот стоит к риордан и как настойчиво пытается свою ладонь ей на плечо положить, да по талии ей провести. урхарт прекрасно знает, что ей подобное ( тоже ) не нравится.
блять, я между прочим первым на неё глаз положил, — рик уже сдаётся и свои проигранные сикли передаёт в кучку нэнси. джошуа вида не подаёт, что разговор его хоть каким-то образом заинтересовывает и повышает ставку, — шляется тут, хвостом своим крутит. я её даже на свидание звал, — рик — неплохой парень, ему просто недостаёт воспитания, чем джош периодически занимается, когда тот возвращается с извинениями о проваленном задании.
— надо же, на свидание, — хмыкает урхарт, всё ещё разобраться пытаясь — к а к о г о чёрта. ему смотреть в её сторону не нужно, он и так знает, что это её смех с музыкой смешивается. риордан, кажется, всю комнату собой заполняет, потому что он встаёт, забрав пару сиклей у нэнси, и выходит на крыльцо — а там снова о ней говорят. леон уже успевает проснуться и раскуривает самокрутку на пару с бьянкой, повисшей на перилах. у него оказывается тоже свидание с энди состояться должно было — по крайней мере он очень настойчиво пытался быть джентельменом.
— с каких пор энди всех так интересует? — он губами из пачки сигарету достает, фильтр зубами закусывая, пока пламя кончик жадно съедает. джош любопытства своего ядовитого не выказывает, ему просто непонятно, что происходит, может, он что-то заметить не успел.

[indent]  [indent] пару раз оглянувшись на окно, урхарт всё ещё следит за ситуацией у камина, пепел стряхивая с папиросы, когда пацан что-то шептать риордан начинает.
она у него всегда с простотой ассоциировалась: джошуа привык, что она всегда рядом или на водительском сидении, или в кресле по правую сторону. энди, как и он сам когда-то, незаметно в стаю входит и её частью становится, при этом пряча за спиной не волшебную палочку, а самый настоящий пистолет. [float=right]https://i.imgur.com/7N56OB0.gif[/float]занятия стрельбой — рутина, которую они придумывают, когда чтение книжек или просмотр фильмов ( джош всё ещё удивляется, как так получается у магглов такие глупости экранизировать ) надоедает. у неё характер зверский, такой, какой ожидают от волчицы с оскаленной ухмылкой на губах.
с тех пор как она стала красть мои кофты, — бьянка занимается воспитанием энди чуть ли не с её десятилетия. когда фенрир устраивает сожжение урхартов, джошуа обещает ему отплатить. убить стаю — одно из достижений, а предложить жене и сыну этого ублюдка присоединиться к нему — и правда огромная победа, которую грейбэк всё никак переплюнуть не может. — и, что, даже ту, с вырезом? — джош посмеивается, глаз прищуривая, когда дым в него попадает. бьянка его шлёт куда подальше, а джошуа на месте стоять продолжает — к а к о г о.

[indent]  [indent] он бы и дальше на воздухе стоял, о перила локтями опираясь, чтобы ненароком не пялиться на энди, внезапно разговаривающую с кем-то, кроме него. прохладный ветер приятно по лицу проходится, углы, неровные, сглаживает, свежести приносит — джош любит этот солоноватый привкус свободы, который путает с запахом моря неподалеку. осесть здесь всё ещё кажется отличной идеей, а вот желание увести энди, вдруг заинтересовавшуюся другими парнями, — не очень.
урхарт понимает, что ревнует; чувство ему знакомо, ведь он жаден до власти, требователен и подавляющ. джошуа ревнует успехи, ревнует силы, власть, ревнует чужие перспективы. никогда он, правда, не ревновал ещё людей / / урхарт через плечо оборачивается, наблюдая за тем, как риордан, кажется, от парня отодвинуться пытается. всё когда-нибудь случается впервые, а с энди чуть ли не половина «впервые» разделена была.
урхарт пустую бытулку в ведро скидывает, ладонью дверь толкая и в гам, прокуренный, обратно заходит. атмосфера праздника без причины настроения его не развеивает — он к камину подходит, за спиной риордан возникая.
— представишь нас? — спрашивать, будто бы, всё ли тут в порядке, джошуа не собирается. джошуа себе в желаниях редко, когда отказывает, а сейчас у него желание на потребность походит — своё своим оставить.
энди в сторону ведёт, и он её за плечо ловит, на месте удерживая.
— опа, — с волнением, которое за интерес выдать пытается, глаза её разглядывает, — ты, что, напилась? и без меня? — урхарт понятия не имеет, что этот парень тут забыл, и кто его, собственно, позвал. он пальцем в его сторону щёлкает: — твой друг? — «парень» на языке ядом чувствуется, и джошуа себя подонком чувствовать начинает, когда самонадеянно решает, что энди просто не может в отношения.

[indent]  [indent] какого чёрта он вообще об отношениях думает?
[indent]  [indent] ах, да.
[indent]  [indent] — красивая кофта, — и правда та самая, с вырезом.

