Лучший пост: иванка долохова Корнер вопросами сыпет, Иванка зубы стискивает — всё должно было быть проще. У неё нет ни сил, ни желания изворачиваться и ложью исходить, лишь бы девушка напротив поверила. Иванке, в общем-то, всё равно, поверят ли в её ложь — ей куда важнее убраться отсюда живой и придушить мерзавку Зою. (читать дальше) гостевая > сюжет > правила и faq > внешности >
персонажи и имена > нужные персонажи > генеалогия > вакансии > справочник >
Вверх Вниз

finite incantatem

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » finite incantatem » // косой переулок » нужные волшебники


нужные волшебники

Сообщений 31 страница 47 из 47

1


НУЖНЫЕ ВОЛШЕБНИКИ

в данной теме размещаются все полные заявки на персонажей, которых вы хотите видеть на форуме. шаблон для заявки ниже, да пребудет с вами удача на поиск нужного ♥

шаблон заявки

https://i.imgur.com/iKX5XTI.png

name surname
[год рождения, факультет'год окончания, место работы, лояльность; —// внешность: name surname]

информация о персонаже


дополнительно

пример вашего поста

текст поста тут

взять код
Код:
[quote][align=center][img]https://i.imgur.com/iKX5XTI.png[/img][/align]

[align=center][size=30][font=Yeseva one]name surname[/font][/size]
[font=Century Gothic][size=12][год рождения, факультет'год окончания, место работы, лояльность; —// внешность: name surname][/size][/font][/align][/quote]

[table layout=fixed width=100%][tr][td width=10%][/td]
[td width=80%]
[align=justify]информация о персонаже[/align]
[/td][td width=10%][/td][/tr][/table]
[hr]
[table layout=fixed width=100%][tr][td width=15%][/td]
[td width=70%]
[align=justify]дополнительно [/align]
[spoiler="пример вашего поста"]текст поста тут[/spoiler]
[/td][td width=15%][/td][/tr][/table]

+3

31


slughorns' family

https://i.imgur.com/bg7q8la.gif
https://i.imgur.com/Fq7nuc8.gif https://i.imgur.com/pQFbx5h.gif https://i.imgur.com/xgWYWAo.gif https://i.imgur.com/hYvw7Ie.gif https://i.imgur.com/XTDE29y.gif https://i.imgur.com/m0ujajH.gif https://i.imgur.com/XENTfAo.gif

dakota1933 ; hyperion1930 ; geraldine1930 ; jack1948 ; daniel1948 ; daisy1960 ; gennyfer1951

DEATH EATERS / ORDER OF THE PHOENIX / MINISTRY OF MAGIC ; МЕСТО РАБОТЫ НА ВЫБОР

D A K O T A / / J O N E S1933
FC: HALEY BENNETT

H Y P E R I O N / / S L U G H O R N1930
FC: NIKOLAJ COSTER-WALDAU

G E R A L D I N E / / S L U G H O R N1930
FC: AMY ADAMS

младшая сестра джеральдины ; всю жизнь хотела красивой сказки, а заполучила мужа сестры и двоих детей, которые по документами к ней никакого отношения не имеют

младший брат горация ; никогда не верил в любовь, но зато знал, что от него требуется для поддержания статуса рода ; заимел четырех детей от двух сестер

старшая сестра дакоты ; терпит наглость мужа и младшей сестры, воспитывая двух бастардов, как своих родных детей ; не ждет у моря погоды, сама вершит свою судьбу

J A C K / / S L U G H O R N1948
FC: ED SKREIN

D A N I E L / / S L U G H O R N1948
FC: ZAC EFRON

наследник семьи ; родной сын хипериона и джеральдины ; планирует унаследовать бизнес отца, имеет в собственном шкафу немало скелетов ; в плохих отношениях с дэниелом и большей частью семьи

бастард хипериона и дакоты, но с детства воспитывался джеральдиной ; хороший парень, отказывается знать и знакомиться с дакотой, поддерживает во всем приемную мать и семью

G E N N I F E R / / S L U G H O R N1951
FC: HILLARY DUFF

D A I S Y / / S L U G H O R N1960
FC: JOSEPHINE LANGFORD

родная дочь хипериона и джеральдины ; в плохих отношениях со всей семьей, кроме дэниела ; очень сильно не любит дейзи, сбежала из дома после окончания хогвартса с кем-то, кого скрывает от родственников

бастард хипериона и дакоты, но с детства воспитывается джеральдиной ; в хороших отношениях только с дэниелом, терпит издевательства старших сестер ; хочет познакомиться с матерью, вряд ли хороший человек

Когда они произносили клятвы, она знала, что ничем хорошим их союз не закончится. У нее чересчур дерзкий характер, а он не любит, когда его перебивают. Только их привычки никого не интересуют, да и сами Хиперион и Джеральдин черту дозволенного не переступают, потому что растили их по-другому. Уважение друг другу в них так и не появляется: чем дольше они под одной крышей живут, тем больше разница между ними становится заметной. Но кого волнуют такие мелочи, когда на дворе сороковые, а Гриндевальд пытается захватить волшебный мир.
Джеральдин рожает первенца, а спустя время узнает, что Хиперион связался с ее младшей сестрой. Джеку нет еще и года, когда на свет появляется Дэниел и получает фамилию Слагхорн. Дакоту отправляют в Испанию, а Джеральдин осознает правила игры, которые устанавливает не она, а своевольный Хиперион.

/ / /


В семье непростые отношения: отец изменяет матери с ее младшей сестрой. Из-за этого Джеральдина, порой, в себе сомневается, правда никогда не вымещает боли и обиды на детях. У нее есть своя личная жизнь, она счастлива. Хиперион же, наверное, не осознает, как сильно ему с ней повезло.
Когда из дома уходит Джек, недовольный устоями, и рядом остается только Дэниел, всю жизнь пытающийся загладить вину отца, девочки пытаются определиться, что сами из себя представляют. Дженнифер сбегает от семьи вместе с человеком, в котором влюбилась и которого, скорее всего, остальные не одобрят. Она поддерживает отношения только с Дэном, а он пытается все это как-то устаканить.
> В 1978 голу Джоржиа пропадает и признается спустя время погибшей. На деле все с ней хорошо, у нее просто свое стекло, с которым нам всем придется разбираться ♥


наглядная родословная

> hyperion slughorn (1930) & geraldine slughorn-jones (1930)
   > jack slughorn (1948) // СТАРШИЙ БРАТ
   > daniel slughorn (1948) // СТАРШИЙ СВОДНЫЙ БРАТ
   > gennyfer slughorn (1951) // СТАРШАЯ СЕСТРА
   > daisy slughorn (1960) // МЛАДШАЯ СВОДНАЯ СЕСТРА

> horace slughorn (1890) // ДЯДЯ
> dakota jones (1923) // ТЕТЯ

> понимаю, что, возможно, все перечисленное выше может казаться запутанным, но я старалась как можно понятнее все изложить. по всем вопросам помогу, по всем семейным перипетиям - готова обсуждать. все (абсолютно все) можно сменить, буду рада, если у вас появятся какие-то другие идеи для семейных конфликтов;
> хочется большую семью, в которой невозможно все решить разговорами; давайте хоть друг друга ненавидеть, но будем ходить с одной фамилией, кряк
> джо сбежит из дома и все подробности конкретно ее биографии расскажу лично. остальные ребята на усмотрение игроков, что у вас там и как, кого любите, а кого ненавидите - feel free to choose the side;
> абсолютно любого из огромного семейства готова забрать в игру и ввести в курс сюжета!
> не пишу часто, но пишу всегда; размер постов от 4к, третье лицо. на частоту игры не смотрю, ни к чему не обязываю, просто забирайте ребят!

пример вашего поста

. [indent] . [indent] . [indent] . [indent] . [indent] . [indent] .
i become one with my demon
M Y     D A R K     S I D E     K E E P S     M E     A L I V E
https://i.imgur.com/cHlPXPc.gif
. [indent] . [indent] . [indent] . [indent] . [indent] . [indent] .

[indent]  [indent] д ж о р д ж и а / она пальцами по своему предплечью проводит, подушечками очерчивая края черной метки, что едва заметно колыхается. д ж о р д ж и а / она заворожено следит за тем, как искры из палочки вылетают, до цели добираясь в считанные мгновения. д ж о р д ж и а / тени шепчут ее имя, когда его ботинок в живот упирается, а с губ кровь сплюнуть не получается. Она бежит не сразу. Далеко не сразу вещи собирает и несколько лет живет с убеждением, что когда-нибудь он перестанет. Аттикус каждый раз, правда, удивляет и с новым ударом все больнее проходится по старым ранам. Джорджиа когда-то считалась красавицей: у нее волосы всегда были в аккуратную прическу собраны, под ногтями не скапливалась грязь, а туфли обязательно с каблуком да повыше. Она всегда была чересчур леди, когда проходила по коридорам Хогвартса, книги держала одной рукой, а второй обязательно кого-то обнимала и рядом с собой удерживала, потому что нашептывать так проще было и легче. Ее когда замуж отдают за Гойла, Слагхорн радуется. Она с ним общий язык быстро находит еще в школе, когда седлает в очередной раз метлу и на несколько часов от привычного облика леди избавляется. У нее ветер в волосах путается, Джо их каждый раз в тугой хвост завязывает, чтобы не мешались. Но однажды Пайпер за него ухватывается и не только ей бедро ломает резким толчком, но и здоровый клок выдирает. С тех самых пор Джорджиа волосы бережет и при ссорах с Аттикусом сразу же за ворот прячет — чтобы ухватить не успел.

[indent]  [indent] д ж о р д ж и а / она по лесу бежит и слышит, как он позади ее имя кричит. Аттикус с ума сходит, у него демоны в глазах пляшут, а причины поступкам последние пару месяцев и вовсе сложно найти. Джо во всем винит наказания Темного Лорда: несколько круцио подряд, да еще и принуждение к самобичеванию — он пытается на ней отыграться и боль свою заглушить. д ж о р д ж и а / у нее в ушах сердце ухает, и она за куст ныряет, впопыхах пытаясь нащупать порт-ключ, который обманом оформляет на чужое имя. Портсигар щелкает, и Слагхорн после себя оставляет только вихрь листьев, которые поднимаются от аппарации. д ж о р д ж и а / кричит Аттикус в лесу неподалеку от поместья, а она уже по улицам Бухареста идет, заколдованную сумку к себе прижимая и пытаясь найти тот самый магический переулок.
Она обменивает галлеоны, покупает карту и все необходимые принадлежности, спрашивает дорогу до заповедника и спустя пару дней у ворот его останавливается - д ж о р д ж и а выжила.

[indent]  [indent] Она проводит в Румынии несколько лет. У нее волосы теперь всегда распущены, на затылке только хвост небольшой виднеется, когда кто-то хочет найти ее сквозь кустистые заросли. Гойл меняет имя — теперь ее зовут Сара Рэндалл, и откликается она исключительно только на него. Привычка вырабатывается быстро, и она этому рада — чем дальше от себя прежней бежит, тем больше себя настоящей чувствует. Джо этого объяснить не может и перчатки снимает только к вечеру, когда справляется с осмотром пары самок и остается на несколько часов и с утепленными яйцами. Она на свои ногти обязательно смотрит — под корень практически обрезанные, — а потом шепот слышит отдаленный, который слишком на ее бывшего мужа походит.

[indent]  [indent] Джорджиа никогда не отличалась терпением: она добивалась того, чего хотела с самого Хогвартса. Слизерин ее встретил распростертыми объятиями, а Слагхорн успела занять лучшую постель прямо у окна, за которым ничего, кроме темноты Черного Озера, видно не было. Гриффиндор она ненавидела так же сильно, как и желала смерти Пайпер МакФасти, которая умудрялась ей дорогу переходить в каждом сдвоенном предмете. Слагхорн, порой, в школьные будни вернуться пытается, переосмыслить что-то, задуматься, но всегда на одно и то же воспоминание натыкается: у нее переломана практически вся левая сторона тела, есть не получается, а на соседней койке лежит Пайпс, которую туда положил директор, считающий, что только так они смогут найти общий язык. Джо этот момент почему-то кажется донельзя глупым, она из раза в раз рассказывает его новым знакомым, но никто на шутку не реагирует — возможно, просто язык не до конца выучила и передать всю иронию не смогла.
Она заявку подает в заповедник МакФасти, когда пьяная и в очередной раз пытающаяся вытеснить страхи, вспоминает, что когда-то Пайпер сказала, что ей дорога туда заказана — братья ноги переломают, а родители обязательно добавят. В чем-то, наверное, она была права: Джо была отвратительным человеком и таковым и осталась. У нее в одной ладони бутылка зажата, из которой она глоток за глотком делает, а в другой перо между пальцами перекатывает, когда весь свой опыт расписывает и умудряется даже не приврать.

[indent]  [indent] Возвращение в Англию — плохое решение.
Джорджиа в этом уверяется, когда вновь влажный воздух вдыхает, благодаря попутчика и оказываясь посреди Гебридских островов. Но Темный Лорд ее вызывает на задания, и дальняя трансгрессия лишает сил. Да и из заповедника МакФасти приходит приглашение и хорошее предложение — отказываться от него грешно, ведь она последние пару лет живет исключительно на заработанные самостоятельно деньги. Гойл отслеживает все ее счета, и она не готова настолько рисковать безопасностью, которую успела выстроить.

[indent]  [indent] Стоит ей пройтись по вязкой земле, которая из-за постоянной мороси и близости к океану, мало чем напоминает поле, как Джорджиа себя вновь ощущает под невидимым гнетом. Она бежит от этих мыслей, от шорохов, от боли, которую не заслужила и которой противостоять больше не может, чтобы спустя три года оказаться с рюкзаком за спиной перед огромным заповедником. Слагхорн голову задирает и ладонью глаза от света прикрывает, чтобы в небе разглядеть хотя бы одного дракона, которыми так заповедник гордится, но ничего ее взгляду не попадается. д ж о р д ж и а / лишь в ушах вновь слышится, когда с влажным чавканьем по траве перешагивает, жалея, что не послушалась рекомендаций и не надела резиновые сапоги вместо кроссовок.
Джо добирается до горы, останавливаясь у ее подножия, чтобы дыхание перевести. Трансгрессией воспользоваться не получится — заповедник окружен антиаппарационным полем, специально построенным для того, чтобы избежать браконьерства и не приглашенных гостей. Только эта мысль ее успокаивает, когда страх вновь к желудку подступает стоит ей осознать, куда Слагхорн возвращается и на кой черт. Она тем самым конвертом, в котором и договор, и приглашения хранятся, себе в лицо машет, чтобы отдышаться и дальше наконец двинуться, когда впереди замечает недовольного гебридского дракона. Он плюется огнем в небо, а не на землю, и Джорджиа шагу прибавляет. Она повадки драконов изучить успевает до мельчайших подробностей, но каждый вид особенен по-своему: хочется предположить, что этот готовится к врачеванию, а не агрессирует на тех, кто пытается ему с земли помочь. Слагхорн у ворот оказывается спустя пару минут, которые дракон парит над заповедником и скрывается по другую сторону горы.

[indent]  [indent] — С а р а, — по буквам проговаривает, когда один из работников заповедника просит повторить ее имя и в журнале своем сверяется, приглашена ли она на территорию. Джо подобная отчужденность невероятно устраивает: Аттикус ее никогда найти не сможет, даже если узнает, что она именно здесь прячется. Ворота перед ней наконец открываются, и она на территорию заходит, лямки рюкзака крепче сжимая. Кажется, заповедник намного больше того, в котором Слагхорн до этого работала. Она успевает насчитать несколько кормушек и шесть пастбищ, которые проходит по дороге до главного здания, где ее ждут. Она по ступенькам взбирается — чересчур массивным на ее вкус, — и у двери останавливается, разглядывая колдографии почетных драконологов. Попасть в Заповедник Шотландии достаточно сложно: во-первых, он скорее семейный, чем открытый для всех желающих, во-вторых, работа с гебридскими драконами требует опыта и вовлеченности в процесс — они считаются самыми опасными после азиатских. Джорджиа уверена, что Пайпер здесь не встретит, оттого даже немного расстроиться успевает / вот видишь, Пайпс, еще и твоим родителям понравлюсь. Она на колдографиях замечает несколько удивительно похожих парней, предполагая, что это и есть те самые братья, которые должны были ей рот с мылом промыть.
Нет, думаю, что там хворосторог, — слышится мужской голос по другую сторону холла. Несколько человек стоят у панорамного окна, с которого открывается вид на еще несколько островов с горами на них. Как правило, драконы именно там устраивают свои пристанища.
Валлийский зеленый, — настаивает девушка, — не станет Мрак с хворосторогом уживаться, — Джо подходит к ним, выглядывая в окно и пытаясь понять, из-за чего происходит разговор. Черный дракон кружит вокруг горы и, судя по всему, сбрасывает еду кому-то снизу.
— Шведский, — вставляет она в разговор, обращая внимание присутствующих на себя, — во-первых, больший шанс, что именно он сюда залетит, потому что климат подходит для его родных мест. Во-вторых, только шведские скрываются в горных местностях, как правило, отдаленных от зелени, — Слагхорн ладонью в воздухе проводит в знак приветствия, — я — Сара, Сара Рэндалл, — ее никто из присутствующих не знает, и она себя уверенно чувствует в компании незнакомых людей. Метка надежно спрятана под несколькими защитными заклинаниями, а на губах красуется улыбка, которую нельзя принять за недружелюбность или хвастливость. Джо протягивает конверт с приглашением парню, который тут же ее за собой в кабинет какой-то ведет.

[indent]  [indent] д ж о р д ж и а / она на полпути останавливается, замечая наконец среди присутствующих п а й п е р. У нее прическа изменилась и сама она выше успела стать. д ж о р д ж и а / нервно руки прячет за спиной, взгляд тут же опуская и устремляясь за парнем как можно быстрее: — извините, произошла какая-то ошиб…
Сара, мы тебя так ждали. У нас тут затесалось два длиннорогих, но никто с ними не работал, а румыны пока не могут согласовать дату принятия двух особей, — прерывает ее, а потом взгляд отрывает от документа, — извини, я Тэд, — руку тянет для рукопожатия, и Джо неловко улыбается, тут же в кабинет его забегая и ладонь пожимая. д ж о р д ж и а / сердце слишком часто бьется, она пытается придумать, как из ловушки сбежать. Чем, блять, думала? Ее же фамилия в названии заповедника. Да и куда ее еще возьмут работать? Блять. д ж о р д ж и а / ей уже тяжело с собой совладать, она на месте топчется, ногти кусая: — Тэд, слушай…
Они обитают на Айлее, мы обычно туда через камины попадаем, — парню совсем не интересно, почему новенькая сказать ему что-то пытается. Но Джо уже получает ключ от дома, в котором расположится, и все необходимые документы. Она из его кабинета сбегает тут же, осторожно пробираясь по коридорам и выбегая из главного здания.

д ж о р д ж и а / д ж о р д ж и а / д ж о р д ж и а

[indent]  [indent] Как бы она ни пыталась от себя сбежать, как бы она ни старалась прошлое позади оставить, Джо все равно сидит в ванной и пальцами по метке, колыхающейся, проводит. Она себя успокоить пытается, что все в порядке будет, что Пайпер ее не узнала и проблем не создаст: крыша над головой есть, хороший оклад, несколько видов драконов. Слагхорн потерять этого не может, ей за работу нужно держаться — она сюда возвращается по причине, а не из-за каприза.
Джорджиа к вечеру выбирается в небольшой паб, который на территории заповедника для местных жителей открыт. Их тут немного и все друг друга знают, но внутри душно и шумно — то, что надо.
[float=left]https://i.imgur.com/YiQ2pyo.gif[/float]— Пиво, пожалуйста, — бармену кивает, по сторонам стараясь не разглядывать, но МакФасти тут же замечает. Она один стакан допивает и второй заказывает, когда наконец в ее сторону поворачивается: — почему ты на меня так смотришь? Призрака увидела? — у нее от хмеля глаза блестеть начинают, и Слагхорн ничего умнее придумать не может, как решает в дурочку сыграть. — Или познакомиться хочешь? — ногу на ногу закидывает.
— Я — Сара, а тебя как зовут? Изольда? — кажется, тон ее голоса не совсем дружелюбный, и          д ж о р д ж и а отворачивается, чтобы еще глоток сделать и в руки себя взять.
Сара, как тебе наши края? — Тэд подсаживается с другой стороны, и она ему кивает с улыбкой на губах: — пока не успела разобраться, но планирую остаться здесь надолго, — предложение договаривает и на последнем слове взгляд на Пайпер переводит / ясно тебе?

Отредактировано Georgia Slughorn (2021-02-23 21:21:11)

+9

32

https://forumupload.ru/uploads/001a/c4/ff/345/423157.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/c4/ff/345/392987.gif

Edward Tonks
[1952, гриффиндор'71, аврорат, ОФ; —// внешность: richard madden only]

на обсуждении

One misstep, you're mine
And you better stay clever if you wanna survive
Once you cross the line
You'll be wishing you would listen

https://forumupload.ru/uploads/001a/c4/ff/345/893721.gif


Ты всегда будто изнутри светился; это особенно хорошо видно по взгляду - чистому и ясному. По широкой улыбке - она с твоего лица сходит редко даже сейчас: среди военных невзгод, в окружении твоих хмурых аврорских товарищей и друзей. Может быть именно это приковало мой взгляд к тебе когда-то давно - этот свет жизни, совершенно бесстрашный и теплый. Или может быть громкой голос привлек внимание. Эта энергия, эта способность четко знать, что ты хочешь и как надо поступать. Способность не вязнуть и не буксовать даже когда невыносимо сложно. Я не помню. На самом деле не помню ничего. Лишь обрывки. Осколки, которые режутся и вызывают внутри только одно - ненависть. Ненависть к себе, за совершенные ошибки: их было так много, десятки // сотни // тысячи. Ненависть за то, что протянула когда-то руку тебе; за то, что улыбнулась первая и позволила когда-то горизонтам наших взоров сравняться в параллельном движении. Мне противно за себя. За выбор, который я совершила. Противно за то, что опозорила род. И за чувства свои, которые грубо вырезали из груди // из памяти руки Беллатрикс - тоже. Но хуже всего то, что я помню - знаю - о существовании этой потребности, которую испытывала к тебе, грязнокровке. Потребности в твоем участии, в твоем взгляде и улыбке. В твоей поддержке. Я знаю о факте того, что между нами пролегла связь столь прочная, что ее уничтожение будет сулить для меня лишь одно - смерть. Потому что время вспять не повернуть. Потому что потеряй я последнее, за что могу схватиться на этой дороге, усеянной горящими пропастями некогда бывшими воспоминаниями - назад мне уже не вернуться. Все это я помню. Обо всем этом знаю. Но к тебе не чувствую н и ч е г о из этого. Мне невыносимо осознавать, что где-то там внутри еще запрятаны крохотные осколки любви к тебе. Невыносимо знать, что я позволила себе принять твое имя, отрекаясь от гордого Блэк. Противно знать, что отдалась подобному тебе. Мне сложно держать себя в руках, когда я вижу тебя впереди - меня пронзает презрением. Мне в принципе сложно держаться. Эти диаметрально противоположные мысли о том, какой я была и кем должна быть - рвут на части, на лоскуты, разбивают бесконечно по кругу. Той самой заветной середины, того баланса - нет, он пропал, спокойствие растворилось в череде взлетов и падений. Оно исчезло словно дым в воздухе. Я смотрю в глаза матери, которая снова стоит на пороге моей старой комнаты в родовом особняке, загораживая мне выход, и понимаю, что должна подчиниться. Должна кивнуть. Должна согласиться // признать // стать той, кем должна была стать по рождению. Должна принять эту тьму // одиночество // тишину, которые уже окутывали меня однажды. Но потом я просыпаюсь и понимаю, что - это все фантом, все сон. Матери уже нет на пороге, а я не в родном особняке. Все сон, кроме боли и тяжести впившейся в душу. Сириус говорит, что та я, которую растоптали в круциатусе и чье сознание разобрали на составные части грубым обливейтом - не хотела бы рухнуть в ту зловонную пропасть, до краев залитую только лишь одним - кровью. Сириус говорит, что меня в маггловском доме в глубине страны ждет дочь - Нимфадора, маленькая принцесса. Говорит, что мне нужно бороться и искать выход, искать в этом океане осколков и сожженных лоскутов правильную комбинацию к своей памяти // к себе настоящей. Он говорит, что видит ту Андромеду в моем взгляде. Он протягивает к ней руку, готовый помочь. А я лишь едко плююсь в ответ холодным словом, чтобы через одно // два // три мгновения снова ощутить внутри бурю и сопротивление тому, что гневом и ненавистью беснуется внутри меня при упоминание грязнокровок, при упоминании твоего, Тед, имени и того, что я когда-то оставила все ради позора. Ради тебя. Так помоги мне? Помоги собрать все назад.


- в заявке обтекаемо рассказано о той вселенской драме, которую мы тут решили устроить, но без тебя в этом паззле, дорогой муж, картинка не станет столь яркой, четкой и болезненно красивой, так что ты крайне необходим здесь и сейчас - я все расскажу, покажу, но! если сомневаешься, что роль твоя, что хочешь ее забрать и остаться надолго - прошу подумать хорошо, да реал зажимает часто, но все же прошу рассчитать силы правильно, игрока на роль хочется постоянного ��
- ну и кроме того, тебя тут ждет целая свора авроров-ровесников - твоих верных друзей, которые в свое время очень тяжело перенесли тот факт, что спутницей на пути жизни ты выбрал не кого-то там, а урожденную Блэк - вот же безумие, самое главное в твоей жизни
- вступать в орден или нет - обсуждаемо, но мой персонаж пошел в этом вопросе по канону, что в целом может тоже изменится
- мы игроки постоянные, достаточно активные  - но не забываем, что реал есть у всех, так что не дергаем, не нервируем, но можем закидать идеями просто в любой момент  https://i.imgur.com/LOtIqfa.png
- пример поста под спойлером, а так пишу от 6-7к до бесконечности, люблю красиво и вообще давай вместе взорвет тут все миллионами ядерно-эмоциональных бомб, забудем про все ограничения (но не про здравы смысл) и напишем свою неповторимую историю
- и Белла заждалась пиздюлей от тебя, приходи и исправь это https://i.imgur.com/6Gb7Pm7.png 

пример вашего поста

[indent] Этот старый особняк полнится визгливыми скрипами, полнится завываниями из глубины, полнится шепотом. Этот старый особняк походит на черную дыру, нашедшую приют на просторах бескрайнего космоса, он затягивает в себя весь свет, жадно поглощает его в себя. Ему нужна энергия, постоянный ее поток, для того, чтобы жить. Этому особняку нужны души, нужны сердца, нужна кровь, чтобы те, кто прячется в этой тьме могли продолжать пировать и танцевать на костях, звеня бессмысленной роскошью и эфемерным превосходством. Здесь демоны жили, облаченные в призраков, которых никто не видел. Здесь демоны смотрели сквозь стены, они скреблись под деревянными панелями и шипели из-под тяжелых от пыли гобеленов. Здесь глаза были у всего; уши - тоже. Но громких звуков - никогда. Всегда тихо, всегда еле слышно, будто бы перед концом. Единственный шум, который здесь имел место быть - шел от Андромеды. От ее голоса, от ее воя и плача, который сменялся могильным молчанием. Ее тело, кажется не переставало ломить, будто бы круциатус Беллатрисы все еще пронзал ее своими алыми, острыми искрами. На деле всему виной нечто иное, но не менее - может быть даже более - невыносимое. Всему виной то, что раскаленными наконечниками стрел вонзилось в плоть и застряло там, застряло так глубоко, что у Андромеды просто не хватало сил вытянуть их наружу. Она задыхалась и горела изнутри. Горела ненавистью и презрением. Горела болью. Горела, постоянно срываясь в черные бездны, на месте которых - она знала - не хватало чего-то важного. Чего-то, что могло прогнать этих церберов из мыслей, вытащить эти стрелы из плоти и высосать эту тьму, захватывающую ее душу все сильнее.
[indent] У нее в голове весь этот месяц мысли одни и те же. Предательница рода. Отступница. Позор семьи. Жалкая мразь, выбравшая грязнокровку. Ты не отмоешься от этой грязи, Андромеда. Она уже пропитала тебя, но еще не поздно начать очищение. Закрой // закрой // закрой глаза. Закрой мысли. Закрой душу. Умри. Умри и вернись на тропу, по которой должна идти. Сбрось с себя то, что тянет тебя назад. Открой // открой // открой грудную клетку, позволь вырывать сердце с корнем. Оно тебе не нужно. Ты не хочешь чувствовать. Но еще больше - не хочешь знать о том, что чувствовала. Не хочешь знать о той любви к человеку, который должен мертвым лежать перед тобой. Чье тело должно быть погребено под фундаментом величия рода Блэк. Ты не хочешь знать, что где-то внутри тебя эти отвратительные, эти гнилые осколки не ощущаемых тобой чувств, все еще впиваются в почерневшую душу // разум // сердце. Ненавижу.
[indent] Андромеда с воплем выбрасывает прочь самое обыкновенное обручальное кольцо - она не помнит, как его надевали ей на палец. Она не помнит о том, как Тед волновался тогда. Возможно впервые в жизни. Она не помнит, но знает, что надел его именно Тонкс. И Андромеду от этих мыслей выворачивает. Она волосы на голове рвет, шепчет себе под нос что-то, потому что уже не может. Устала. Невыносимо устала сидеть в этих стенах. Без света. Без свежего воздуха. Без хоть кого-то рядом. Опора - вот, что ей нужно сейчас. Якорь. Камень на прочной цепи. Что угодно, что удержит ее на поверхности мыслей и не даст случайно упасть за пределы, за горизонт. Друэлла смотрит на нее с презрением и холодностью. Она смотрит на нее с мрачным удовлетворением. Она наблюдает - всегда наблюдает - за тем, как Андромеду воротит от собственной никчемности. Как она злится и разбивает кулаком зеркало в ванной. Друэлла смотрит, растянув губы в довольной улыбке и, кажется, первый раз за месяц оставляет дверь в старую спальню средней дочери открытой. Друэлла уходит, пропуская в помещение старую домовичку. Та осколки из-под кожи вынимает аккуратно, бинтует - тоже. Но ни магии, ни зелий не применяет. Хозяйка запретила, мисс. Запретила, чтобы боль наконец-то сломила, пронзила насквозь и уничтожила то сопротивление, которое бурлит в ответ на ту ненависть, на тот жалкий скулеж, на ту слабость, которой Андромеда прикрылась. Это сопротивление рычит в ней загнанным зверем и все еще держит ее на плаву. Это сопротивление - ее якорь, ее камень на прочной цепи, который не позволит упасть за горизонт раньше времени. Если она не может схватиться за чужую ладонь, то попытается сама держаться хоть как-то, хоть немного.
[indent] Ее из сна резко вырывает шум. Стук // крики // хлопки. Андромеда собственный пульс ощущает навязчивой и раздражающей пульсацией где-то в горле. Она сидела, напряженная, на полу. Как уснула - не помнит. И сейчас видела перед собой только одно - потолок и хрустальную люстру. Ощущала только одно - утомленность и острую, волнами накатывающуюся и уходящую на жалкое мгновение боль в левой кисти. Она сидела и слушала эти отвратительно громкие звуки, желая провалиться под землю. Голова взрывалась искрами головокружения от этих хлопков. Пусть все исчезнет. Заглохнет. Пропадет. Ей так хотелось закрыть глаза и вновь забыться во сне. Но с каждым новым хлопком. С каждым новым стуком. С каждым новым криком в грудной клетке поднималось раздражение // злость. Впрочем, с места подниматься она не спешит. Лишь поднимает голову, упираясь темным взглядом в дверной проем. Оттуда идет тусклое свечение ламп. Оттуда приближается звук. Голос. Голоса. Дракл вас подери, заткнитесь. Она свою волшебную палочку не видела так давно. Силенцио наложить не сможет. Остается только морщиться, жмуриться и зажимать ужи руками. Остается только терпеть этот пульс в горле и глухой - тяжелый - стук сердца под клеткой ребер.
[indent] Она с места вскакивает только в момент, когда экстемума напряжения достигает своего пика. Когда раздражение пересиливаете усталость // боль // презрение к себе. Андромеда вскакивает на ноги и вырывается за пределы комнаты, которую не покидала больше месяца. Вырывается фурией из объятий беспорядка, хаоса, ближе к центру этого отвратительного особняка. Она вырывается, пальцами впиваясь в черные перила лестницы. Она - на самом последнем этаже, смотрит вниз с холодной яростью. Там - на лестнице - Сигнус палочку направляет на собственного племянника, стоявшего выше своего дяди на несколько ступеней.
[indent] - Может быть убьете уже друг друга? - Ногти, кажется, оставляют полумесяцы в покрытой лаком древесине. Андромеду дрожь пробивает и губа верхняя изгибается в презрительном оскале. Как ее все достало. - Сцепились как псы. Так давайте же. Давайте. Сделайте это, чтобы я наконец-то могла, дементор вас подери, побыть в тишине!
[indent] Андромеда дышит надрывно. Тяжело. Рвано. Смотрит - с ненавистью. Пронзает Сириуса взглядом недобрым // нерадостным. Его быть здесь не должно. В этих стенах ему не место. Она смотрит на него, чтобы увидеть себя и снова вспомнить порочный круг, по которому пускает себя. Все мысли эти. Эту борьбу, в которой не знает, что выбрать: сдаться или бороться. Она смотрит на Сириуса, в глубине души ощущая встрепенувшееся облегчение. У нее в голове хаотичный поток. Сириус поможет. Сириус из тьмы этой вытянет. Сириус все это разобьет // прогонит // сожжет. Сириус протянет руку и все придет в норму. Она помогала ему и он ее тоже не оставит. Не оставит же?
[indent] - Сириус, - у Андромеды на лице будто трескается эта маска. Злость сменяется чем-то иным, спрятанным в тенях, играющих на коже и желающие отпечаток утомленности, потерянности еще более заметным. Это, наверное, страх. А может быть что-то еще. Андромеда не знает. Просто на ватных ногах приближается к брату, чтобы обеими руками - дрожащими пальцами - с силой вцепиться в чужой локоть. Андромеда старается ему в лицо прямо смотреть. Зубы сжимает сильно - до скрежета, до онемения, до дрожи. Она старается гордость свою вперед выставить, осанку держит, но все же холодная дрожь тело сотрясает так мелко - едва заметно. Ей жаль // она в ярости. Ей хочется уйти // она хочет прогнать брата прочь. Ей хочется к свету, на воздух, на свободу // она хочет остаться во тьме // глотать пыль // смотреть в потолок.
[indent] - Сириус. Пожалуйста. - Почти неслышно. Он поймет. Поймет, что нужно сделать.