Отредактировано Joshua Urquart (2021-09-07 21:04:46)

+10

28

https://i.imgur.com/gmG8Swn.png
alecto & amycus carrow
[±1950, slytherin, death eaters; —// alyona mikhaylova & kirill zaitsev]

https://i.imgur.com/jOu4K4Q.gif https://i.imgur.com/fkKZodO.gif https://i.imgur.com/Fy6REPW.gif https://i.imgur.com/gDDoDXf.gif

i  c a m e   u p   f r o m   n o t h i n g   t h e   s t r e e t s   w e r e   m y   p l a y g r o u n d
•       •       •       •       •       •       •       •       •       •       •       •       •       •
so i let the rumors turn me into a legend

когда-то алекто и амикус считались примером для остальных пожирателей смерти; их имена устрашали, их имена вселяли ужас. они сражались во имя тёмного лорда и грезили о будущем, справедливом и свободном от маггловских выродков. она шла в бой, высоко задрав подбородок и оставляя после себя лужи крови / / он просчитывал операции и угадывал следующий шаг противников. они - идеальный тандем, они - бракованный дуэт.

[indent] •       •      А Л Е К Т О
ты всегда хотела большего; всегда тебе недостаточно, всегда ещё немного и наконец мнимое, долгожданное удовольствие. ты стремилась наверх, зная, как будет больно падать, помня, как неприятно разочаровываться. только ничего не останавливало, ничего не сбивало тебя с пути - ты верила в тёмного лорда, ты ради него готова была спалить целую деревню и умыться слезами пострадавших. к восьмидесятому ты обладала статусом: ты была одной из тех, кто убивает гарольда и миллисент; ты была той, кто участвовал в операциях рудольфуса, кто убил максвелла маккиннона, а потом практически лишила жизни и марлин маккиннон. тебя опасались, от тебя убегали, когда доносились слухи о твоём неожиданном визите.
ты бы правила этим миром, если бы не предательство рудольфуса: он решает, что свобода беллатрикс стоит твоего будущего. он решает, что ты - разменный материал. теперь тебя окружают прутья клетки в азкабане и только несколько ничтожных лучей намекают на смену суток. ты обязательно выберешься и отомстишь всем, кто посмел смешать с грязью то, что ты так отчаянно строила. и твой образ, и твои мечты о будущем, о том самом будущем, которое вы с амикусом планировали для чистокровного и свободного от грязнокровок мира.

[indent] •       •      А М И К У С
ты - старший сын, ты - наследник. ты работаешь сначала на своё имя, а потом имя работает на тебя. несмотря на пьяницу отца, на гуляющую мать и неоднозначных принципов кузенов, ты, амикус, с пути не сбиваешься. сестра наслаждается страхом, который вызывает её присутствие, а ты холодным и расчётливым взглядом предугадываешь проблемы. ты их решаешь заблаговременно, предупреждая тёмного лорда об эмоциональных нападениях пожирателей смерти или о том, что орденовцы снова дали отпор. ты берёшься за палочку, и все вокруг запираются на несколько засовов. ты воруешь жену девлина вайтхорна, увозишь её в лесную чащу вместе с двумя сыновьями и прячешь от окружающего мира больше пяти лет, активно воздействуя на министерских. ты подбрасываешь контрабандное яйцо в квартиру кандидатке в министры магии, ненадолго становишься её соратником, ты плетёшь интриги и знаешь, как важно, чтобы рудольфус добился успехов.
единственное, что предугадать не можешь, так это то, что лестрейндж поставит собственную жену выше общей цели. ты представить не можешь, что твоя сестра, та самая, которая вселяет ужас в мерзких грязнокровок, окажется по одну сторону с неудачниками за решёткой. она будет мёрзнуть в азкабане пока беллатрикс, счастливая и свободная, на собраниях пожирателей докладывает о том, что в ирландии хорошая погода.
долго будешь держаться, сможешь отомстить, поможешь сестре? будущее ведь вас ждёт.


— объявляю пожирательский сбор  http://forumstatic.ru/files/001b/59/2d/91684.png
— внешности можно изменить, хотя посмотри, как прикольно;
— алекто и амикус отыгрывались на форуме, все важные моменты указаны в описании, но всё расскажу и всё объясню подробно! если что-то захочется исправить или переписать, договоримся обязательно! характеры, прошлое, какие связывают вас отношения, мотивация и прочее - всё в ваших руках, ни на что не претендую. могу лишь пообещать, что заберу в игру, и вы обязательно возьмёте этот форум в ежовые рукавицы;
— приходите вместе или отдельно, оставайтесь, развивайте ребят и заставьте всех в девяностых пожалеть и за азкабан, и за предательства. вы - лучшие, а я просто посимплю со стороны и сделаю вид, что мы лучшие друзья. ладно, может и не сделаю...... договоримся http://forumstatic.ru/files/001b/59/2d/10435.png

пример вашего поста


где ты
[indent] / /
ЗАХОТЕЛА СПРЯТАТЬСЯ?
С Л Е Д Ы     Т В О И      Н Е      О С Т А Н У Т С Я

[indent]  [indent] Джорджиа на тени смотрит, и себя в них не узнает: она сидит ровно и неподвижно, а тень скачет, вокруг нее круги очерчивает и то и дело ближе склоняется // п о й м а ю _ в е р н у шепотом доносится до усталого сознания. Слагхорн, наверное, надумывает и кошмары себе самостоятельно сочиняет: вот Гойл в углу стоит, вот он на другой стороне улицы и руки в карманах прячет, ожидая, когда она, пристыженная, к нему неловкими шагами пойдет. Джо пытается себе напомнить, что все уже позади, что она уже давно для него мертва, для всех, кто когда-либо о ней помнил, в земле червей кормит. За столько времени ее труп бы разложился, от него не осталось бы ничего, потому что звери в лесу голодные // им бы чем-нибудь питаться и без разницы, падаль в их зубах оказывается или же человеческое мясо. Джо уверена, что она по вкусу от скудной оленихи не отличается — такая же костлявая, такая же пресная.