Отредактировано Andromeda Tonks (2021-03-10 14:11:16)

+4

33

https://i.imgur.com/Ga3T92n.gif https://i.imgur.com/ACFU4JK.gif https://i.imgur.com/cdfd6fA.gif

mr and mrs zhou
[1947/1950, фак-т, работа и лояльность на выбор; —// henry golding and choi sooyoung]

[indent]  [indent] [indent]  [indent] cтріляй!
[indent]  [indent] cкажи чому боїшься ти / / зробити цей останній крок?

она - единственная дочь древнего корейского рода волшебников / он - бастард и отпрыск, ребёнок, который не должен был появиться на свет, если бы не благородство жены отца и смерть родной матери / они - не сказка о любви и не история о примирении / они - это боль, становящаяся потребностью;


[indent]  [indent] ее выдают замуж по договору: хотят наладить связи, а на деле пытаются загладить конфликт и дать возможность дочери скрыться на другой стороне материка. он не против, ему отец говорит, что нужно, оттого противиться нет смысла. ему никогда не достанется богатство рода чжоу, а ей никогда не захочется больше того, что он может ей предложить.
они вместе оказываются в лондоне. она отдельно от него ночует, а его губы касаются чужих плеч. они живут вместе, но остаются порознь, и этого достаточно до поры до времени.
[indent]  [indent] достаточно до момента пока он не показывает ей, каково это, когда о тебе заботятся. она влюбляется в человека, у которого нет принципов и нет будущего. попавшая в ловушку кореянка вынуждена смиряться с жизнью, которую диктует не муж и не родители, а общество, до сегодняшнего дня им обоим чуждое.


- в общем, да, размыто, да, а для чего ты нас ищешь, да, а зачем. ответ простой на самом деле: а) тут две прекрасные внешности, сами лица, в) хочу красавицу и чудовище увидеть в вас, но не ту сказку, о которой мы все знаем, а ту, которую вы напишите сами
- патриция может быть подругой или одной, или второго - вас обоих заберу, отыграю и одену
- давайте вернем моду на азиатов в гп мире, потому что а) надо, б) почему нет, в) нет, ну вы посмотрите, какие они красивые, а сколько эстетики?
- верю, что найдутся ребята, которые захотят воплотить идеи в мире магии и волшебства, поэтому забирайте семью сразу и меняется биографию, возраст и все-все-все! ♥

пример вашего поста



THE WORLD IS UP IN ARMS
/ / all the pieces falling apart
gotta get out while you can

[indent]  [indent] патриция на него смотрит, взгляда не отводя; она его черты лица запоминает, чтобы потом каждый раз, когда в темноте в одиночестве домой возвращаться, представлять, что следующий шаг ее последним будет. она — фаталист, она — пессимист, ей, кажется, что она долго не проживет и скоро окажется среди тех, кто червей кормит и навсегда в прошлом остается. если бы сэлвин могла, она бы в моменте потерялась / время бы зациклила и с последствиями не сталкивалась, а лишь одни те же ошибки совершала, чтобы себя наконец до конца изучить. он бы ей что-то говорил, кажущееся сперва сонной бессмыслицей, рассказывал бы о тенях в темноте, спрашивал бы, как бы поступила, если бы оказалась в руке с кинжалом напротив человека, чье будущее закончиться здесь и сейчас должно. эйвор столько всего говорил, и патриция его слушала, кивая, когда он паузы делал, словно этого и ожидал / я тебя слушаю, я тебя слышу — повторяла без конца. но только сейчас, спустя столько лет, поняла, что за тени ему чудились, что такое, когда в ладони кинжал, а перед тобой человек, который жить н е        д о л ж е н.
она первый удар кассиусу наносит и ранит его не смертельно; помнит, что эйвор говорил — лучше перестраховаться. ее пальцы вокруг рукоятки кинжала крепко сцеплены, патриция губы поджимает, с усердием дело свое завершая и пальцы друг о друга растирая, когда трэверс последние хриплые вдохи сделать пытается. она помнит, как сидит на корточках перед его клеткой, как прутьев ладонями касается, а потом с удивлением осознает, что отпечатки свои оставляет.

[indent]  [indent] патриция второй удар наносит незнакомому ей человеку, совершенно случайно вспоминая, что в сумке тот самый кинжал продолжает носить. палочку натаниэль отбирает, запрещая ей приближаться к темноте, что зовет ее // п а т р и ц и я // что шепчет ей о том, как лучше поступить. сэлвин мужчину не знает, она его случайным образом в толпе визжащей выбирает, когда за руку хватает. ей в хаосе проще всего [float=right]https://i.imgur.com/espb896.gif[/float]ориентироваться — пэт сама из криков надрывных состоит, поэтому улыбку на губах растягивает, когда парень ей на плечо оседает. у нее платье светлое, оно в каплях чужой крови пачкается, липким становится, но сэлвин лезвие внутри незнакомца прокручивает, а потом на его лицо взглянуть пытается. если бы он ее видел,  — если бы только он ее видел, — то слова свои бы назад забрал. только светлые глаза, уже практически закатившиеся, в карие не окрашиваются, и знакомой ухмылки на губах патриция не замечает.
если бы эйвор здесь был, он бы никогда больше в ее сторону не позволил тирады о страхах и слабости. — там, дальше, одна сплошная пустота, — шепчет парню на ухо, когда он кровью ее плечо заливает. она его волосы гладит, кинжалом вверх ведя и усилия немалые прилагая, когда тот за ребро цепляется. — но есть те, кто рожден жить, — сэлвин оглядывается по сторонам, — а есть те, кто рожден, чтобы умереть, — когда парень на лавку заваливается, она на свои ладони смотрит, перепачканные в его крови.
                                         если бы он ее видел, если бы только он ее видел.

[indent]  [indent] патриция из-под одеяла сбегает, как только натаниэль сопеть начинает. она дверь за собой закрывает и по лестнице, скрипучей, спускается. нейт уверен, что она все еще зелья принимает, а пэт к выходу спешит, потому что дышать не может в этом пыльном особняке, потому что в семьдесят шестом по этой же причине на работе задерживается. трансгрессируя со ступенек, сэлвин как можно дальше пытается сбежать, представляя сначала обрыв у океана, который к ней порой в воспоминаниях соленым привкусом на губах возвращается, но в последнюю минуту передумать успевает. она у того самого паба оказывается, напротив двери останавливаясь. эйвор говорит, что рано или поздно она поймет, а она продолжает спорить, потому что убийство — это убийство, это темная магия, которая разрушает, а не свободу дает. но ее пальцы дрожат, когда патриция ими за ручку берется и наконец внутрь заходит.

[indent]  [indent] она здесь в последний раз была больше полутора года назад: уже не фэй, а пэт, уже не девушка с гипотетическими историями, а самая настоящая шпионка аврората. они сидели за тем столом, что сейчас чужой компанией занят: девушка смущается громких криков своего друга и пытается его успокоить, пока патриция у барной стойки останавливается и замечает выпуск ежедневного пророка // «кровавая свадьба» на главной странице пляшет, а снизу колдография того самого заведения, в котором сэлвин себя потеряла, кажется, окончательно.

фэй? — она на месте замирает, не ожидая, что кто-либо ее помнит, — фэй, привет, — бармен напротив останавливается, на барную стойку наваливаясь. патриция же его имени не помнит. она — фаталистка и пессимистка, а палочку дома оставляет, потому что натаниэль сразу заметит, если та с места пропадет.
— вы обознались, — эйвор узнает, что ее зовут патриция спустя пару месяцев — она сама признается, потому что в нем находит собеседника и поддержку, о которой просить не нужно. заказывать сэлвин ничего не хочет и оставаться здесь тоже не желает, тут же за дверью скрываясь. зачем сюда пришла и почему подумала, что именно здесь его найти сможет трудно объяснить. патриция на свежем воздухе вдох глубокий наконец сделать удается, ветер волосы путает, и она то и дело их пытается за спину забросить, чтобы не мешали.

[indent]  [indent] еще несколько раз она по тем местам проходится, где они с ним виделись, чтобы к последнему сдаться и перестать пытаться отыскать в темноте того, кто ее отождествлением является. пэт в уэльсе оказывается, хотя, наверное, не стоило бы так открыто расхаживать по людным местам — ее все еще могут арестовать за убийство. сэлвин об этом вспоминает, когда в кофе просит виски подлить. что он приходит и напротив садится патриция даже не видит — она взгляда от кружки не отрывает, а только слышит, как стул отодвигается и как он вздыхает, напротив устраиваясь.
[float=left]https://i.imgur.com/xnni480.gif
.am i gonna bend
am i gonna break
?
[/float]— не думала, что придешь, — эйвор как-то говорил, что он, как тот самый дьявол, которого по имени четыре раза позвать нужно, чтобы он поверил, что его действительно ищут. пэт глоток кофе делает, взгляд на него все-таки поднимая и запрещая себе хоть на мгновение забыться в воспоминаниях. она что-то сказать должна, но вместо этого ложкой по стенкам чашки стучит, помешивая пойло, которое пить невозможно. эйвор же никак не изменился с последней их встречи. — у тебя уставший вид, — замечает, ложку в покое оставляя и ладони под стол пряча. ходить его и искать по всем местам, где когда-то они встречались, наверное, не самое лучше занятие во втором часу ночи. да и выглядит это, мягко говоря, жалко. — ты был прав, — но пэт ему признаться должна, хотя бы, чтобы свои сомнения отпустить, — не в том, что из меня ничего не выйдет, — голову склоняет на бок, взгляд отводя, потому что на его ладони смотреть и вспоминать, как она по ее шее проходятся не время и не место, — а в том, что я еще раз убью. и когда убью, то буду искать тебя, — сэлвин на него смотрит наконец, потому что признаться в том, что его болезненные слова и правда смысл в себе несли, неприятно.

Отредактировано Patricia Selwyn (2021-03-04 16:58:55)

+5

34

https://i.imgur.com/6xisIA9.gif https://i.imgur.com/ZOUug04.gif

Mackenna & Allan Belby
[1959, всё на выбор игрока; —// внешность: maia mitchell]
[1960, всё на выбор игрока; —// внешность: logan shroyer]

вам повезло оказаться братом и сестрой - пока родители только и делали спустя пару лет брака, что ругались и выясняли отношения, вы всегда держались вместе. маккена старше на год с хвостиком, но всегда была настоящей старшей сестрой: уводила аллана подальше от ссорящихся родителей, читала ему сказки на ночь, помогала осваивать магию, оберегала в хогвартсе и не давала ему думать, что он не нужен своим родителям.
донна буквально свою жизнь положила ради детей - воспитывала, приводила в общество, делала всю ту работу, что должна была;
аластор был отцом скорее приходящим, даже пока они жили вместе, - он пытался иногда быть примером, но у него не получалось;
семьи у них не вышло, но кого в этом винят дети?

быть ребёнком такого человека, как аластор муди, сложно по умолчанию, а когда он запрещает об этом распространяться и всячески оберегает, давая детям девичью фамилию матери, приезжая исключительно в шотландию для встреч, нет-нет да наблюдая за тем, чем они занимаются, просто невозможно. любят ли дети его? вопрос слишком открытый.

он не запретит им ввязаться в войну - если маккена или аллан захотели пойти в аврорат, он отговаривать не станет. если кто-то из них захочет рваться в политику, делать этот мир лучше, пытаться всё исправить, он только поддержит - аластор надеется, что хотя бы немного смог вложить своим детям главное - отличать зло от добра нужно уметь и к первому никогда не примыкать.
он всегда готов прийти им на помощь, но не всегда способен это сделать - у него слишком много забот, о которых вслух распространяться не  может, но дети, наверно, понимают; тяжело вздыхают и улыбаются грустно, когда он пропускает очередной праздник/путает дни рождения/забывает про выпускной, но обнимут его и улыбнутся почти искренне, когда он всё же приедет навестить с новыми шрамами и увеличивающимися мешками под глазами.

муди хотел бы стать для своих детей классным, правильным и самым лучшим отцом, но упустил свой шанс ещё с десяток лет назад, когда главной целью в жизни выбрал карьеру.


не могу и не буду ограничивать вас какими-либо сухими фактами о детях - их характеры, био и цели полностью остаются на вас, главное - это наши отношения. если вы хотите быть ребёнком одного из самых знаменитых авроров, но абсолютно ужасного отца, велком, вы прямо по адресу. у нас будет всё - и любовь, и ссоры, и непонимание, и попытки сблизиться, я готов принять любую вашу историю и раскрутить её в разные стороны.
я вижу маккену привязанной к отцу сильнее аллана, возможно, у неё конкретные дэдди-ишьюс, с которыми муди придется разбираться кулаками; аллан видится ёршистым и непокладистым, отца на дух не переваривающим, но какие мотивы заставляют сына себя так вести?

очень бы не хотелось смены внешностей - мы вас и оденем, и обуем, вы только посмотрите, как прекрасно майа и логан похожи на эклза и лейтон мистер (да, ваша мать - лейтон, джаст релакс)
маму отыгрывают на форуме в качестве нпс, своей био обязательно поделюсь и в курс дела введу, вы только приходите  https://i.imgur.com/TI8aUXI.png

пример вашего поста

Аластор сглатывает слишком много крови; его почти выворачивает наизнанку, железный привкус на языке заставляет поморщиться, но он продолжает держать палочку наготове побелевшими от усердия пальцами, и всматривается в тёмный коридор полуразрушенного уже дома, пытаясь уловить гудящей головой и, по всей видимости, на половину отказавшим слухом хоть какое-то движение впереди. Он сплёвывает кровь, вновь скопившуюся в горле, и осторожно пробирается вперёд, когда поисковое заклинание возвращается без вестей, но палочку не опускает - бдительность он сегодня больше не потеряет.
Чем ближе выход, тем сильнее ноет тело - пронзительной болью отдают сломанные рёбра, норовящие пробить какой-нибудь ближайший орган, левая рука непослушной верёвкой свисает по телу, потому что в плечо попали заклятьем, глаза и рот застилает кровь, но Аластор не собирается падать прямо в логове врага, ожидая, когда к убитым и поверженным им пожирателям присоединится подмога. Он хочет выбраться как можно скорее, прекрасно осознавая свои шансы на борьбу даже с хиленьким дилетантом - никакие. Он по стене буквально идёт, выходит из дома и спешит, хромая - боль в колене отвратительная - к границе антиаппарационных чар, наложенных им же, чтобы добить себя этим окончательно, но вызывать патронуса на подмогу уже некогда; может не дождаться.
Муди аппарирует прямо к порогу больницы святого Мунго и всё, что успевает, это злобным взглядом окатить ошалевшую от такого визитёра привет-ведьму - добрый вечер, у вас гости.

Он знает, что его пичкают как можно большим количеством зелий, чтобы не проснулся, не встал с кровати раньше положенного, чтобы отлежался и не дал швам разойтись, а костям проткнуть всё-таки почки или лёгкие, но Муди всё равно просыпается. С гудящей головой, накатывающей болью по всему телу, судорожно вздыхает и не может полной грудью этого сделать, потому что повязки на груди слишком плотные; он выругивается негромко и приподнимается, чтобы палату осмотреть. В темноте почти не ориентируется сначала, одно понимает - он здесь в одиночестве; какая честь, неужели нужно было дослужиться до командора, чтобы начать попадать в одиночные палаты, а не за компанию с другими не самыми везучими аврорами?
Аластор пытается встать, но получается не с первого раза; он всё же отталкивается свободной рукой от койки и привстаёт, мгновенно головокружение и тошноту ощутив - когда это он головой приложиться успел? Сидя на постели, пытается прийти в себя, головой встряхивает, дурные позывы желудка игнорируя, но едва ли успевает хотя бы одну ногу опустить на пол, как в палату врывается по меньшей мере целый взвод колдомедиков, они спешат уложить его тут же, но встречаются с громкой тирадой из изощрённых матов и громогласным "не трогайте меня".
Его боятся - он прекрасно это знает и пользуется бессовестно, чтобы своё получить; в святом Мунго его лечить не все хотят, потому что бедолагам после такого отпуск нужен, а желательно обливэйт. Муди - пациент откровенно паршивый, он не даёт себя долечить, не принимает назначенные лекарства в срок и требует слишком много обезболивающего, но сегодня он рвёт даже свои рекорды - никогда ещё не стремился покинуть госпиталь после нескольких часов попадания с такими ранениями.
Он головой прекрасно понимает, что едва ли живым выбрался из засады, в которую попал, но признавать этого не хочет, - у него свой план действий, своё чётко отработанное расписание, в которое отлежаться в Мунго никак не вписывается. У Муди, наверно, поехала крыша - так многие за спиной у него говорят, но сейчас это видно слишком ярко, он себя беречь совершенно перестал. Иначе суицидальные порывы в одиночку с врагом сражаться объяснить сложно; его за это никто по головке не погладит, он знает, но в Ордене запросто можно сказать, что невинную находку проверял и вообще к чёрту идите, выбрался же, ну а Руфусу... Руфус лишних вопросов задавать давно перестал, а учитывая последние события - всё молча и так поймёт.
Убийства двух министров и нападение вскоре на действующего почву из-под ног выбивают у всей магической Британии, но Аластор это всё ещё и лично воспринимает. Он с каждым из убитых общался близко, он их знал хорошо и прямо перед убийством выпивал, обсуждая грядущие изменения и поздравляя Милли с победой; он всегда был близок с той, которой выжить удалось, хоть и общаться они прекратили так давно, что и посчитать не выйдет. У Аластора ориентиры сбиваются, он всё слишком близко к сердцу воспринимает - это личное уже, далеко не ради мира во всём мире. Он хочет найти убийцу, хочет преподать урок тем, кто Юджинию пытался убить, хочет как следует отработать то, что должен, но в итоге сам на пороге смерти чуть не оказывается.
Останавливает ли его этого?
Вовсе нет.

Колдомедикам едва ли удаётся убедить Муди в том, что ему придётся переждать до утра - раны кровоточат, в глазах двоится, зелья ещё не подействовали. Тяжёлой артиллерией в палату входит Скримджер, вздыхает тяжело и в кресло рядом с койкой приземляется, смотрит прямо и молчаливый вопрос "что в этот раз?" Муди стойко игнорирует, предпочитая возмущаться на то, что не подписывался отсиживаться в больнице - с ним всё нормально, он не ребёнок, уберите руки, в конце концов, повязки ещё не настолько грязные. Руфус пытается быть убедительным, говорит умно, а потом не очень, даже угрозы в ход пускает, но Муди отмахивается от друга, как от назойливой мухи: его слова что горох об стену, в голове Аластора приживаться не собираются. Он пробудет здесь до утра и ни минутой больше - у него много дел, он в отпуске не нуждается.
Руфус выходит из палаты не рассерженным, не удивленным, просто никаким - он знает, что если Аластор себе в голову что-то вбил, его в этом не переубедить. Он берёт с него обещание остаться до утра и принять все рекомендации колдомедиков, на что Муди неохотно соглашается и укладывается поудобнее, требуя у девочки, снующей рядом с ним, принести что-нибудь поесть.
[float=right]https://i.imgur.com/hdR59iX.gif[/float]Ему всё надоедает примерно через час - он за это время в своей голове успевает множество вариантов почти проваленной операции перебрать, а ещё ему нужно Ордену сообщить о том, где оказалась новая ставка и где Муди хорошенько подчистил ряды пожирателей, потому, оказавшись один, отправляет патронус Боунсу, детали сокращая и требуя отправить туда самую организованную группу на ещё одну разведку и поиск существенных улик, сам же обещает уже завтра в штабе появиться и подробнее всё рассказать. Он доедает свой йогурт и пытается уснуть, но лишь может нервно ворочаться, а заслышав в коридоре слишком много голосов - как кстати прямо рядом с его палатой - встаёт всё же с койки, в этот раз легче и без воротящего головокружения, и выходит из палаты, сталкиваясь сразу с целой, мать её, армией.
Вы не должны вставать, - к нему уже мчится колдомедик, но Муди закатывает глаза, опираясь здоровой рукой о косяк двери и переводит взгляд на обернувшуюся женщину, которую он и так со спины узнать успел, только в коридоре оказавшись. Муди скрежещет зубами недовольно тут же, злобой наполняется через край - Руфус решил, что тяжёлая артиллерия в данном случае поможет, да только Аластор как раз из тех, кто может послать нахер и министра без лишнего зазрения совести. В конце концов, они это уже и так сделали.
- А Вы с каких пор отдаёте распоряжения о лечении авроров, госпожа министр? - хмыкает Муди, делая шаг вперёд. Ему абсолютно всё равно, что Юджиния себе в голове надумала - он слушать её не намерен, ровно как и она его. С места командор не двигается, в палату возвращаться не собираясь, когда за него решают, как, где и сколько ему оставаться, он в стороне оставаться не собирается. На её вопрос глаза закатывает и поджимает губы. - Сержант Финнеас, если посмеете не дать мне уйти, о карьере в Аврорате можете забыть, - превышение полномочий прямо перед министром и доброй половиной Мунго - это как раз в духе Муди, да только он знает, что ему за это ничего не будет. - Я не собираюсь здесь больше задерживаться, мисс Дженкинс, - ему теперь на любые обещания совершенно плевать, потому что Руфус свои тоже нарушил.

Муди делает ещё шаг вперёд и к нему тут же рвётся по меньшей мере половина присутствующих - Финнеаса он таким взглядом обдаёт, что тот поспешно шаг назад делает, а на колдомедиков же шипит недовольно проклятиями, но когда он пошатывается, не имея возможности на месте удержаться от резко подкатившей слабости, его тут же под руки хватают. Аластор злится пуще прежнего, он с громогласным "я в порядке" их руки сбрасывает и опирается о дверь, с духом собираясь, но перед глазами фейерверки пробегают, а с повязки на теле уже кровь капает на пол - он перестарался в геройстве своём.
[float=left]https://i.imgur.com/WuSMaf1.gif[/float]Собирается с духом, чтобы не потерять сознание действительно - такой радости он министру не доставит, и поднимает на неё взгляд совершенно не добрый; разве этот человек сегодня чуть ли жизнь богу не отдал из-за того, что она чуть ли не погибла?
- Стерва, - выдаёт он недовольно, всё же помощь колдомедиков принимая, и разворачивается, проходя обратно в палату. Ему помогают улечься на койку, меняют повязку и пичкают новым зельем - он в ответ требует обезболивающее, но те качают головой в ответ, мол, принял и так много. Аластор глаза закатывает и на подушку откидывается, пока с ним все процедуры необходимые выполняют, а потом глаза с потолка уводит и вновь видит перед собой Юджинию - он что, сегодня за бесплатное представление?
- Что ты тут делаешь, Дженкинс? - он морщится недовольно и взмахом руки колдомедика прогоняет. - Решила меня тут запереть? - рычит сквозь зубы, женщину огнём совершенно несправедливого гнева обдавая, - я уйду отсюда утром и это не обсуждается. Можешь возвращаться к своим делам, уверен, у тебя их сейчас немало.

+6

35

https://i.imgur.com/wfw5Bmi.gif https://i.imgur.com/UFN534F.gif

angel & vivian meadowes
[1930, Рогатый змей'1948, владелец книжного магазина, мм; —// внешность: pedro pascal]
[1930, Рогатый змей'1948, колдомедик в обв, мм; —// внешность: katherine heigl]

[indent]вы оба так и не рассказали доре, каким образом кубинец анхель сумел убедить американку вивиан уехать на кубу и зажить счастливо в магической деревне, бросая американскую мечту и перспективы, но ей этого знать и не нужно. вы создали свою личную мечту, построив семью на отдалённом острове и жили вполне себе счастливо, пока однажды нападение стаи оборотней на ваше поселение не перечеркнуло всю атмосферу этого места. на глазах доркас раздирают соседского мальчишку, а её лицо на всю жизнь украшает шрам от когтя оборотня: вы спешно собираете вещи и покидаете кубу, ища новую жизнь в англии, и у вас получается.
новый дом на ла-манше, книжный магазин в косом переулке у анхеля, должность колдомедика чуть позже у вивиан - семья приходит в себя после пережитого, дора начинает говорить и оправляется после нападения. вам кажется, что всё хорошо, всё так, как надо, - мечты снова сбываются, можно выдохнуть спокойно.
[indent] но вот дочь вырастает, а на пороге стоит война - и дора сломя голову несётся в самое пекло, потому что шрам на щеке каждый день напоминает о том, что она должна быть полезной, должна уберечь как можно больше людей от зла.
анхель и вивиан не против - они оба понимают, что переубеждать доркас не имеет никакого смысла, а потому молча поддерживают, продолжая жить своей уже не новой, а ставшей устоявшейся жизнью.
[indent] пять лет назад у вас появляется вторая дочь - вы называете её лорелеей и ни секунды не сомневаетесь в том, что и в сорок пять можно быть снова родителями.
[indent] доркас уже выросла и за ней не нужен глаз да глаз - или всё же..?


приходите моими родителями, пожалуйста https://i.imgur.com/gstfoll.jpg
обещаю придумать много драмы не на пустом месте (просто посмотрите моё лз // смекаете?), не забывать заходить в гости по выходным и да-да, мама, я выйду замуж, просто не сейчас.

пример вашего поста

d  o  n'  t    t  u  r  n    a  w  a  y
d  o  n'  t    t  r  y    t  o    h  i  d  e

don't close your eyes
i can stop the pain if i will it all away

Доркас никогда слабой не была и страха другим не показывала: ни в далёком детстве, когда чудом жертвой оборотня не стала, ни в Хогвартсе, когда насмешкам однокурсников подвергалась из-за шрама на щеке, ни в академии, когда от бессилия на маты оседала после изнурительной тренировки, ни на заданиях, где лицом к лицу с Пожирателями сталкивалась и от авады уворачивалась. Доркас росла сильной и умеющей смелость проявлять даже в те секунды, когда хотелось разрыдаться у кого-нибудь на плече, но с одним своим страхом - самым главным - справиться не могла. Она в бессилии кулаки сжимала, себя ненавидя за иррациональное желание остолбенеть и глаза от ужаса расширить; она пыталась научить себя не бояться и с боггартом наедине оставалась, в ярко-желтые глаза хищника из далёкого детства смотрела, но каждый раз ощущала жар по всему телу, сжигающий внутренности и её саму изнутри. Она слабости показывать ненавидит и старательно их прячет, но как только разговор об оборотнях заходит, себя порой контролирует с огромным трудом; Дора мечтает перестать назад оглядываться и наконец плечи выпрямить, со своим страхом встречаясь наедине, но каждый раз ей чего-то не хватает.
Каждый раз, когда она берёт себя в руки, что-то мешает, обязательно новую картинку подкидывая; она по шраму пальцами проводит, подушечками выпуклость на коже ощущает, и надеется, что когда-нибудь она на горло оборотню наступит и сможет свой страх преодолеть.
Потому что Доркас бояться не хочет, как не хочет напиваться до беспамятства и пополнять запасы зелья; как не хочет от Филлипа каждый раз отскакивать и вспоминать не те тысячи приятных, хороших воспоминаний, а одно-единственное, всё собой затмевающее. Она хотела бы не видеть в нём того монстра из детства, разодравшего на её глазах мальчика, а после полоснувшего когтем её лицо; она себя умоляла в нём не видеть монстра, потому что верила, что Минчум не такой, но всё равно продолжала шарахаться и шипеть агрессивно в ответ на любую попытку с ней ближе быть.
Доркас себя за это ненавидит; и его, наверно, тоже - но это слово слишком сильное, оно всю суть её витиеватых и наполненных бесконечными размышлениями чувств не передадут.
Но Филлип хочет, чтобы она его ненавидела; Доркас, пожалуй, понять бы его могла, но не хочет.

Поэтому в очередной раз с провалом в памяти просыпается и агрессивно на Минчума реагирует, возле себя замечая. Доркас слабой быть перед ним ненавидит - она не хочет, чтобы он в очередной раз с ней возился и на свет вытягивал, она хочет, чтобы он перестал наконец её мучить и приходить в её жизнь каждый раз, как она только учится без него быть.
А Мэдоуз училась долго: пожалуй, до сих пор у неё не получается стать той самой независимой и сильной, потому что склянки на полу вряд ли об успехах говорят. Она ему никогда не расскажет, как тяжело ей было, как она ночами ворочалась и уснуть одна не могла, как с удивлением замечала, что мелкие, бытовые вещи она выполнять не умеет, как в ванной могла разрыдаться от взгляда на стакан с одной зубной щёткой. Она ему никогда не расскажет, как хотела несколько раз забыть о том, что видела, и к нему в дверь постучать, попросить обнять и не заводить разговор больше о том полнолунии никогда. Ему этого знать необязательно: снова слабость, снова неумение быть одной, снова ощущение одиночества и злоба внутри на то, что он своей тайной им обоим жизнь сломал.
Дора не прозорливая, когда дело эмоций касается, но ей не кажется, что Филлип счастлив настолько, как он это показывает; когда она начала к нему присматриваться после долгого отрицания его существования для себя в принципе, поняла, что храбрится он больше положенного, а рядом с ней оказывается чаще, чем нужно. Она не верит, что он ещё к ней испытывает что-то, - не после тех слов, что она ему наговорила, не после стольких лет порознь, - но она верит, что он себя обязанным считает, потому рядом оказывается, когда ноги не держат, а зелье слишком сильно в голову ударяет. Только Дора от этого устала: от вечной беготни и игр в кошки-мышки; она попыталась найти в себе силы не держать его на расстоянии, рядом оказаться - он же хотел этого, нет разве? - и хотя бы друзьями попытаться стать, но Минчум всё перечёркивает, её от себя отталкивая с силой.
Он будит в ней все страхи, которые она так усиленно убить пытается, а теперь вновь рядом с ней оказывается, требуя не просто пары минут, а в её доме обосновываясь и не собираясь даже слушать её гневное сопротивление.

Доркас ломается вновь; она себя ненавидит - за каждый градус повышающейся ненависти к себе новым глотком зелья себя награждает - и вновь оказывается там, где и всегда. Только Фил в этот раз тихо не уходит, а продолжает взглядом её сверлить, и Доркас понимать перестаёт совершенно происходящее.
У неё картинка в голове не складывается, а слова уже кончаются - она как попугай одно и то же ему повторяет, а он как идиот каждый раз её не слушает. Так и стоят, так и не могут друг до друга достучаться; первой всегда Доркас психует и разворачивается, убегает как можно дальше - так проще, когда его рядом нет, себя в чувство привести и перестать думать о том, чего нет. Сейчас Доркас злее обычного, сейчас она ему продохнуть не даёт, потому что он её выкинул из своей жизни нагло, потому что он её сломал в очередной раз, а сейчас она об этом забыть должна и подчиниться. Должна забыть о том, как он её чувства в грязь втоптал, потому что она в январе себе позволила думать, что к нему где-то в душе теплота осталась; должна забыть о том, как он её унизил, к стене прижимая, а потом ушёл и больше не появлялся. Доркас себя устала находить в истерике или депрессии, устала на него затравленно смотреть и пытаться очередную загадку разгадать.
Она просто устала - жутко, мать вашу, невыносимо, - и сейчас хочет одного; но Фил, по всей видимости, совершенно другого.
Взглядом неотрывно за Минчумом следит, когда он к ней приближается и лямку оттягивает; сразу думать начинает, что хреновой идеей было  свитер снимать и предлагать ему то, что она переживёт с трудом. Но она забывает о том, что он не плохой человек, - хоть и пытается обратное доказать, - потому не дёргается даже почти, когда он на неё свитер обратно надевает, только упрямо его одёргивает ещё раз, и продолжает затравленно на него смотреть, на свои остальные вопросы ответов ожидая.
Но слышит полную чушь - она глаза закатывает, потому что сдвинуться с места не может, он её приколачивает и собой закрывает, а Дора только сглатывает нервно, потому что такая близость ей напоминает о том, как он к ней ночью тогда ворвался; но Дора повторения не хочет и к губам его не потянется - разве что оплеуху дать захочет и случайно по лицу попадёт. Она хочет личные границы выстроить и расстояние держать, потому что ей так проще себя контролировать, да и его тоже - она может среагировать на любой выпад, что он выдумает, потому что у Минчума тормозов совсем не осталось, судя по его действиям и словам. Его хриплый голос Мэдоуз бесит - как и он сам, начиная со своего красивого лица и заканчивая идеальной фигурой; сложно видеть монстра в человеке, которого идеальным буквально считала несколько лет. Её бесит, что он вновь ведёт себя так, будто она его игрушка или собственность, а значит, ему позволено всё, что угодно; Мэдоуз закипает и идти на попятную не собирается, выдыхает с облегчением, когда он отодвигается.

[float=right]https://i.imgur.com/RiqeDRU.gif[/float]- Ты рехнулся? - она громко выкрикивает вновь - чёрт возьми, она голос повышать не любит и себя спокойной считает, но сейчас от расслабления ни следа не осталось; как и следов зелья в её организме // очень жаль, чёрт возьми. - Что за чушь ты городишь, Филлип, какое дело? Какой месяц под одной крышей? Ты знаешь, что преследование другого человека - уголовно наказуемо? - она заводится ни на шутку и ни какие просьбы послушать не реагирует, потому что слушать она устала.
Ей, как никому другому, известно, как красиво он говорить умеет; она на его ложь велась долгие пять лет и каждый раз ему удавалось её уболтать, но сейчас она ни единому его слову не поверит. Не тем, где он правду укрывает и пытается заставить её принять как данность тот факт, что ей по утрам придётся с ним на кухне сталкиваться.
- Не собираюсь я слушать твой бред, пока ты мне не объяснишь, какого чёрта решил притащиться и жить у меня! - она видит, как он закипает, как про себя считает, чтобы не броситься агрессивным зверем в нападение, но ей плевать; он сам виноват в том, что делает, и в том, как она на это реагирует.
У Доркас в голове не укладывается, что его к ней на порог привело и заставило на диване обосноваться; и она смиряться с этим не собирается, потому что учится быть без него - а с ним рядом этого никак не получится. Доре это всё надоело - она хочет уйти, а не выслушивать его крик, но он дверь запирает и выйти ей не даёт, на что она возмущённо назад дёргается, и хочет уже рот открыть, чтобы его вновь агрессией обдать.
[float=left]https://i.imgur.com/27UeuoK.gif[/float]Только Мэдоуз совершенно не ожидает, что Минчум голос повысить тоже может; она на месте замирает, когда он с итальянского на английский возвращается и срывается на неё, кажется, впервые. Доркас замолкает мгновенно, от страха съёжившись, но всё ещё со злостью в глазах на него смотрит; да какого чёрта происходит?
- Думаешь, этого мало? - откликается тихо, усмехнувшись невесело; одной этой лжи про ликантропию хватило для того, чтобы её пополам разрубить и так и не дать рубцам зажить. Да, он прав, что никогда её не трогал и от боли оберегал; но про один маленький факт забыл, вынудил её увидеть то, чего она видеть никогда не должна была, и теперь считает, что имеет право стоять в её комнате и орать на неё. - Или думаешь, мне тебя ненавидеть нравится? Напиваться и не помнить целый вечер, просыпаться с гудящей головой? - вкрадчиво спрашивает, резонируя ярко с его повышенным голосом, даже шаг вперёд делает, внимательно в его лицо смотря.