[indent]  [indent] Когда Темный Лорд призывает на собрание, Слагхорн каждый раз старается с толпой смешаться. Руки держит по швам, а те то и дело хотят за спину спрятаться — что, если рядом с ней стоит Гойл, что, если это он покачивается с ноги на ногу? Джорджиа от мыслей своих убегает // уплывает, выныривая из сомнений, чтобы сконцентрироваться на очередных приказах.

[indent]  [indent] Никогда не хотела становиться аврором // Никогда не стремилась к власти или послушанию, но по иронии судьбы оказывается там, где ослушаться — не привилегия и даже не каприз, а сплошная глупость. Джо не рискует и не подводит тех, кто ее на задания отправляет; она и маски своей не снимает ни до собрания, ни во время, ни после. Анонимность, о которой диктуют правила, ей на руку — никто не знает, что Слагхорн жива, что она следом за несколькими десятками плащей отправляется на очередное задание, то ли очень важное, то ли совсем бессмысленное.

[indent]  [indent] Ветер под маску не пробирается: магия не допускает «если», поэтому Джо уверена, что ее никто не узнает, что к ней никто не подберется. Она может рука об руку с Аттикусом работает, когда сначала один дом сжигает, а потом проверяет остатки пепла — доски, гвозди, несколько украшений, но нет артефактов.
Слагхорн по пепелищу ходит, когда впереди слышит шорох подошвы. На месте замирает, оглядываясь и замечая фигуру, напротив нее стоящую. Палочка уже воздух по инерции разрезает, предупреждая об атаке — Джорджиа не допускает ошибки ; не после того, как сбегает, прошлое свое позади оставляя.

[indent]  [indent] В сумерках рассмотреть Гестию удается без особых на то проблем. Она стоит уверено, пару шагов делает, щит выставляет, а Джо атакует. Губы поджимает, пальцы свободной ладони в кулак сжимает, специально смазывая Аваду, без которой нельзя // без которой есть лишь опасность получить наказание, разоблачающее ее лицо на всеобщее обозрение. Слагхорн минуту вырывает, когда за балкой прячется, и тяжело дышит, нервность пытаясь убрать на задний план.
Джонс для нее заменяет младшую сестру; она ей кажется куда более интересной, чем та же Дейзи, они с ней вместе эту дуру за косы тягают и пугают небылицами, от которых не рассмеяться невозможно, если вдруг та решится жаловаться. Гестия с детством ассоциируется // Гестия — сестра, которую оставлять было тяжелее всего. Джорджиа от ее атаки уворачивается, она по пеплу катится, замечая сбоку несколько пожирателей - они к ней спешат на помощь. Оттого сквозь боль на ноги поднимается, рычит в маску проклятья, которые никто не услышит, потому что голос ее изменен, а шепот разобрать практически невозможно: — диффиндо, — луч с палочки вырывается, — авада кедавра, — мажет специально, но тут же перекрикивает, останавливая двоих: — круцио! — Гестия на колени падает, она от боли корежится, пока пожиратели смерти уже на других орденовцев переключаются.

[indent]  [indent] Джорджиа за ними следит краем глаза, палочку не опуская, но когда те с виду скрываются, то пару шагов в сторону Гестии делает. Кто-то из ее сокомандников же должен рядом быть? Где они все, твою мать? Слагхорн нервно дергается в сторону, когда в нее летит красный луч; с колен не поднимается, с места сразу же аппарирует, зная, что Джонс кто-то подхватит // ее обязательно спасут, в Мунго отведут и не дадут пострадать.

[indent]  [indent] Джорджиа несколько дней после этой операции с отвратительным настроением показывается в главном здании. Разговаривать ни с кем не хочется, а Пайпер все еще в ее поведении ищет подводные камни. Слагхорн плюется на всех, кто на ее пути оказывается, но потом тут же улыбается, вспоминая, что Сара Рэндалл так не умеет // Сара Рэндалл — девочка хорошая. Она напивается в местном баре и плетется по улице до дома своего, который ничем не напоминает тот самый особняк, в котором они с Гестией прятались от вездесущего Дэниела. В доме нет ни чердака, где хранятся волшебные травы матери, нет ни перины, которая тебя поглощает с концами, если все-таки решишься на заколдованный матрац лечь.
В доме она одна // сбежавшая от реальности, прячущаяся на островах в объятиях драконов, которые спалить ее готовы в любое мгновение. Но тем не менее правда находит Слагхорн: она ей во снах приходит, в кошмарах, где Джонс кричит, где она плачет и задает вопросы, на которые ответов у Джо никогда не будет.

[indent]  [indent] Когда они растут, в Хогвартс поступают, а потом разъезжаются по сторонам, Джорджиа не думает // она не анализирует, что Гестии захочется цепляться не за тех, с кем держаться рядом нужно. Слухи распространяются быстро, и она с ней сталкивается на поле боя задолго до побега: специально атакует, к границе подталкивает, окружает языками пламени и никого близко не подпускает. Аттикус ругает, Аттикус за это высмеивает, но Джорджиа, зная, что после отвечать за подобное придется, разменивается на одни и те же ошибки. Гестия не понимает, что смертный договор себе подписывает — кажется, именно это ее и заботит до того момента, пока Гес не начинается отбиваться // до того момента, пока ее не окружают другие пожиратели смерти, которые после атаки оказываются на земле, а она уже вдалеке.