Фил для неё с новой стороны открывается - неизведанной ранее - Доркас вновь на его крик шугается, дёргается и чуть ли не хватается за палочку; с обидой смотрит на него, когда он её идиоткой зовёт, и глаза щурит, потому что она его не обвиняет в том, что он ей говорит. Она вряд ли подумать могла, что Фил к ней прикоснётся или убьёт, потому что как бы он не думал, чудовищем она его не считает; она боится другого совсем и ему это известно.
Но сейчас Доркас замечает изменения в его лице, видит, как он успокоиться пытается, а после - угрожает, и Дора теряется окончательно, совершенно перестав происходящее понимать. Он себя ведёт по-новому, не так, как Мэдоуз привыкла, и её к месту пригвождает от того, как он слова выбирает и как давит на то, что обсуждению его переезд не обсуждается.
Доркас резко глаза расширяет и голову вскидывает, смотря на него с осознанием; она к нему шаг делает, расстояние между ними разрывая нацелено, и рядом с ним замирает, в тёмные глаза смотря требовательно.
- Что происходит? - громко спрашивает, руки на груди складывая, испепеляя Минчума взглядом сощуренных глаз. - Что случилось, Филлип? Почему тебе нужно за мной следить и находиться рядом? - он, кажется, снова забыл о том, что она не дура, и даже за пеленой ярости рассуждать умеет; Доркас все его слова про себя повторяет и наконец понимает, что он не договаривает самое важное, вновь за бортом её оставляя. - За мной кто-то охотится? Кто-то из тех, кто напал на твоего отца? - она за самую правдивую историю цепляется, нити тянет, пытаясь клубок развязать, и на Филлипа теперь сама давит. - Ты снова забыл, что я аврор, и могу за себя постоять? Или о том, что меня могут убить в любую секунду, потому что я выполняю свою работу хорошо, тоже забыл? - не замечает, как некоторые слова из-за нервов на испанском произносит // она вновь на него голос повышает, потому что в няньке не нуждается, а в охране тем более. Она боевой магией может и не владеет так, как Аластор, Фрэнк или Марлин, но на поле боя с ними плечом к плечу стояла и отбивалась всегда; она перед ним сейчас живая стоит, хотя стольких за решётку упекла, врагов себе наживая, и от авад уворачивалась. - Объясни мне немедленно, что происходит, иначе я вышвырну тебя отсюда и приложу Конфундусом, - кому, как не ему, знать о том, что это заклинание у неё мощным всегда выходит; Доркас терпение теряет и снова к двери рвётся, чтобы вниз выбежать и в его вещах покопаться, но он ей выйти не даёт, заставляет вновь руки из-под его ладоней выдёргивать. - Да Мерлин тебя раздери, Филлип, я не маленький ребёнок и не твоя собственность, чтобы ты со мной себя так вёл, - взрывается вновь, угрозы его вспоминает и как в глазах огонь загорался, когда орать начинал. - Я имею право знать, что происходит, и уж точно имею право на объяснение, какого чёрта ты решил жить у меня дома, - она ему в грудь пальцем тычет, потому что он её бесит невыносимо; она бы с радостью сейчас ему больно в ответ сделала, потому что одна страдать устала.
Но знает, что не сможет; потому выжидающий взгляд на него устремляет, уже зная заранее, что если он снова увильнуть попытается, палочку к себе призовёт и обязательно ему покажет, кого ещё в этой комнате защищать надо.

+3

36

https://i.imgur.com/qbOYtdD.gif https://i.imgur.com/u0nVHnS.gif

agnes rosier
[1950, слизерин'68, св. мунго, пс; —// внешность: katie mcgrath]

[indent]  [indent] давай ты будешь колдомедиком, лечащим ментальные расстройства, в том числе депрессии и птср?
[indent] доркас обратилась за помощью в 78 году, когда уже совсем невмоготу стало от навязчивых идей, бессонницы и нежелания вставать с постели. агнес не раз встречала в кресле напротив авроров, борющихся с проблемами из-за войны, уже не на пятки наступающей, а сидящей нагло на плечах. но доркас для неё стала находкой - аврорка, всю себя отдающая работе, пришла за помощью не только из-за происходящего в стране, но и разбитого сердца.
[indent] агнес зацепилась за историю доркас, потому что той нужна была помощь не только словесная: она назначает ей лечение антидепрессантами, но дозировку рассчитывает ей не самую верную. мэдоуз становится легче, а розье её не отпускает - ей нравится держать на поводке девушку, иметь возможность участвовать в войне не только сидя в своём кабинете за разговорами с глупыми людьми.
[indent] только агнес не рассчитывает, что доркас и сама в итоге с лечения слезет за более активной поддержкой; она замечает, что мэдоуз на занятия приходить перестаёт, и следит за ней с интересом, но близко подобраться не может. уж кому, как не ей, знать, что даже с проблемами и склянками в карманах, доркас всё ещё может оказаться для неё опасна - потому агнес пользуется случаем, когда аврорат отправляет доркас в мае на реабилитацию.


я очень резко и совершенно случайно придумала этот сюжет, поэтому вышло сумбурно и явно непонятно, простите извините.
но мне в любом случае нужен лечащий колдомедик, который наблюдал первое время дору и назначал лечение: потом она соскочила и нашла успокоение в чём-то потяжелее, но может и агнес к этому приложила руку? или она не знает о том, что доркас сидит на зельях с психотропными травами?
и что она могла сделать, пока доркас изредка, но всё же посещала реабилитацию, чтобы вернуться к работе?
в общем, навертеть можем много, давай приходи, я жду https://i.imgur.com/pvsSvBJ.jpg

пример вашего поста

d  o  n'  t    t  u  r  n    a  w  a  y
d  o  n'  t    t  r  y    t  o    h  i  d  e

don't close your eyes
i can stop the pain if i will it all away

Доркас никогда слабой не была и страха другим не показывала: ни в далёком детстве, когда чудом жертвой оборотня не стала, ни в Хогвартсе, когда насмешкам однокурсников подвергалась из-за шрама на щеке, ни в академии, когда от бессилия на маты оседала после изнурительной тренировки, ни на заданиях, где лицом к лицу с Пожирателями сталкивалась и от авады уворачивалась. Доркас росла сильной и умеющей смелость проявлять даже в те секунды, когда хотелось разрыдаться у кого-нибудь на плече, но с одним своим страхом - самым главным - справиться не могла. Она в бессилии кулаки сжимала, себя ненавидя за иррациональное желание остолбенеть и глаза от ужаса расширить; она пыталась научить себя не бояться и с боггартом наедине оставалась, в ярко-желтые глаза хищника из далёкого детства смотрела, но каждый раз ощущала жар по всему телу, сжигающий внутренности и её саму изнутри. Она слабости показывать ненавидит и старательно их прячет, но как только разговор об оборотнях заходит, себя порой контролирует с огромным трудом; Дора мечтает перестать назад оглядываться и наконец плечи выпрямить, со своим страхом встречаясь наедине, но каждый раз ей чего-то не хватает.
Каждый раз, когда она берёт себя в руки, что-то мешает, обязательно новую картинку подкидывая; она по шраму пальцами проводит, подушечками выпуклость на коже ощущает, и надеется, что когда-нибудь она на горло оборотню наступит и сможет свой страх преодолеть.
Потому что Доркас бояться не хочет, как не хочет напиваться до беспамятства и пополнять запасы зелья; как не хочет от Филлипа каждый раз отскакивать и вспоминать не те тысячи приятных, хороших воспоминаний, а одно-единственное, всё собой затмевающее. Она хотела бы не видеть в нём того монстра из детства, разодравшего на её глазах мальчика, а после полоснувшего когтем её лицо; она себя умоляла в нём не видеть монстра, потому что верила, что Минчум не такой, но всё равно продолжала шарахаться и шипеть агрессивно в ответ на любую попытку с ней ближе быть.
Доркас себя за это ненавидит; и его, наверно, тоже - но это слово слишком сильное, оно всю суть её витиеватых и наполненных бесконечными размышлениями чувств не передадут.
Но Филлип хочет, чтобы она его ненавидела; Доркас, пожалуй, понять бы его могла, но не хочет.

Поэтому в очередной раз с провалом в памяти просыпается и агрессивно на Минчума реагирует, возле себя замечая. Доркас слабой быть перед ним ненавидит - она не хочет, чтобы он в очередной раз с ней возился и на свет вытягивал, она хочет, чтобы он перестал наконец её мучить и приходить в её жизнь каждый раз, как она только учится без него быть.
А Мэдоуз училась долго: пожалуй, до сих пор у неё не получается стать той самой независимой и сильной, потому что склянки на полу вряд ли об успехах говорят. Она ему никогда не расскажет, как тяжело ей было, как она ночами ворочалась и уснуть одна не могла, как с удивлением замечала, что мелкие, бытовые вещи она выполнять не умеет, как в ванной могла разрыдаться от взгляда на стакан с одной зубной щёткой. Она ему никогда не расскажет, как хотела несколько раз забыть о том, что видела, и к нему в дверь постучать, попросить обнять и не заводить разговор больше о том полнолунии никогда. Ему этого знать необязательно: снова слабость, снова неумение быть одной, снова ощущение одиночества и злоба внутри на то, что он своей тайной им обоим жизнь сломал.
Дора не прозорливая, когда дело эмоций касается, но ей не кажется, что Филлип счастлив настолько, как он это показывает; когда она начала к нему присматриваться после долгого отрицания его существования для себя в принципе, поняла, что храбрится он больше положенного, а рядом с ней оказывается чаще, чем нужно. Она не верит, что он ещё к ней испытывает что-то, - не после тех слов, что она ему наговорила, не после стольких лет порознь, - но она верит, что он себя обязанным считает, потому рядом оказывается, когда ноги не держат, а зелье слишком сильно в голову ударяет. Только Дора от этого устала: от вечной беготни и игр в кошки-мышки; она попыталась найти в себе силы не держать его на расстоянии, рядом оказаться - он же хотел этого, нет разве? - и хотя бы друзьями попытаться стать, но Минчум всё перечёркивает, её от себя отталкивая с силой.
Он будит в ней все страхи, которые она так усиленно убить пытается, а теперь вновь рядом с ней оказывается, требуя не просто пары минут, а в её доме обосновываясь и не собираясь даже слушать её гневное сопротивление.

Доркас ломается вновь; она себя ненавидит - за каждый градус повышающейся ненависти к себе новым глотком зелья себя награждает - и вновь оказывается там, где и всегда. Только Фил в этот раз тихо не уходит, а продолжает взглядом её сверлить, и Доркас понимать перестаёт совершенно происходящее.
У неё картинка в голове не складывается, а слова уже кончаются - она как попугай одно и то же ему повторяет, а он как идиот каждый раз её не слушает. Так и стоят, так и не могут друг до друга достучаться; первой всегда Доркас психует и разворачивается, убегает как можно дальше - так проще, когда его рядом нет, себя в чувство привести и перестать думать о том, чего нет. Сейчас Доркас злее обычного, сейчас она ему продохнуть не даёт, потому что он её выкинул из своей жизни нагло, потому что он её сломал в очередной раз, а сейчас она об этом забыть должна и подчиниться. Должна забыть о том, как он её чувства в грязь втоптал, потому что она в январе себе позволила думать, что к нему где-то в душе теплота осталась; должна забыть о том, как он её унизил, к стене прижимая, а потом ушёл и больше не появлялся. Доркас себя устала находить в истерике или депрессии, устала на него затравленно смотреть и пытаться очередную загадку разгадать.
Она просто устала - жутко, мать вашу, невыносимо, - и сейчас хочет одного; но Фил, по всей видимости, совершенно другого.
Взглядом неотрывно за Минчумом следит, когда он к ней приближается и лямку оттягивает; сразу думать начинает, что хреновой идеей было  свитер снимать и предлагать ему то, что она переживёт с трудом. Но она забывает о том, что он не плохой человек, - хоть и пытается обратное доказать, - потому не дёргается даже почти, когда он на неё свитер обратно надевает, только упрямо его одёргивает ещё раз, и продолжает затравленно на него смотреть, на свои остальные вопросы ответов ожидая.
Но слышит полную чушь - она глаза закатывает, потому что сдвинуться с места не может, он её приколачивает и собой закрывает, а Дора только сглатывает нервно, потому что такая близость ей напоминает о том, как он к ней ночью тогда ворвался; но Дора повторения не хочет и к губам его не потянется - разве что оплеуху дать захочет и случайно по лицу попадёт. Она хочет личные границы выстроить и расстояние держать, потому что ей так проще себя контролировать, да и его тоже - она может среагировать на любой выпад, что он выдумает, потому что у Минчума тормозов совсем не осталось, судя по его действиям и словам. Его хриплый голос Мэдоуз бесит - как и он сам, начиная со своего красивого лица и заканчивая идеальной фигурой; сложно видеть монстра в человеке, которого идеальным буквально считала несколько лет. Её бесит, что он вновь ведёт себя так, будто она его игрушка или собственность, а значит, ему позволено всё, что угодно; Мэдоуз закипает и идти на попятную не собирается, выдыхает с облегчением, когда он отодвигается.

[float=right]https://i.imgur.com/RiqeDRU.gif[/float]- Ты рехнулся? - она громко выкрикивает вновь - чёрт возьми, она голос повышать не любит и себя спокойной считает, но сейчас от расслабления ни следа не осталось; как и следов зелья в её организме // очень жаль, чёрт возьми. - Что за чушь ты городишь, Филлип, какое дело? Какой месяц под одной крышей? Ты знаешь, что преследование другого человека - уголовно наказуемо? - она заводится ни на шутку и ни какие просьбы послушать не реагирует, потому что слушать она устала.
Ей, как никому другому, известно, как красиво он говорить умеет; она на его ложь велась долгие пять лет и каждый раз ему удавалось её уболтать, но сейчас она ни единому его слову не поверит. Не тем, где он правду укрывает и пытается заставить её принять как данность тот факт, что ей по утрам придётся с ним на кухне сталкиваться.
- Не собираюсь я слушать твой бред, пока ты мне не объяснишь, какого чёрта решил притащиться и жить у меня! - она видит, как он закипает, как про себя считает, чтобы не броситься агрессивным зверем в нападение, но ей плевать; он сам виноват в том, что делает, и в том, как она на это реагирует.
У Доркас в голове не укладывается, что его к ней на порог привело и заставило на диване обосноваться; и она смиряться с этим не собирается, потому что учится быть без него - а с ним рядом этого никак не получится. Доре это всё надоело - она хочет уйти, а не выслушивать его крик, но он дверь запирает и выйти ей не даёт, на что она возмущённо назад дёргается, и хочет уже рот открыть, чтобы его вновь агрессией обдать.
[float=left]https://i.imgur.com/27UeuoK.gif[/float]Только Мэдоуз совершенно не ожидает, что Минчум голос повысить тоже может; она на месте замирает, когда он с итальянского на английский возвращается и срывается на неё, кажется, впервые. Доркас замолкает мгновенно, от страха съёжившись, но всё ещё со злостью в глазах на него смотрит; да какого чёрта происходит?
- Думаешь, этого мало? - откликается тихо, усмехнувшись невесело; одной этой лжи про ликантропию хватило для того, чтобы её пополам разрубить и так и не дать рубцам зажить. Да, он прав, что никогда её не трогал и от боли оберегал; но про один маленький факт забыл, вынудил её увидеть то, чего она видеть никогда не должна была, и теперь считает, что имеет право стоять в её комнате и орать на неё. - Или думаешь, мне тебя ненавидеть нравится? Напиваться и не помнить целый вечер, просыпаться с гудящей головой? - вкрадчиво спрашивает, резонируя ярко с его повышенным голосом, даже шаг вперёд делает, внимательно в его лицо смотря.

Фил для неё с новой стороны открывается - неизведанной ранее - Доркас вновь на его крик шугается, дёргается и чуть ли не хватается за палочку; с обидой смотрит на него, когда он её идиоткой зовёт, и глаза щурит, потому что она его не обвиняет в том, что он ей говорит. Она вряд ли подумать могла, что Фил к ней прикоснётся или убьёт, потому что как бы он не думал, чудовищем она его не считает; она боится другого совсем и ему это известно.
Но сейчас Доркас замечает изменения в его лице, видит, как он успокоиться пытается, а после - угрожает, и Дора теряется окончательно, совершенно перестав происходящее понимать. Он себя ведёт по-новому, не так, как Мэдоуз привыкла, и её к месту пригвождает от того, как он слова выбирает и как давит на то, что обсуждению его переезд не обсуждается.
Доркас резко глаза расширяет и голову вскидывает, смотря на него с осознанием; она к нему шаг делает, расстояние между ними разрывая нацелено, и рядом с ним замирает, в тёмные глаза смотря требовательно.
- Что происходит? - громко спрашивает, руки на груди складывая, испепеляя Минчума взглядом сощуренных глаз. - Что случилось, Филлип? Почему тебе нужно за мной следить и находиться рядом? - он, кажется, снова забыл о том, что она не дура, и даже за пеленой ярости рассуждать умеет; Доркас все его слова про себя повторяет и наконец понимает, что он не договаривает самое важное, вновь за бортом её оставляя. - За мной кто-то охотится? Кто-то из тех, кто напал на твоего отца? - она за самую правдивую историю цепляется, нити тянет, пытаясь клубок развязать, и на Филлипа теперь сама давит. - Ты снова забыл, что я аврор, и могу за себя постоять? Или о том, что меня могут убить в любую секунду, потому что я выполняю свою работу хорошо, тоже забыл? - не замечает, как некоторые слова из-за нервов на испанском произносит // она вновь на него голос повышает, потому что в няньке не нуждается, а в охране тем более. Она боевой магией может и не владеет так, как Аластор, Фрэнк или Марлин, но на поле боя с ними плечом к плечу стояла и отбивалась всегда; она перед ним сейчас живая стоит, хотя стольких за решётку упекла, врагов себе наживая, и от авад уворачивалась. - Объясни мне немедленно, что происходит, иначе я вышвырну тебя отсюда и приложу Конфундусом, - кому, как не ему, знать о том, что это заклинание у неё мощным всегда выходит; Доркас терпение теряет и снова к двери рвётся, чтобы вниз выбежать и в его вещах покопаться, но он ей выйти не даёт, заставляет вновь руки из-под его ладоней выдёргивать. - Да Мерлин тебя раздери, Филлип, я не маленький ребёнок и не твоя собственность, чтобы ты со мной себя так вёл, - взрывается вновь, угрозы его вспоминает и как в глазах огонь загорался, когда орать начинал. - Я имею право знать, что происходит, и уж точно имею право на объяснение, какого чёрта ты решил жить у меня дома, - она ему в грудь пальцем тычет, потому что он её бесит невыносимо; она бы с радостью сейчас ему больно в ответ сделала, потому что одна страдать устала.
Но знает, что не сможет; потому выжидающий взгляд на него устремляет, уже зная заранее, что если он снова увильнуть попытается, палочку к себе призовёт и обязательно ему покажет, кого ещё в этой комнате защищать надо.