[indent]  [indent] Слагхорн учится не реагировать, она привыкает не заботится, но то и дело порывается в самую гущу, если замечает знакомый силуэт. За эти пару лет, которые Джо проводит в бегах от прошлого, уже успевает забыть, а тут рана вскрывается, а тут она снова кровоточит сомнениями.
Джорджиа себе под ноги смотрит, пока привычный соленый воздух перестает казаться знакомым. Аромат духов растворяется, он буквально обволакивает берег, который от неспокойных волн не успевает просохнуть. Слагхорн сапогами скользит по гальке, когда голову поднимает и замечает, что неподалеку Джонс стоит.

[indent]  [indent] Джорджиа не изменяет свою внешность в заповеднике: ее тут никто не знает, жители Гебридских островов территорию не покидают. Кем бы Слагхорн ни была на материке, тут она — никто. Разве что Пайпер ложь сразу же раскусывает, правда все еще молчит, словно причину ищет для того, чтобы в подлость сыграть. Джо шаг назад делает и растеряно на Гес смотрит, потому что понятия не имеет, что делать, потому что у нее в голове лишь одна привычка всплывает криками нервными // атакуй, атакуй, атакуй.
Слагхорн палочку достает быстрее, чем Джонс лишний шаг в сторону сделать успевает: — редукто, — галька в воздух подскакивает под лучом, и Джорджиа пользуется этим, разворачиваясь и со всех сил вперед устремляясь.

[indent]  [indent] Волосы по лицу хлестают, потому что она то и дело оборачивается, чтобы от погони отдалиться, да и ветру абсолютно все равно, что на этом самом береге правда вновь соль втирает в раны, что уже начинают щипать и комком в горле отдаваться.
Слагхорн замирает за стволом дерева, соображая быстро и чересчур хаотично: если побежит дальше, то привлечет внимание местных - от вопросов не отделаться, а если Джонс вернется домой, она обязательно кому-то что-то расскажет.

[indent]  [indent] Гойл.

[indent]  [indent] Джорджиа из-за дерева показывается, палочку крепко сжимая в ладони, но уже не держа ее перед собой: — привет, — не так встречают сестру, не так встречают ту, кого позади оставляют и хоронят мысленно. Слагхорн с самого начала присоединяется к тем, кто своим делом считает истребление тех, с кем дружит Джонс // кем она является. [float=right]https://i.imgur.com/CXTmHKP.gif[/float]— Ты обозналась, — последняя попытка сбежать от последующих проблем, но Джо уже себя сдала, она уже вместо того, чтобы жизни Гес лишить, вновь ищет обходные пути. Аттикус именно поэтому доберется до нее рано или поздно, потому что больные места // потому что хрупкие места. Джонс лиловым синяком на запястьях Слагхорн каждый раз остается после очередной попытки ей помочь с поля боя сбежать, а теперь Джонс, кажется, лиловыми синяками на ее шее станет, когда Гойл до правды доберется. Он ведь наверняка за ней должен был следить, понимал, что рано или поздно, но две идиотки друг друга найдут.
[indent]  [indent] — Как ты меня нашла?

Отредактировано Georgia Slughorn (2021-12-03 17:01:51)

+6

29

https://i.imgur.com/sjgtAM4.gif https://i.imgur.com/lOp9Mgr.gif

crimson & alroy snyde
[±1945-1950, slytherin, death eaters; —// alexander skarsgård & zoe kravitz]

он женится на ней, потому что за её плечами внушительное наследство; она соглашается на замужество, потому что влюбляется. но любое чувство имеет срок годности, а любовь к расчётливому и горделивому и вовсе чаще всего не длится дольше трёх лет. кримзон быстро осознаёт, с кем связала свою жизнь, и решает взять от этого всё. сначала алроя разбирает на части, ядом проникая в самые отдалённые его мечты, потом и себя начинает понемногу отравлять.
она ненавидит всех, кто счастлив, он ценит это чувство в ней. она лезвием ножа оставляет шрамы на его шее, а он синяками украшает её запястья. они друг друга обязательно убьют, но не в самый разгар войны. они нужны тёмному лорду, сломленные и готовые ярость и неудовольствие от жизни выплеснуть в задания. иногда жестокие, чаще всего - зверские.
кримзон кровь сплёвывает, алрой целует её алые губы под крики жертв, создающих для них атмосферу романтичнее, чем в любом ресторане её отца. они любят друг друга, когда остальным плохо, и это ли не то самое, ценное и настоящее, что их связывает?

кримзон по-другому не умеет, кримзон с болью родилась, с болью и уйдёт из этого мира.
алрой по-другому не хочет, алрой себя чувствует состоявшимся, когда под его руками дрожит жертва.

пока кэрроу и лестрейндж выясняют отношения между друг другом, снайды планируют занять их место рядом с тёмным лордом. и окрасить мир в багровый [crimson] и рыжий [alroy]. и никто их не остановит, даже орден феникса.