+3

37

https://i.imgur.com/xLszSVB.gif https://i.imgur.com/qLESgnb.gif

fenrir greyback
[±1940, death eaters; —// внешность: travis fimmel]


» when I wake up,  I'm afraid
SOMEBODY ELSE MIGHT TAKE MY PLACE


у тебя шрамы, выцветшие, по всему лицу; грубые руки и запекшаяся кровь под ногтями. у тебя нет ориентира, ты скитаешься по миру, чтобы выжить // или чтобы тот самый смысл найти. я понятия не имею, почему ты такой и откуда ты взялся, но на вопросы ты не отвечаешь. я тебе приношу лекарства, а ты это смешным находить: "от мужа сбегаешь ради того, чтобы здесь прятаться?"
тебе одному мой секрет известен, а я тебя своей еще одной тайной делаю, когда в пещере прячу и прикрываю вход хвойными ветками. прошу тебя не приближаться к драконам, но одного ты все-таки ранишь, из-за чего я перестаю с тобой общаться. а тебе все равно - если не я, найдется другой человек, который поможет и принесет корку хлеба. фенрир, кто ты такой и зачем пытаешься осесть в англии? неужели темный лорд может дать того, чего достичь своим пренебрежением не может?
[indent]  [indent]  [indent] у тебя черное и белое смешиваются в серое // нет правил, нет ограничений. кто тебя останавливает и почему ты, грейбэк, продолжаешь появляться на заданиях пожирателей смерти?


- ой, в общем, вообще все равно, какой у тебя характер, кто ты, почему ты, зачем ты - просто приходи! очень хочу фенрира видеть и, наверное, фиммел (или момоа) классно смотрелся бы на нем. мне бы хотелось сохранить отношения между ним и джо, где джо понятия не имеет, кто такие оборотни, а фенриру все равно, что она там думает, лишь бы приносила поесть и помогала, когда было нужно.
- со всем поддержу, везде уведу, со всеми познакомлю
- приходи, оставайся!

пример вашего поста

looks at her average life
and nothing has been alright

[indent]  [indent] Джорджиа никогда не гасит свечи в комнате. Она перед сном наблюдает за тенями, что после себя пламя на стенах рисует. В одной замечает дракона, в другой - войну, а третью долго разглядывает и на постели садится удобнее, затылком в стену утыкаясь. Края у тени неровные, она то и дело скачет от потолка и до стола напротив, а Слагхорн, сама того не замечая, улыбаться начинает, наблюдая за этим. Свеча, кажется, не двигается, зато тот самый отпечаток, по которому можно, наверное, будущее прочитать, места себе найти не может. Джо любила когда-то прорицания, пока не растеряла интерес к изучению чего-то непонятного. В Хогвартсе легко можно было отказаться от одного и перейти к другому: сменить клуб или поссориться с лучшими друзьями. Сейчас же Слагхорн связана обещаниями и обязанностями. Порой создается впечатление, будто бы она в очередной клетке оказывается, из которой сбежать не получится, даже если очень попытаться.
Чем дольше она на тень смотрит, тем отчетливее в ней различает волнистые волосы, обрамляющие лицо. Они небрежно переброшены на одну сторону, чтобы не мешали заполнять документы. Между бровей Джорджиа замечает складку — отблеск из окна, сквозь которое все еще виднеется небольшая луна. Еще немного // совсем чуть-чуть // и она в силуэте на стене различает Пайпер.

[indent]  [indent] Эта мысль заставляет ее свечу затушить и впервые за последние четыре года заснуть в темноте.

[indent]  [indent] Слагхорн никогда себя хорошим человеком не считала: она словно возвращается в Гойл-мэнор, чтобы сквозь кусты терновника пробежать до леса. Правда лабиринт каждый раз увеличивается и запутывается все сильнее. Джорджиа ни за что ухватиться не может — она теперь понятия не имеет, кем является. Сара Рэндалл, которой боль подобная не знакома, больше не примеряется на воспоминания, что Пайпер собой на поверхность вытаскивает. Она на МакФасти смотрит и не может больше улыбку на губах растянуть, потому что перед глазами тот самый ужин на седьмом курсе, его пальцы на ее колене под столом и радостные крики со стола Гриффиндора. Насколько Джо было плохо, настолько же боли она приносила Пайпс всеми возможными способами. Пусть даже безобидная шутка с окрашиванием волос — все равно легче дышать становилось. Ей за это стыдно иногда бывает // особенно, когда Пайпер себя профессионально ведет и, кажется, старается позади оставить то, что их в Хогвартсе связывало. Джорджии не нравится, что подобное ее задевает. Она все чаще угрюмо в ее сторону смотрит, надеясь хотя бы чем-то спровоцировать злость или недовольство, но как бы сильно ни пыталась, МакФасти не поддается дрессировке.

[indent]  [indent] Ее работа сводится теперь к попыткам избежать компании Пайпер. Она кажется вездесущей: куда бы Джорджиа ни пошла, везде то разговоры про нее, то она сама. Слагхорн краем уха слышит, что МакФасти была замужем, но о большем никто не распространяется. Разговорить даже завсегдатаев бара не получается, сколько бы Джо ни покупала им выпивки, потому что: — а тебе-то что? — отрезвляет похлеще прохладного душа, под которым Джорджиа прячется после до самой полуночи.

[indent]  [indent] Она на задание собирается с четырех утра: просыпается слишком рано. В голове кавардак, но Слагхорн уже успевает к этому привыкнуть. Когда-то удавалось отдохнуть от своих же страхов, представившись Рэндалл, теперь же любые попытки заканчиваются испорченным настроением. Джорджиа себя не любит // она себя знать не хочет, потому что в ее имени один лишь шепот, шипящий, недовольный и тяжёлый. Он пробегается холодом по позвоночнику и оставляет после себя дрожь в пальцах, которые то и дело приходится сжимать в кулаки и разжимать тут же, чтобы размять и не дать страху дальше распространиться. Спустя мгновение ей начинает чудиться ментоловый запах и аромат его духов // тут же Слагхорн открывает окно нараспашку и из него высовывается, чтобы свежего воздуха вдохнуть и наваждение с себя сбросить.

[indent]  [indent] Пайпер своим существованием Джорджии каждый раз напоминает, кем она была и кем осталась, как далеко бы ни бежала. Если бы не сошедший с ума Аттикус, он бы наверняка ее смог найти даже тут. Очередное утро с краснеющим горизонтом не приносит с собой успокоения, и Слагхорн поправляет рюкзак, выдвигаясь к месту сбора.

[indent]  [indent] Она могла бы из заповедника уехать и скрыться в другом месте, но все не так просто. Хотя, наверное, проще уже некуда. Другое дело, что Джо не хочет пытаться скрыться в очередной раз. Сдалась она или, наоборот, осмелела — непонятно, а она шагу прибавляет, чтобы не опоздать и не вызвать очередной шквал недовольства старшего МакФасти.
Работать на эту семью оказывается не то чтобы сложно, скорее — душевно. Это самое чувство Слагхорн и пугает, наверное, сильнее всего. Они подходят к заповеднику с любовью, они семьей зовут всех, кто причастен к общему делу, и даже Джо, порой, обнимать пытаются, а она шипами тут же обрастает, с каждым разом все хуже их скрывая под дружелюбностью Сары.

[indent]  [indent] Она игнорирует Пайпер, которая на каждом задании с нее взгляда не сводит, словно ожидая, что Джорджиа снова кого-то вверх ногами подвесит и заставит выплевать слизней. — Привет, — здоровается с Дайтаном, забирая дневник, в котором последние наблюдения за длиннорогом. Слагхорн находит его парой месяцев назад и только недавно выпускает на волю. Привязанность к драконами — худшее, что может случиться с драконоборцем, поэтому Джо выбирает дорогу драконолога. Она пробегается по записям и довольно прячет дневник в рюкзак.
На Джурре замечено три особи, говорят, женские, — объясняет Дайтон, раздавая присутствующим склянки, которыми они должны смочить экипировку на всякий случай. — Прилетели с юга, возможно, двинутся к северу. Нужно удержать, иначе Министерство снова попытается вмешаться, — Слагхорн кивает, передавая противоожоговую мазь дальше по кругу и отмечая, что драконологи делятся по группам: — Пайпер с Сарой, — Джо губы поджимает, но ни слова против не говорит — права не имеет себя дискредитировать. Она обещает Пайпер соблюдать правила, а общения Джорджиа в последнее время старается исполнять.

[float=right]https://i.imgur.com/7HqunxG.gif[/float] [indent]  [indent] Когда все разбирают порт-ключи и отправляются ко своим подопечным, Джо ладони друг о друга потирает, дожидаясь, пока Пайпер сама что-то скажет. Но она сохраняет молчание, а Слагхорн с омерзением осознает, как четко вчера тени свечи изобразили линии ее лица.
— Так и будешь медлить? — толкает ее в сторону, злясь скорее на саму себя // и на то, что ни черта не понимает. Джоржиа осторожно касается порт-ключа, протягивая вторую часть палки Пайпер: — Мерлин, ты можешь перестать копошиться? Туда и обратно, большего от тебя не требуется, — ей нужно быть учтивее, ей нужно молчать и не заставлять щеки МакФасти краснеть от гнева, только вот не получается, только вот заебала.
— МакФасти, не раздражай меня с самого утра, — тянется за ее рукой и, цепко перехватив запястье, тянет к порт-ключу.
                   смотри, Аттикус, смотри.

[indent]  [indent] Джо губы закусывает изнутри, когда осознает, на кого в этот самый момент оказывается похожей, а потом в сторону выдыхает и наконец глаза закрывает в трансгрессии.

+4

38

https://i.imgur.com/Awcfn9J.gif https://i.imgur.com/FmNDmgy.gif

davey gudgeon
[1954-1955, hufflepuff'73, gringotts, de or op; —// robert pattinson]

[indent] «дейви, ты придурок. я же сказала тебе, что не хочу проверять, что охраняет гремучая ива. и что, что она там неспроста стоит? какая разница? пусть растет себе, зато тебя не трогает и тварей из запретного леса не пропускает. дейви, ну, дейв!»
ты отделался практически выцарапанным глазом, переломанными конечностями и бесчисленным количеством синяков. эту картинку из своей памяти я выбить не смогу даже, если попытаюсь воспользоваться обливейтом. после этого случая даже перестала с тобой общаться на несколько дней, потому что твоя беспечность однажды приведет к серьезным последствиям, дурак.
тем не менее ты оклемался, на ноги снова встал, магию еще больше полюбил и дальше двинулся. ты, вроде как, парень умный, но чудесами волшебства настолько вдохновлен, что, порой, забываешь банально подумать. пока я пошла в хит-визарды, ты вызвался в ликвидатора проклятий в гринготтс. там дракона видел, с гоблинами ссорился и находил на свою голову проблем. дейв, честное слово, может ты перестанешь? нет, ты не сможешь вернуть потерянную сестру некромантией.
[indent] нет, это не так работает, дейв, перестань.


- увидела паттинсона @ вспомнила, что его тут нет @ дейви тоже нет = коктейль получился вкусный
- дейви - это канон, но если не хочешь быть парнем, которого поцарапала гремучая ива, то найдем тебе другое имя. амос диггори тоже хорошо подходит, кстати!
- вся история на твое усмотрение, потерянная сестра - опция, которая добавит стекла, можешь ее найти, если вдруг нужна арка редемпшена с:
- приходи и развивайся в разные стороны, помогу со всем https://i.imgur.com/0CWVuti.png

пример вашего поста

tell me i'm worthless
i'll tell you your right

[indent]  [indent] Ей происходящее кажется невозможным. Она к нему подходит в первый раз, потому что хочет ближе быть и все тайны разведать, а вместо этого себя лишь путает и в ловушке оказывается. Эсме на Малкольма снизу вверх смотрит, речь его слушает, а сама взгляда оторвать от лица его не может / влюбилась ли или просто привыкла и прижилась — ответить очень просто. Она к руке тянется, пальцев его своими касаясь, и тут же улыбнуться проще становится, не закрыться, как обычно, а собой остаться. Они гуляют чаще и больше, иногда она уговаривает дома остаться, фильмы разные находит, галлеоны бережно откладывает, потому что нет возможности на пустые траты. Кэссиди себя с ним спокойнее чувствует и, наверное, оттого так теперь отчаянно пытается себя от него отодрать. Совместный праздник — это одно, Рождество с родителями — совсем другое. Они словно попадают в мир, где нет войны, где нет переживаний и Статута Секретности, который все усилия ее перечеркивает.

[indent]  [indent] Если бы не дело, которое на Эсме завели, Мэл хоть когда-нибудь бы в ее сторону посмотрел? Этот вопрос ее мучает по ночам, и она себя за это ненавидит, ногтями в ладони впивается, дышать начинает глубже, потому что до знакомства с ним никогда до таких глупостей не доходила. Но теперь пытается себя мысленно с кем-то сравнить, где-то выглядеть чуть лучше, чем обычно, о МакГонагалле позаботится, чтобы не только он к ней внимание проявлял. Кэссиди, возможно, правда влюбилась, и эта мысль ее пугает, она ее в оцепенение вводит. Они по улице идут и домой обратно спешат: слишком холодно и морозно, но дети громко и заливисто смеются, а она на шаг назад отходит, когда Мэл вдруг решает поиграть в снежки. Эсме никогда его с детьми не видела, неловко сначала взгляд отводит в сторону, чтобы никто не заметил, что на губах улыбка появляется, искренняя и радостная. Он с ними осторожен и азартен, внимание к себе привлекает, скучать не дает и каждого успевает упомянуть, чтобы вдруг не задеть чьи-то чувства. Кэссиди хочется верить, что МакГонагалл — хороший человек, что он поймет, почему она так поступила, что с отцом познакомится и решит не двигать дело дальше. Она в его сторону смотрит, чуть погодя, подмечая, что он, кажется, вообще о магии как таковой забыл, в дебаты вступая на церковные темы.
У нее на душе впервые за несколько лет появляется то самое чувство, которым все детство пропитано: аромат мандарин, сочных и немного кисловатых, колкий мороз и громкие визги, не беспокоящие никого вокруг, ведь все своим делом заняты — все отдыхают. Ей не хватает рядом Уайатта, который Малкольма бы не оставил в одиночестве с несколькими детьми. Она руки прячет в карманах пальто, а потом пятится от летящего в нее снежка. Немного магии, и снежок ее облетает и падает на землю, а Эсме уже палец указательный к губам прижимает, чтобы никто ничего про магию не говорил.

[indent]  [indent] Она мальчика за руку берет, когда они обратно возвращаются и нагоняют родителей. Возможно, вся жизнь такой должна быть: веселой, громкой, полной непринужденности. Дети же вновь подлянку устроят, и обоих в снег сбросят, потому что «старикам слово не давали». Кэссиди впервые — черт возьми за сколько лет — забудет и о том, что она грязнокровка среди остальных, и о том, что денег у ее семьи не так много, чтобы учебники новые покупать, и о болезни отца, и о муках совести, что каждый раз в голове появляются, стоит ей только с МакГонагаллом взгляд разделить. Она улыбается и смеется так громко, что даже кашлять начинает, когда в дом, прогретый, вбегает и на пороге от снега отряхиваться начинает. Изабель уже командует всеми: Эсме согласно кивает и наверх взбегает по лестнице, ладони красные друг о друга растирая и дыша на них.