— а вот так вот! мерула снайд - их дочь, про неё почитать можно здесь;
— в каноне вы оба сели в азкабан, если хотите, можете туда и стремиться, а может - обойдёте лестрейджей и кэрроу, заняв их места рядом с тёмным лордом http://forumstatic.ru/files/001b/59/2d/10435.png
— всё ещё объявляю пожирательский сбор, поэтому будьте приверженцами идей тома риддла, любите друг друга или не любите, но главное несите в мир его идеалы!
— внешности сменить можно, а ваша история знакомства и прочего - всё в ваших руках. ни на что не претендую, только желаю сделать персонажей своими и никому их не отдавать ♥

пример вашего поста


где ты
[indent] / /
ЗАХОТЕЛА СПРЯТАТЬСЯ?
С Л Е Д Ы     Т В О И      Н Е      О С Т А Н У Т С Я

[indent]  [indent] Джорджиа на тени смотрит, и себя в них не узнает: она сидит ровно и неподвижно, а тень скачет, вокруг нее круги очерчивает и то и дело ближе склоняется // п о й м а ю _ в е р н у шепотом доносится до усталого сознания. Слагхорн, наверное, надумывает и кошмары себе самостоятельно сочиняет: вот Гойл в углу стоит, вот он на другой стороне улицы и руки в карманах прячет, ожидая, когда она, пристыженная, к нему неловкими шагами пойдет. Джо пытается себе напомнить, что все уже позади, что она уже давно для него мертва, для всех, кто когда-либо о ней помнил, в земле червей кормит. За столько времени ее труп бы разложился, от него не осталось бы ничего, потому что звери в лесу голодные // им бы чем-нибудь питаться и без разницы, падаль в их зубах оказывается или же человеческое мясо. Джо уверена, что она по вкусу от скудной оленихи не отличается — такая же костлявая, такая же пресная.

[indent]  [indent] Когда Темный Лорд призывает на собрание, Слагхорн каждый раз старается с толпой смешаться. Руки держит по швам, а те то и дело хотят за спину спрятаться — что, если рядом с ней стоит Гойл, что, если это он покачивается с ноги на ногу? Джорджиа от мыслей своих убегает // уплывает, выныривая из сомнений, чтобы сконцентрироваться на очередных приказах.

[indent]  [indent] Никогда не хотела становиться аврором // Никогда не стремилась к власти или послушанию, но по иронии судьбы оказывается там, где ослушаться — не привилегия и даже не каприз, а сплошная глупость. Джо не рискует и не подводит тех, кто ее на задания отправляет; она и маски своей не снимает ни до собрания, ни во время, ни после. Анонимность, о которой диктуют правила, ей на руку — никто не знает, что Слагхорн жива, что она следом за несколькими десятками плащей отправляется на очередное задание, то ли очень важное, то ли совсем бессмысленное.

[indent]  [indent] Ветер под маску не пробирается: магия не допускает «если», поэтому Джо уверена, что ее никто не узнает, что к ней никто не подберется. Она может рука об руку с Аттикусом работает, когда сначала один дом сжигает, а потом проверяет остатки пепла — доски, гвозди, несколько украшений, но нет артефактов.
Слагхорн по пепелищу ходит, когда впереди слышит шорох подошвы. На месте замирает, оглядываясь и замечая фигуру, напротив нее стоящую. Палочка уже воздух по инерции разрезает, предупреждая об атаке — Джорджиа не допускает ошибки ; не после того, как сбегает, прошлое свое позади оставляя.

[indent]  [indent] В сумерках рассмотреть Гестию удается без особых на то проблем. Она стоит уверено, пару шагов делает, щит выставляет, а Джо атакует. Губы поджимает, пальцы свободной ладони в кулак сжимает, специально смазывая Аваду, без которой нельзя // без которой есть лишь опасность получить наказание, разоблачающее ее лицо на всеобщее обозрение. Слагхорн минуту вырывает, когда за балкой прячется, и тяжело дышит, нервность пытаясь убрать на задний план.
Джонс для нее заменяет младшую сестру; она ей кажется куда более интересной, чем та же Дейзи, они с ней вместе эту дуру за косы тягают и пугают небылицами, от которых не рассмеяться невозможно, если вдруг та решится жаловаться. Гестия с детством ассоциируется // Гестия — сестра, которую оставлять было тяжелее всего. Джорджиа от ее атаки уворачивается, она по пеплу катится, замечая сбоку несколько пожирателей - они к ней спешат на помощь. Оттого сквозь боль на ноги поднимается, рычит в маску проклятья, которые никто не услышит, потому что голос ее изменен, а шепот разобрать практически невозможно: — диффиндо, — луч с палочки вырывается, — авада кедавра, — мажет специально, но тут же перекрикивает, останавливая двоих: — круцио! — Гестия на колени падает, она от боли корежится, пока пожиратели смерти уже на других орденовцев переключаются.

[indent]  [indent] Джорджиа за ними следит краем глаза, палочку не опуская, но когда те с виду скрываются, то пару шагов в сторону Гестии делает. Кто-то из ее сокомандников же должен рядом быть? Где они все, твою мать? Слагхорн нервно дергается в сторону, когда в нее летит красный луч; с колен не поднимается, с места сразу же аппарирует, зная, что Джонс кто-то подхватит // ее обязательно спасут, в Мунго отведут и не дадут пострадать.

[indent]  [indent] Джорджиа несколько дней после этой операции с отвратительным настроением показывается в главном здании. Разговаривать ни с кем не хочется, а Пайпер все еще в ее поведении ищет подводные камни. Слагхорн плюется на всех, кто на ее пути оказывается, но потом тут же улыбается, вспоминая, что Сара Рэндалл так не умеет // Сара Рэндалл — девочка хорошая. Она напивается в местном баре и плетется по улице до дома своего, который ничем не напоминает тот самый особняк, в котором они с Гестией прятались от вездесущего Дэниела. В доме нет ни чердака, где хранятся волшебные травы матери, нет ни перины, которая тебя поглощает с концами, если все-таки решишься на заколдованный матрац лечь.
В доме она одна // сбежавшая от реальности, прячущаяся на островах в объятиях драконов, которые спалить ее готовы в любое мгновение. Но тем не менее правда находит Слагхорн: она ей во снах приходит, в кошмарах, где Джонс кричит, где она плачет и задает вопросы, на которые ответов у Джо никогда не будет.

[indent]  [indent] Когда они растут, в Хогвартс поступают, а потом разъезжаются по сторонам, Джорджиа не думает // она не анализирует, что Гестии захочется цепляться не за тех, с кем держаться рядом нужно. Слухи распространяются быстро, и она с ней сталкивается на поле боя задолго до побега: специально атакует, к границе подталкивает, окружает языками пламени и никого близко не подпускает. Аттикус ругает, Аттикус за это высмеивает, но Джорджиа, зная, что после отвечать за подобное придется, разменивается на одни и те же ошибки. Гестия не понимает, что смертный договор себе подписывает — кажется, именно это ее и заботит до того момента, пока Гес не начинается отбиваться // до того момента, пока ее не окружают другие пожиратели смерти, которые после атаки оказываются на земле, а она уже вдалеке.

[indent]  [indent] Слагхорн учится не реагировать, она привыкает не заботится, но то и дело порывается в самую гущу, если замечает знакомый силуэт. За эти пару лет, которые Джо проводит в бегах от прошлого, уже успевает забыть, а тут рана вскрывается, а тут она снова кровоточит сомнениями.
Джорджиа себе под ноги смотрит, пока привычный соленый воздух перестает казаться знакомым. Аромат духов растворяется, он буквально обволакивает берег, который от неспокойных волн не успевает просохнуть. Слагхорн сапогами скользит по гальке, когда голову поднимает и замечает, что неподалеку Джонс стоит.

[indent]  [indent] Джорджиа не изменяет свою внешность в заповеднике: ее тут никто не знает, жители Гебридских островов территорию не покидают. Кем бы Слагхорн ни была на материке, тут она — никто. Разве что Пайпер ложь сразу же раскусывает, правда все еще молчит, словно причину ищет для того, чтобы в подлость сыграть. Джо шаг назад делает и растеряно на Гес смотрит, потому что понятия не имеет, что делать, потому что у нее в голове лишь одна привычка всплывает криками нервными // атакуй, атакуй, атакуй.
Слагхорн палочку достает быстрее, чем Джонс лишний шаг в сторону сделать успевает: — редукто, — галька в воздух подскакивает под лучом, и Джорджиа пользуется этим, разворачиваясь и со всех сил вперед устремляясь.

[indent]  [indent] Волосы по лицу хлестают, потому что она то и дело оборачивается, чтобы от погони отдалиться, да и ветру абсолютно все равно, что на этом самом береге правда вновь соль втирает в раны, что уже начинают щипать и комком в горле отдаваться.
Слагхорн замирает за стволом дерева, соображая быстро и чересчур хаотично: если побежит дальше, то привлечет внимание местных - от вопросов не отделаться, а если Джонс вернется домой, она обязательно кому-то что-то расскажет.

[indent]  [indent] Гойл.

[indent]  [indent] Джорджиа из-за дерева показывается, палочку крепко сжимая в ладони, но уже не держа ее перед собой: — привет, — не так встречают сестру, не так встречают ту, кого позади оставляют и хоронят мысленно. Слагхорн с самого начала присоединяется к тем, кто своим делом считает истребление тех, с кем дружит Джонс // кем она является. [float=right]https://i.imgur.com/CXTmHKP.gif[/float]— Ты обозналась, — последняя попытка сбежать от последующих проблем, но Джо уже себя сдала, она уже вместо того, чтобы жизни Гес лишить, вновь ищет обходные пути. Аттикус именно поэтому доберется до нее рано или поздно, потому что больные места // потому что хрупкие места. Джонс лиловым синяком на запястьях Слагхорн каждый раз остается после очередной попытки ей помочь с поля боя сбежать, а теперь Джонс, кажется, лиловыми синяками на ее шее станет, когда Гойл до правды доберется. Он ведь наверняка за ней должен был следить, понимал, что рано или поздно, но две идиотки друг друга найдут.
[indent]  [indent] — Как ты меня нашла?

Отредактировано Georgia Slughorn (2021-11-06 12:59:21)

+6

30

[nick]Max Scarr[/nick][status]отчего еще живой[/status][icon]https://i.imgur.com/GtYAme1.png[/icon][sign][/sign][lz]<whomask> <whomask1> <a href="ссылка на анкету">макс скарр, 42</a> </whomask1></whomask> <ank1>кровь на снегу - я съебу, когда я буду испускать последний <a href="ссылка на профиль">дух</a>[/lz]

https://i.imgur.com/xUvoWn1.gif https://i.imgur.com/KAygckz.gif

markus scarr
[1952+-, хогвартс; —// внешность: charlie heaton]

маркус рисует непонятные закорючки на пергаменте и совершенно игнорирует преподавателя по зельеварению. маркус занят другим, маркус себе на уме, маркус не белая ворона — чёрная, сгорбленная над задней партой в лектории, забившаяся в угол и предпочитающая темноту свету. он любит скрываться в путаных коридорах библиотеки, забираться в дальние секции и читать книги, больше, конечно, обращая внимание на буквы: вы замечали, как строга при своей мягкости буква M? маркусу нравится рисовать, нравится выводить каллиграфией буквы и нравится быть в одиночестве.