[indent]  [indent] Очевидно, что родители им разные комнаты предоставляют. Кэссиди в коридоре останавливается, чтобы каждую дверь разглядеть — на них имена написаны для гостей, и это почему-то ей на сердце приятным медом растекается. Она замечает, что дом не подвергнут расширяющей магии, что по началу кажется невозможным, ведь уместить столько гостей за раз вряд ли получится. Но потом Эсме подмечает, что только у них с Мэлом раздельные комнаты. Минерва живет в соседней, а Роберт со всем своим дружным семейством напротив нее. Ей неловко таким образом детей стеснять, и она уже за дверью скрывается, чтобы быстро с себя мокрую одежду снять, а потом предложить все-таки ребятам не тесниться и хотя бы кому-то с ней лечь.
Мэл к ней пробирается, когда она успевает свитер новый — по размеру, на удивление, подходящий — надеть. — А стучаться вас не учили? — мокрыми джинсами в него кидает, пока в сумках своих копошится, чтобы другие штаны найти. Кажется, куда проще будет эти высушить, но она обещала родителям, что колдовать не будет. Снежок не считается, все равно никто не видел.
Эсме на корточках сидеть продолжает, пока Малкольм ближе подходит.
— Я точно клала что-то, — бурчит себе под нос, голову потом задирая, когда тот уже совсем рядом оказывается, — молодой человек, а вы тут один? — у нее чересчур хорошее настроение, и Кэссиди себя такой редко помнит. Наверное, потому что большая часть воспоминаний их совместных вечеров окрашивается липкими недоверием и сомнением, от которых никуда не деться. Эсме, может, и хотела бы и дальше так жить: он рядом, она все ближе, он улыбается, а она его в поцелуй вовлекает. Ей не понять, почему все нужно каждый раз усложнять, почему на один камень лжи, она другой накладывает, а потом оглядывается вокруг и замечает, что уже целую стену воздвигла. И как бы сильно ни пыталась дистанцию с Мэлом сохранять, он единственный ее настоящую знает, которая и покричать может, и разрыдаться, но в большей степени промолчать решит.
Кэссиди на него наступает, руками за шею обхватывая и к кровати подводя. Она такие моменты ценит чуть больше, чем все остальное; тайно ото всех складывает воспоминания в коробку, которую никому никогда не покажет, и ему не позволит в нее заглянуть. Эсме его на постель роняет, сверху падая, и, улыбаясь, подбородком утыкается в ладони, которые на груди Мэла складывает. — Прости, что сегодня так нервно себя вела, — вдруг произносит, наверное, чувствуя, что должна и за поезд извиниться, и за то, что в сугроб его скинула возле квартиры в Лондоне. Кэссиди ему ладонью губы накрывает, чтобы ничего не говорил, потому что слышать ничего не хочет — она и так знает, что МакГонагалл сейчас скажет что-то невероятно милое, и ни одно ее слово его эту натренированность не переплюнет.
Им бы друг от друга отойти и одеться быстрее, потому что внизу все ждут, но Эсме отказывается с места сдвигаться, лишние минуты на разговоры не тратя, а целуя его глубже. — Нет, ну, там родители, — хмурится, когда отрывается от губ Мэла, но с него не скатывается, продолжая собой к постели прижимать, потому что говорить можно одно, а делать совсем другое. Кому, как не ей, это знать.
Кэссиди за палочкой все-таки тянется, шурша в сумке и победно ею взмахивая: — подарок на Рождество, — заклинание шепчет, на свитер направляя. Она его еще в Хогвартсе изучает, когда старая мантия начинала по утрам колоться в особо холодную погоду. — Только никому не говори, — уже второй раз правила чужого дома нарушает так же отважно, как делала это со Статутом Секретности. Эсме об этом не думает, когда все-таки с постели встает, слыша тяжелые шаги в коридоре. Попасться родственникам в таком положении да еще и доме священника — не лучшее предложение праздника, поэтому она быстро за джинсами лезет, натягивая их на обе ноги сразу.

[indent]  [indent] [float=right]https://i.imgur.com/uqBMn0v.gif https://i.imgur.com/78lWhUP.gif[/float]— Иди первый, — МакГонагалла к двери подталкивает, сама в зеркало еще раз смотрясь и в порядок себя приводя. Им остается только ужин пережить и подарками обменяться, чтобы наконец спать лечь, а с утра вместе с детьми встречать Санту и считать, как много печений он съел. Ужин проходит тихо и мирно: стол украшен свечами, которые то и дело потухают, но Роберт без лишних слов их снова зажигает, от разговора не отвлекаясь. Эсме умудряется влюбиться в рецепт печеной картошки, и они с матерью долго пытаются разгадать ингредиенты, которые использовала Изабель. Весь секрет, оказывается, был в тмине, о чем Кэссиди увлеченно рассказывает отцу, когда тот интересуются, чем они занимаются. Она успевает наестся еще ко второму блюду, но воспитано пару кусков съедает, больше налегая на глинтвейн.
Спустя полчаса Эсме замечает, что Мэл с Бренданом куда-то отошли: они стоят неподалеку и что-то обсуждают, а он с него внимательного взгляда не сводит. Она кружку на стол ставит, готовясь с места встать как только сможет понять, о чем у них разговор происходит. Отец ладонью по лбу проводит, хмурясь, и она уже спешит к ним в другую сторону гостиной: — что вы здесь делаете? — Брен ей растеряно улыбается и ладони к верху поднимает, тут же скрываясь за елкой и возвращаясь к столу. Эсме на Мэла взгляд переводит, а про себя считает до пяти, чтобы вспомнить, что все хорошо было, что все радостно и мирно было: — почему ты его постоянно в сторону отводишь? — причин может быть масса, но Кэссиди виновата, она крупно виновата, оттого только об одном сразу думает, как только начинает чувствовать, что стоит вмешаться. Она с МакГонагалла требовательного взгляда не сводит, потому что, наверное, хочет раз и навсегда увериться, что никого и ни в чем не подозревает.

+6

39

https://i.imgur.com/OCUeqhB.gif https://i.imgur.com/Ah64AZ3.gif

horace slughorn
[±1913, slytherin, hogwarts, op / de; —// daniel brühl]

ты знаешь, сколько стоит талантливый человек, знаешь, сколько стоит услуга или обещание. никто никогда не задумывался, как ты это узнал. но все-таки расскажи, когда вдруг сообразил, что торговать можно не только вещами, но и информацией?
ты - мой дядя, и я тебя побаиваюсь, потому что ты никогда в хогвартсе не выделял меня среди остальных студентов. мне удалось попасть в твой элитный клуб только на последнем курсе и то, потому что я настояла на том, чтобы на каникулах вместо семейного ужина ты смотрел за тем, как варю то самое лучшее зелье курса.
у тебя младший брат - дурак, его жена - святая женщина, а ты обещаешь, что никогда себя узами брака не свяжешь. я понятия не имею, почему ты вдруг решил, что семья не для тебя, а потом, наверное, понимаю. когда обращаюсь за помощью к родственникам, но в ответ лишь получаю непонимающие взгляды - ты тоже, кстати, лишь плечами пожимаешь: а что ты хотела? объятий и любви?
говорят, война отбирает все самое ценное, не уверена, что у тебя, гораций, есть что-то такое, о чем бы ты жалел. ты когда-нибудь боялся / любил / обещал?


- заявка очень общая, нет никакой определенной идеи для игры, просто хочу дядю на форуме https://i.imgur.com/0CWVuti.png
- внешность сменить можно, но давай обсудим. год рождения - на твое усмотрение. есть большая история семьи твоего младшего брата, если хочешь, прими активное в ней участие. если же не желаешь, то против не буду. занимайся экспериментами, помогай оф или мм - все на твое усмотрение. я в любом случае найду причину для игры, со всем поддержу и все расскажу!
- пишу от 4к от третьего лица, не прошу никакого пробного поста, просто приходи и отдыхай здесь за написанием постов ♥

пример вашего поста

looks at her average life
and nothing has been alright

[indent]  [indent] Джорджиа никогда не гасит свечи в комнате. Она перед сном наблюдает за тенями, что после себя пламя на стенах рисует. В одной замечает дракона, в другой - войну, а третью долго разглядывает и на постели садится удобнее, затылком в стену утыкаясь. Края у тени неровные, она то и дело скачет от потолка и до стола напротив, а Слагхорн, сама того не замечая, улыбаться начинает, наблюдая за этим. Свеча, кажется, не двигается, зато тот самый отпечаток, по которому можно, наверное, будущее прочитать, места себе найти не может. Джо любила когда-то прорицания, пока не растеряла интерес к изучению чего-то непонятного. В Хогвартсе легко можно было отказаться от одного и перейти к другому: сменить клуб или поссориться с лучшими друзьями. Сейчас же Слагхорн связана обещаниями и обязанностями. Порой создается впечатление, будто бы она в очередной клетке оказывается, из которой сбежать не получится, даже если очень попытаться.
Чем дольше она на тень смотрит, тем отчетливее в ней различает волнистые волосы, обрамляющие лицо. Они небрежно переброшены на одну сторону, чтобы не мешали заполнять документы. Между бровей Джорджиа замечает складку — отблеск из окна, сквозь которое все еще виднеется небольшая луна. Еще немного // совсем чуть-чуть // и она в силуэте на стене различает Пайпер.

[indent]  [indent] Эта мысль заставляет ее свечу затушить и впервые за последние четыре года заснуть в темноте.

[indent]  [indent] Слагхорн никогда себя хорошим человеком не считала: она словно возвращается в Гойл-мэнор, чтобы сквозь кусты терновника пробежать до леса. Правда лабиринт каждый раз увеличивается и запутывается все сильнее. Джорджиа ни за что ухватиться не может — она теперь понятия не имеет, кем является. Сара Рэндалл, которой боль подобная не знакома, больше не примеряется на воспоминания, что Пайпер собой на поверхность вытаскивает. Она на МакФасти смотрит и не может больше улыбку на губах растянуть, потому что перед глазами тот самый ужин на седьмом курсе, его пальцы на ее колене под столом и радостные крики со стола Гриффиндора. Насколько Джо было плохо, настолько же боли она приносила Пайпс всеми возможными способами. Пусть даже безобидная шутка с окрашиванием волос — все равно легче дышать становилось. Ей за это стыдно иногда бывает // особенно, когда Пайпер себя профессионально ведет и, кажется, старается позади оставить то, что их в Хогвартсе связывало. Джорджии не нравится, что подобное ее задевает. Она все чаще угрюмо в ее сторону смотрит, надеясь хотя бы чем-то спровоцировать злость или недовольство, но как бы сильно ни пыталась, МакФасти не поддается дрессировке.

[indent]  [indent] Ее работа сводится теперь к попыткам избежать компании Пайпер. Она кажется вездесущей: куда бы Джорджиа ни пошла, везде то разговоры про нее, то она сама. Слагхорн краем уха слышит, что МакФасти была замужем, но о большем никто не распространяется. Разговорить даже завсегдатаев бара не получается, сколько бы Джо ни покупала им выпивки, потому что: — а тебе-то что? — отрезвляет похлеще прохладного душа, под которым Джорджиа прячется после до самой полуночи.

[indent]  [indent] Она на задание собирается с четырех утра: просыпается слишком рано. В голове кавардак, но Слагхорн уже успевает к этому привыкнуть. Когда-то удавалось отдохнуть от своих же страхов, представившись Рэндалл, теперь же любые попытки заканчиваются испорченным настроением. Джорджиа себя не любит // она себя знать не хочет, потому что в ее имени один лишь шепот, шипящий, недовольный и тяжёлый. Он пробегается холодом по позвоночнику и оставляет после себя дрожь в пальцах, которые то и дело приходится сжимать в кулаки и разжимать тут же, чтобы размять и не дать страху дальше распространиться. Спустя мгновение ей начинает чудиться ментоловый запах и аромат его духов // тут же Слагхорн открывает окно нараспашку и из него высовывается, чтобы свежего воздуха вдохнуть и наваждение с себя сбросить.

[indent]  [indent] Пайпер своим существованием Джорджии каждый раз напоминает, кем она была и кем осталась, как далеко бы ни бежала. Если бы не сошедший с ума Аттикус, он бы наверняка ее смог найти даже тут. Очередное утро с краснеющим горизонтом не приносит с собой успокоения, и Слагхорн поправляет рюкзак, выдвигаясь к месту сбора.

[indent]  [indent] Она могла бы из заповедника уехать и скрыться в другом месте, но все не так просто. Хотя, наверное, проще уже некуда. Другое дело, что Джо не хочет пытаться скрыться в очередной раз. Сдалась она или, наоборот, осмелела — непонятно, а она шагу прибавляет, чтобы не опоздать и не вызвать очередной шквал недовольства старшего МакФасти.
Работать на эту семью оказывается не то чтобы сложно, скорее — душевно. Это самое чувство Слагхорн и пугает, наверное, сильнее всего. Они подходят к заповеднику с любовью, они семьей зовут всех, кто причастен к общему делу, и даже Джо, порой, обнимать пытаются, а она шипами тут же обрастает, с каждым разом все хуже их скрывая под дружелюбностью Сары.

[indent]  [indent] Она игнорирует Пайпер, которая на каждом задании с нее взгляда не сводит, словно ожидая, что Джорджиа снова кого-то вверх ногами подвесит и заставит выплевать слизней. — Привет, — здоровается с Дайтаном, забирая дневник, в котором последние наблюдения за длиннорогом. Слагхорн находит его парой месяцев назад и только недавно выпускает на волю. Привязанность к драконами — худшее, что может случиться с драконоборцем, поэтому Джо выбирает дорогу драконолога. Она пробегается по записям и довольно прячет дневник в рюкзак.
На Джурре замечено три особи, говорят, женские, — объясняет Дайтон, раздавая присутствующим склянки, которыми они должны смочить экипировку на всякий случай. — Прилетели с юга, возможно, двинутся к северу. Нужно удержать, иначе Министерство снова попытается вмешаться, — Слагхорн кивает, передавая противоожоговую мазь дальше по кругу и отмечая, что драконологи делятся по группам: — Пайпер с Сарой, — Джо губы поджимает, но ни слова против не говорит — права не имеет себя дискредитировать. Она обещает Пайпер соблюдать правила, а общения Джорджиа в последнее время старается исполнять.

[float=right]https://i.imgur.com/7HqunxG.gif[/float] [indent]  [indent] Когда все разбирают порт-ключи и отправляются ко своим подопечным, Джо ладони друг о друга потирает, дожидаясь, пока Пайпер сама что-то скажет. Но она сохраняет молчание, а Слагхорн с омерзением осознает, как четко вчера тени свечи изобразили линии ее лица.
— Так и будешь медлить? — толкает ее в сторону, злясь скорее на саму себя // и на то, что ни черта не понимает. Джоржиа осторожно касается порт-ключа, протягивая вторую часть палки Пайпер: — Мерлин, ты можешь перестать копошиться? Туда и обратно, большего от тебя не требуется, — ей нужно быть учтивее, ей нужно молчать и не заставлять щеки МакФасти краснеть от гнева, только вот не получается, только вот заебала.
— МакФасти, не раздражай меня с самого утра, — тянется за ее рукой и, цепко перехватив запястье, тянет к порт-ключу.
                   смотри, Аттикус, смотри.

[indent]  [indent] Джо губы закусывает изнутри, когда осознает, на кого в этот самый момент оказывается похожей, а потом в сторону выдыхает и наконец глаза закрывает в трансгрессии.

+5

40

эксперимент по изучению анимагии

https://i.imgur.com/Jr8dB1b.gif

nyla morgan
[1955, S'1973, – ; de// внешность: rose leslie]

[!] чистокровная волшебница
Семья Морган – одна из тех чистокровных, которые поколениями пытаются в закрытый круг пробиться; в число тех фамилий, которые в списке двадцати восьми перечислены, но им вечно не хватает авторитета и связей. Ты намерена это изменить, бьешься с системой всеми способами. Участие в эксперименте ты рассматриваешь как нечто полезное для себя, уже успела узнать, что твоей формой станет оса. Незаметное маленькое насекомое – вполне может стать полезным шпионом. Может, именно так тебе, наконец, удасться получить долгожданную метку?

https://i.imgur.com/FYBnTlg.gif

beau byrne
[1955, R'1973, – ; mm// внешность: dane dehaan]

[!] полукровный маг
Ты сам – сотрудник НИИ, тот самый человек, который этот эксперимент, собственно говоря, и предложил, когда один из коллег за обедом небрежно обронил, что превосходство чистокровных – факт неоспоримый. Всю жизнь с этим споришь, сам не знаешь, почему так сильно задевают идиотские предрассудки случайных людей. Кажется, заслуги должны говорить сами за себя – для твоего возраста у тебя резюме ими переполнено. Но хочется еще один факт, еще один укол в сторону давно утвердившихся устоев. Ты поэтому, наверное, готов работать усерднее остальных?

https://i.imgur.com/lGCS5Sr.gif

koby turner
[1955, H'1973, – ; mm// внешность: tyler posey]

[!] магглорожденный маг
Ты всегда был полон любви к авантюрам и приключениям, поэтому, наверное, когда знакомый, работающий в НИИ, рассказывает о ближайшем эксперименте, не особенно долго раздумываешь прежде, чем подписаться. Человек спонтанный, ты пока еще не решил, чем будешь заниматься, когда вырастешь. Может, способности, которые ты разовьешь в себе на этом проекте, станут тем, что поможет тебе найти свой жизненный путь? Впрочем, никто не обещает, что у тебя получится, в конце-концов в списке зарегистрированных анимагов магглорожденных – увы – практически нет.


— персонажи, проходящие по заявке – участники экспериментального проекта НИИ (см. раздел "НИИ" в вакансиях, он располагается в категории косого переулка). персонажи, описанные выше – лишь зарисовки, вы можете вертеть ими по разному – сменить внешность или имя, подкорректировать историю – все, лишь бы нравилось. у данных персонажей важен конкретно статус крови.
— средний размер наших постов – от 4-5к, но все зависит от человека и вдохновения (: приходите, обязательно поможем вам развить историю, обрасти связями и сделать вашего персонажа максимально обалденным!!