второй ребёнок в семье сомнительной чистокровности скарр, поскрёбыш, рождённый людьми уже довольно преклонного возраста. ничем не примечательные скарры, довольно бедные, но отчаянно цепляющиеся за статус крови и давно потерянное звание интеллигенции, ростят двух сыновей если не в любви, так уже точно не в ненависти. у них другие задачи — им бы выжить, да лицо сохранить. маркус донашивает за максом одежду, тащит его порванные учебники в школу и прячет обугленный котёл ( зелья в нём никогда не будут получаться ). маркус донашивает за максом комнату, свитер с буквой M ( удобно, мам ), но никак не характер. маркус тише, маркус замкнутее. у маркуса и макса, такое чувство, ничего общего, кроме фамилии. но никто не берёт в расчет, что за спинами обоих беспросветная бедность, сожранные надежды и комплекс вины выжившего.

маркус выпускается из школы с потерянными глазами и средненькими результатами экзаменов. он не ждёт ничего особенного. он идёт работать в один из паршивеньких газетёнок сперва колдографом, а потом — иллюстратором. он не прекращает рисовать. сам и не знает почему; другой давно бы забросил и мечту и надежды, но он упорно продолжает, просто потому что это помогает ему отвлечься. забраться в рисунки, оградить себя от реальности причудливыми рунами и защититься от бедности и тоски буйством красок на холстах. тогда же он начинает рисовать на коже. первым подопытным становится брат. позже рисунки обретают магию; татуировкой он запечатывает защитные заклинания, накладывает протеевы чары, чары помех и использует магические чернила, чтобы придать рисунку жизнь.

пять лет назад маркус и макс с помощью накоплений и ссуды открывают «салон татуировки маркуса скарра». крохотное помещение у лестницы, ведущей к белой виверне. бизнес не сразу начинает приносить деньги, но слушок по лютному о магических чернилах пущен был основательно, поэтому клиенты у маркуса есть всегда. макс работает вместе с братом, он гораздо меньшего таланта, но не меньшего упорства. он с клиентами почти не работает — ведёт бухгалтерию и, в основном, экспериментирует с чернилами и способами нанесения, выводя запечатывая новые чары, которые могли бы пригодиться ирландской стае. а маркус, кажется, наконец-то на своём месте. но разве у скарров бывает всё хорошо?


маркус — канонический персонаж, про которого ничего не известно, кроме того, что он владеет салоном татуировки. поэтому лепить из него можно всё, что душеньке угодно.
макс оборотень, лояльный ирландской стае и сыновьям миля. маркус может быть как лоялен пс, так и оф, можно сделать его сочувствующим триумвирату и ирландским волшебникам. можно даже бросить на передовую, а можно оставить на задах, прописав полное нежелание вмешиваться вот в это вот всё.
возраст можно поднять, можно и сделать его чуть помладше, тут смотри сам — смотря каким количеством связей ты захочешь обрасти. имя поменять не получится, внешность очень бы не хотелось, потому что об их схожести с ридусом мне хочется кричать.
очень жду, люблю, надеюсь, верю ♥

пример вашего поста

[indent]  [indent] если взвесить нутро макса — его ценность едва ли встанет хоть в парочку галлеонов // если нутро макса вынуть — по нему едва ли хоть кто-нибудь будет скучать. едва ли кто-то заметит пропажу, если нутро закопать на три метра под землю — если оставить только шкуру, начинить её булавками и скрепками, если набить её пенопластом и заставить застыть навсегда — никто не заметит. едва ли его нутро имеет хоть какое-то право скулить о несправедливости. макс держит в руках куцую записку и знает, как только он из рук её выпустит, заклятье её огнём поглотит; макс перечитывает её в пятый ( десятый? ) раз и ещё раз пробегается по каждой букве глазами, обводит неровные закорючки, не узнавая подчерк жены — слишком нервный, — у нив всегда буквы идеальными выходили, она над каждой старалась ( красота должна быть во всём — так она говорила — и его волосы ладонью зачёсывала ). он думал сперва, что это ошибка. что это подсадная записка, что их просто выкрали, что спрятали, что они нуждаются в его помощи.

[indent]  [indent] но секрет в том, что они не нуждаются ни в его помощи, ни в нём самом.

[indent]  [indent] нив планировала это не один день. нив собрала все свои вещи и вещи рори, она вычистила каждый ящик и каждый угол их небольшой квартиры в дублине и пропала со всех радаров, оставив после себя записку и вопросы. макс искал сына. макс искал жену. макс искал семью, которая от него избавилась, как от пятна чёрной плесени на стене // избавилась как от чего-то лишнего. будто он никогда частью семьи и не был.

[indent]  [indent] макс искал их уже больше года. макс сделал копию этой треклятой записки в своей голове — выучил каждую закорючку, смог бы повторить её с закрытыми глазами на любой коже — а оригинал, наконец, предался завещанному огню. скарр искал везде, докуда только мог дотянуться. он достал всех их бывших друзей, наведываясь к тем и днём и ночью; он навещал её родителей чаще положенного, пока не добился ответа ясного: они знают, что с нив и рори всё хорошо, что они наконец живут счастливо и спокойно.

[indent]  [indent]  [indent] счастливо и спокойно потому что без него.

[indent]  [indent]  [indent]  [indent] потому что ты, макс, опасен — плевок словами прямо в лицо от матери нив оседает где-то глубоко и саднит потом ещё несколько месяцев.

[indent]  [indent] нив забрала рори и исчезла, потому что решила, что макс слишком опасен для них обоих. как заражённый ликантропией, он давно к такому обращению от чужих привык // но родным ведь никогда не давал повода. он не срывался на них, не был опасностью, он не клацал зубами у кроватки сына, не превращался на глазах у жены. только заразившись, он стал пропадать. от изолировал себя от родных, чтобы не нанести никому вреда, почти сразу присоединившись к урхарту, который всё неуправляемое взял под контроль. макс не был угрозой прямой; потенциальной — да. но разве он давал повод? разве хоть раз нив или рори было с ним страшно?

[indent]  [indent] видимо — да.

[indent]  [indent] скарр в сторону отбрасывает смятую пачку сигарет — хрен знает какую по счету — и закуривает ещё одну. он силится понять, что сделал не так. он силится придумать очередной план. особо ни с кем этим не делится, не несёт свои проблемы в стаю — только джошуа, как старый друг, помогает, чем может, — не делится со своей семьёй всеми тягостями, не беспокоит немногочисленных друзей. ликантропия и так всех от него отрезала, оставив в мире его только стаю, салон и ифу, которой он не спешил докучать. он заваливался к ней несколько раз — она ему казалась той самой ниточкой, что вела к ниве // те ведь вроде были подругами. макс, к своему стыду, последние несколько лет потерял связь с нив. не знал, чем она живет, кем себя окружает и зачем просыпается каждый день. скарр думал, что ради семьи. скарр думал, что он в эту семью входит.

[indent]  [indent] к ифе он заваливается раз десять за последние полтора года. семь из них — пьяным. и не потому что хотел чего-то от неё добиться, а просто потому что она одна у него из прежнего мира осталась. а только потому что она его никогда не прогоняла. никогда не смотрела искоса, никогда не подёргивала плечами боязно, никогда не держалась за палочку опасливо. только называла старым дураком и расстилала диван, помогая до него добраться. скарру всегда на утро было стыдно, он извинялся и клялся, что больше так не заявится. а через несколько месяцев безуспешных поисков его снова сковывало отчаянье и он возвращался к знакомому порогу: «почему, ифа, почему?» — спрашивал он из раза в раз // а ифа из раза в раз не знала ответа.

[indent]  [indent] ответа ведь никогда и не было.
[indent]  [indent] скарр так и жил с одними только вопросами.

[indent]  [indent] макс пробует искать везде, до куда только дотягивается. и, наконец, полтора года безуспешных поисков приводят его к одной единственной ниточке, что связывала его с женой. к ифе. к ифе, которая всё это время всё знала.

[indent]  [indent] к ифе, которая, как он всегда думал, была на его стороне. к ифе, которой он старался во всём помогать. к ифе, к которой всегда приходил за помощью. к ифе, которой он безоговорочно доверял.

[indent]  [indent] девчонка обманула старого дурака и даже бровью не повела. скарр первым делом разозлился. а потом разозлился сильнее и ещё сильнее. за годы жизни с ликантропией он уже научился, что в моменты, когда пробирает злость, нужно немного посидеть в одиночестве и точно не идти искать причину этого гнева. стоит выместить его на чём-то неодушевлённом. а если уж совсем кроет — выпить зелье // он, блять, травит себя столько лет, а чёртовы нив и ифа всё равно сочли его угрозой. скарр пережидает немного, когда первая волна сойдёт и всё же двигается к причине — к причине, к которой у него масса вопросов.

[indent]  [indent] — ифа-а-а. — он стучит по двери её квартиры костяшками пальцев и тянет последнюю гласную, издевательски приподнимая тон. — открывай, это макс.

[indent]  [indent] он не пьян и сейчас даже не глубокая ночь.[float=right]https://i.imgur.com/ISB1gM3.gif[/float] он не жалок, не расстроен, он не в отчаянье. он зол, взбешён и впервые за долгое время он нашёл, с кого можно требовать ответы. — я знаю всё. — проходит внутрь коридора, минуя девушку, разворачивается, смотрит в её глаза, ища там оттенки стыда или сожаления // большие круглые глаза смотрят на него с непониманием. — я знаю, что ты помогла моей жене спрятаться среди магглов. — бросает это в неё, как что-то жуткое и грязное, как что-то, что никогда не хотелось бы брать в руки. — как ты могла мне врать столько времени? сделала работу, получила денежки и всё — похуй? я же, блять, распинался тут тебе о своей несчастной судьбе, — делает затяжку бесцеремонно подожженной сигареты и хватается за голову, — какой дурак, ну какой дурак! — на неё снова смотрит, шаги по квартире делая. — где они, ифа, где мой сын и жена?

[indent]  [indent] — ты знаешь.

[indent]  [indent] надежда вместе со злостью, требовательность с мольбой.
[indent]  [indent] на самом деле скарр уже просто отчаялся.

+5

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » finite incantatem » // косой переулок » нужные волшебники