+3

41

эксперимент по изучению проблемы сквибов

https://i.imgur.com/UvGgfc3.gif

oakley powell
[1953, – , кафедра истории магии; mm// внешность: bill skarsgеrd]

Тебе повезло (хотя если честно сам ты себя везучим не считаешь) – родители тебя обожали. Долгожданный ребенок у немолодых магов: их не особенно волновал тот факт, что ты не унаследовал их волшебства. Он волновал тебя: всегда чувствуя себя лишним, ты изо всех сил пытался пробиться в мире, который тебя отторгал. Извлек все, что мог из преподавателей, которых родители приглашали на дом, пускай доступна тебе была лишь теория. У сквиба в магическом мире не так много путей: ты выбрал для себя НИИ и, используя семейные связи, устроился на кафедру истории магии. Эксперимент для тебя – нечто личное: ты не дурак, давно отбросил пустые надежды, но может где-то в глубине души продолжаешь ждать чуда – не зря ведь мир, который тебя окружает, зовется магическим?

https://i.imgur.com/e3U12vY.gif

laurence hart
[1942, H'1960, мунго (менябельно); op// внешность: charlie cox]

Твои родители познали на себе все косяки системы: оба были сквибами, оба чувствовали себя ущемленно в мире магии, чуждо – в мире маггловском. Они нашли утешение друг в друге, даже семью создали – твое рождение вынудило их вернуться в мир волшебства (тебе всегда казалось, что они предпочли бы, чтоб магия у тебя не проявлялась). Ты растешь человеком, полным сострадания, что неудивительно, учитывая твою историю. Ты всегда готов помочь любому, кто попросит, наверное, именно поэтому, когда знакомый из НИИ просит принять участие в эксперименте – не раздумываешь ни секунды. Сам ничего не имеешь против сквибов, считаешь, что это система должна меняться, научиться включать их, ассимилировать. Но пока – наверное, достаточно и этих небольших шагов.


— персонажи, проходящие по заявке – участники экспериментального проекта НИИ (см. раздел "НИИ" в вакансиях, он располагается в категории косого переулка). персонажи, описанные выше – лишь зарисовки, вы можете вертеть ими по разному – сменить внешность или имя, подкорректировать историю – все, лишь бы нравилось.
— средний размер наших постов – от 4-5к, но все зависит от человека и вдохновения (: приходите, обязательно поможем вам развить историю, обрасти связями и сделать вашего персонажа максимально обалденным!!

+3

42

эксперимент по возвращению патронуса

https://i.imgur.com/4UU9Yhq.gif

bradley moore
[1955, G'1973, хит-визард; mm// внешность: harry styles]

Ты был хит-визардом (ты и сейчас хит-визард – повторяешь себе и каждому). Использование непростительных заклинаний – прероганива авроров, но ты попал в ситуацию, где другого выбора у тебя просто не было. Суд понял, оправдал, но на тебя использование Авады большое влияние оказало, шоком стало – патронус ты производить не можешь больше. Младший специалист, у тебя большая часть обязанностей зависела от посещения Азкабана, куда теперь – путь закрыт. Тебя не то, чтобы отстранили, но перевели на бумажную работу – неприемлемо совершенно. Для тебя эксперимент уникальной возможностью становится, которую ты упустить не можешь. 

https://i.imgur.com/YkTAqqS.gif

maya walsh
[1951, S'1969, — ; op// внешность: alexandra daddario]

Ты пришла в орден идеалисткой, верящий в нужные идеи, волшебница способная необыкновенно. Ты и теперь взгляды разделяешь все те же, но жизнь заставила тебя растерять всю наивность. Никогда не использовавшая непростительных, пускай и не осуждавшая тех, кто к ним прибегал, ты не ожидала, что патронуса собственного лишишься. Никто не ожидал: светлая и оптимистичная, ты была для такой магии рождена будто бы. Что случилось в твоей жизни? Кто погиб на твоих глазах? Какая бы травма не лишила тебя света, нужного для того, чтобы эти чары произвести, точно известно одно – ты волшебница способная. Ты вернешь то, что твоим было по праву.


— персонажи, проходящие по заявке – участники экспериментального проекта НИИ (см. раздел "НИИ" в вакансиях, он располагается в категории косого переулка). персонажи, описанные выше – лишь зарисовки, вы можете вертеть ими по разному – сменить внешность или имя, подкорректировать историю – все, лишь бы нравилось.
— средний размер наших постов – от 4-5к, но все зависит от человека и вдохновения (: приходите, обязательно поможем вам развить историю, обрасти связями и сделать вашего персонажа максимально обалденным!!

+3

43

эксперимент по созданию подавляющего зелья

https://i.imgur.com/jFWRr6l.gif

leo wood
[1950, R'1968, —; mm// iain de caestecker]

Ты окончил школу исключительно на собственном упрямстве, плюс (немного) помогли условия, которые создал Дамблдор. Легилимент с рождения – способность удивительная, не так ли? Только не тогда, когда ты не можешь ее контролировать. Чужие мысли – вечной рекой шума в подсознании, иногда выносить этого практически невозможно. Ты окончил школу и потом даже работать пытался, но семь лет в Хогвартсе тебя вымотали. Ты затворником становишься, пишешь книги, занимаешься исследованиями и завидуешь магам обыкновенным. Тебе тридцать, когда ты об эксперименте НИИ узнаешь. Может это твоим выходом станет?

https://i.imgur.com/W8GMRbw.gif

autumn knight
[1953, H’1971, — ; mm// tala ashe]

Ты вечно пытаешься сохранять спокойствие, избегать любых триггеров, необычных ситуаций. Ты от людей подальше держишься, потому что они непредсказуемые, потому что тебя любая мелочь вывести из себя может. Ты – метаморфомаг, их рождается – чуть ли не один на поколение. Только вот ты не контролируешь свои изменения. Небольшая тревожность – и неделю не можешь нос обратно в человеческий превратить из куриного клюва. Иногда это болезненно, иногда – просто унизительно, в любом случае – жить мешает знатно. На участие в эксперименте тебя уговорили – сама ты относишься к происходящему со скепсисом.


— персонажи, проходящие по заявке – участники экспериментального проекта НИИ (см. раздел "НИИ" в вакансиях, он располагается в категории косого переулка). персонажи, описанные выше – лишь зарисовки, вы можете вертеть ими по разному – сменить внешность или имя, подкорректировать историю – все, лишь бы нравилось.
— средний размер наших постов – от 4-5к, но все зависит от человека и вдохновения (: приходите, обязательно поможем вам развить историю, обрасти связями и сделать вашего персонажа максимально обалденным!!

+4

44

https://i.imgur.com/bkIJF9b.gif https://i.imgur.com/xslVwFr.gif

kieran foster
[1940, R'58, командор аврората, мм; —// внешность: morena baccarin]

начало войны для многих стало толчком - в аврорате новичков появляется много, среди них - достаточно велика доля волшебниц. тебе удивительно: ты привыкла быть исключением. в твоем ранге женщин - по пальцам одной руки посчитать можно. ты продвинулась, потому что правила игры приняла, не пыталась свои навязать. ты из девочки-идеалистки превращаешь себя в аврора настоящего. ты становишься осторожной и вдумчивой. ты отбрасываешь юношескую резкость. ты свою женственность используешь как инструмент - в тебе сложно заподозрить аврора. ты отбрасываешь волосы и над шуткой смеешься - напротив тебя маг сидит, подозреваемый в связях с пожирателями. он и представить не может, что у тебя за пазухой - значок; за плечами - годы работы.
давай будем честными - ты разочарована. тебе хочется, чтобы тебя воспринимали серьезнее - до ранга командора ты дослужилась ровно также, как и все остальные - достаточным количеством закрытых дел, бессонными ночами и абсолютной преданностью службе. несмотря на это - не можешь отделаться от назойливого ощущения, что никто из товарищей не воспринимает тебя в качестве равного. кто-то в очередной раз открывает перед тобой дверь - ты улыбаешься благодарно, с желанием придушить на месте справляясь. все это не должно иметь подобного значения - ты достаточно добилась, чтобы перестать доказывать что-либо. ты тех же результатов добиваешься, пускай методами несколько иными. ты отвыкнуть успела от прямолинейности, хотя сейчас она, кажется, не помешала бы.
может поэтому эммелина твое внимание привлекает? дерзкая, открытая - ты сама такой была когда-то. тебе есть чему научить ее - вэнс немного сдержанности не помешает. тебе есть чему научить ее - и может сама эммелина тебе о чем-то важном напомнит, частичку себя поможет вернуть?


энивей нуждаюсь в наставнице! тут чисто набросок, сменить можно все, мне важны только характер (спокойная, рассудительная, хотя рождена такой не была, сама научилась) + ранг (мадам командор, где вы шляетесь). имя, внешность и прочее - на ваш откуп, приму любой, любить буду тоже (но на морену посмотрите, у меня инсульт жёпы). хочется мадам, которая приучила себя улыбаться сексистским шуткам просто потому, что так проще; потому что слишком много усилий нужно, чтобы вызов бросить устоявшемуся статусу кво, да и не обещает никто, что из этого выйдет что-то. при этом - хочется мадам, которая от подобных шуток заебалась уже и чувствует, что не сможет с этом самом статусе кво оставаться долго. и на этом моменте ей попадается эммелина. искра буря безумие  https://i.imgur.com/YbsPFDZ.png
все прочие линии тоже оставляю на ваш выбор. может кира активно агитировала за юджинию, целиком и полностью веря в то, что министром должна стать именно она, а может - наоборот - поддерживала исключительно потому, что лучших вариантов среди кандидатов не увидела? может когда руфуса назначили замом руководителя кира была возмущена и считала что ето все панибратство, а может полностью поддерживала его кандидатуру? в общем все отдаю на откуп, жду и расцеловываю заранее!!

пример вашего поста

Их немного, но у них позиция более выгодная, у них заложники на руках, возможность сбиться в кучу прикрывая друг-друга. Лина пытается не сосредотачиваться на теле молодого аврора, мертвым грузом обрушившемся на землю, внимание переносит на его напарника, который без прикрытия остается. У него в глазах ужас читается и растерянность - Вэнс вспышку отражает, которая в него летит, а маг дезориентированный на нее саму палочку направляет в ответ - она едва за стеной скрыться успевает, прежде чем вынырнуть обратно взбешенной совершенно, - Финли, ты какого хрена творишь, - удивляться не стоит совершенно: ему на вид лет двадцать, только из Академии. В подобной ситуации - впервые скорее всего, только у Лины ни времени, ни сил на понимание нет - он подготовку прошел точно также как все остальные, знать должен был, куда направляется, собственные силы оценивать адекватно, вместо того, чтобы на поле бежать, подвергая опасности остальных. Она парня за рукав хватает, притягивает в укрытие, - сиди тут, - рявкает, неспособная сымитировать терпеливость, - прикрываешь нас с Уильямсоном, будь добр не заавадь своих же, - Финли в ответ что-то мямлит, но Лина уже на ноги поднимается, вперед, туда, где действие разворачивается. Вперед - слишком быстро, на барьер невидимый налетает со всей скорости, так, что чуть назад отскакивает. Блять - не понимает, когда, мать их, успели. Чуть руку в сторону протягивает, останавливая младшего коллегу, следом летящего. Артефакт воздух рассекает остервенело - контрзаклинание за контрзаклинанием, Лина угадать пытается, Уильямсон подле - тоже. Сосредоточиться тяжело, потому что взгляд то и дело на Муди перескакивает, на Руфуса, которые остаются в меньшинстве, когда Пруэтт Имоджен из рук пожирателей получает, отходит, отступает. Эммелина зубы сжимает, губы - в тонкую полоску - заклинания отскакивать продолжают от щита проклятого, а за ним Руфус с Муди орут что-то:
- Минуту, командор, - она выдавливает, от заклинания, которое в их сторону направляется, отбиваясь раньше, чем это делает Финли. Минуту, может чуть больше - щит распадаться начинает через пару секунд после того, как один из пожирателей бомбарду бросает в пол - Лина не дожидается, пока тот исчезнет полностью, перешагивает стремительно, палочку поднимая на ходу - режущее вперед летит, точно в цель, но к тому моменту, когда настигает ее - маги уже в воздухе раствориться успевают, вспышка о стену ударяется, а Вэнс выдыхает резко, руки опускает: в ней раздражение клокочет вперемешку с волшебством, выхода не находит, - твою мать! - единственное, что возможно - и кулаком и без того ноющим - об стену. Лина жмурится на секунду, отворачиваясь от Аластора и Дженкинс, потому что в секунде, кажется, от того, чтобы на министерку наброситься с обвинениями бессмысленными теперь совершенно - непозволительно совершенно. Отворачивается от них, кивая Уильямсону, - где мудила, которого мы взяли?

По пути - тело аврора погибшего, над которым уже склоняется Финли. Лина на секунду останавливается, ладонь неуверенно опускает на его плечо. Мальчик вздрагивает - Вэнс чуть хмурится, неспособная с себя вину за произошедшее скинуть - Руфус ей группу их чертову направил. Сглатывает, горло прочищает, стараясь тон сделать таким мягким, на какой способна, - перенесешь его отсюда? - Финли кивает в ответ, неспособный, видимо, ни слова выдавить. Ее ладонь чуть сжимает его плечо, но вряд ли она способна чем-то его подбодрить.

Пожиратель в путах оказавшийся уже в себя прийти успевает, дергается, пытаясь от веревок избавиться - аврор, имени которого Лина вспомнить не может, подоспевающий к пленнику чуть раньше, кивает им приветственно, кидая что-то в сторону девушки. Она ловит инстинктивно, рассматривает небольшую книжку записную, - портал, - парень поясняет до того, как она успевает спросить, - успел изъять до того, как он им воспользовался.
Лина кивает одобрительно, почти_улыбается устало, - лучше чем ничего, а? - пожирателя берет под локоть, грубо дергает вверх, поднимая с колен. Попытки снять с него маску не предпринимает пока, это позже, уже в штабе. Тянет его туда, где уже скопились журналисты, жадно ожидающие дополнительной информации.
Могло быть хуже, Лина себя убеждает, не смотря в сторону тел, простыней накрытых. Все могло кончится не так, но они спасают большинство (большинство, блять) заложниц, они берут в плен двоих пожирателей, они почти (почти, твою мать) не несут потерь. Ей голову вздергивать уверенно - отвратительно, но это должно выглядеть именно так: рейд закончен, их задача сейчас - не дать газетам запечатлеть ситуацию как провал, не дать очередной волне паники распространиться по стране. Она ждет нетерпеливо, пока щелкают вспышки камер, на которых маги в масках связанными остаются, прежде чем приказу Руфуса повиноваться, наконец, трансгрессируя вместе с пожирателем к министерству.

+3

45

https://i.imgur.com/YDjlPdU.gif https://i.imgur.com/Fa5Xrix.gif https://i.imgur.com/Hc6MlrE.gif

gaia lockhart
[1960, squib, running from de to op; —// jessie mei li]

you played along / showed me to love [indent]
i followed you out of the dark

гайя, перестань, гайя, г а й я. я просто хочу, чтобы ты перестала смотреть на этот мир со злобой во взгляде, чтобы ты не искала спасение в предсказуемом насилии, а набралась храбрости и позади оставила тех, кто эти шрамы тебе наносит изо дня в день. неужели, это так сложно, неужели, ты не понимаешь, что это не любовь и даже не дружелюбие?

[indent] had nothing to believe in
and now i know there's something more

ты - сквиб в семье волшебников, твой младший брат собирает записки от фанаток, будучи студентом хогвартса, а потом и свободным писателем. ты же знаешь, что никогда прикоснуться к палочке и почувствовать тепла не сможешь. тебя обделили, не предоставили даже шанса выбрать - хочешь ли ты настолько от остальных отличаться. год за годом ты проводишь в стенах родного дома, понятия не имея, чего ожидать от будущего. родители все больше ввязываются в разворачивающуюся войну, и ты оказываешься втянута в те же самые распри. ты - чистокровная волшебница, просто волшебства в тебе нет ни капли. тебя, однако, приглашают погостить [фамилия_на_выбор]. они в тебе видят потенциал, и ты одну клетку сменяешь на другую. только в этот раз от тебя требуется умение заговаривать зубы и выведывать нужную информацию. я с тобой сталкиваюсь случайно - ты подсаживаешься ко мне в богом забытой таверне на краю лондона, я не успеваю и слова сказать, ты сразу к делу переходишь: "блэк, ты знаешь, кто я, а я знаю, кто ты такой. помоги".
как долго ты собиралась меня обманывать? как долго твоя ложь бы продержалась, если бы не одна счастливая случайность?

[indent] shadows / followed me around
sat and watched me as i drowned

я понимаю, что ты с помощью общения со мной хотела выведать информацию об ордене феникса, но Альбус далеко не дурак - я тебе просто не мог рассказать и крупицы того, что тебе от меня требовалось. только лишь потом я узнаю, что каждое твое возвращение с пустыми руками заканчивалось для тебя новыми шрамами. я не должен себя за это ответственным чувствовать, и ты шипишь, когда вдруг сожаление во взгляде замечаешь, цедишь что-то о том, что я ни черта не понимаю.

да, гайя, не понимаю, но помочь хочу. ты ведь не такая, зла в тебе едва ли хватит, чтобы причинит мне вред. но стоит ли рисковать собой ради тебя?


привет, ты думала, что это что-то про алину, да? не знаю, насколько оправдал твои надежды, но внешность менять не хочется, потому что девочка вылитая сквиб https://i.imgur.com/7HR1orp.png ( а еще там графики много, в которой я весь такой старый, а ты такая молодая, но мы об этом не будем )
- в целом задумку можно покрутить, переделать и подстроить под твои ожидания. я ни на чем не настаиваю, хотя и не отказался бы от игры в таком ключе. сириус бы с радостью кому-то помог обрести свет, раз уж не получилось с регулусом это проделать;
- посты я не требую по расписанию, да и вообще считаю, что мы играем пока играется, поэтому если тебе удобно раз в неделю или раз в месяц обмениваться буквами, против не буду. сам пишу, когда получается, но игрок я стабильный и отсюда никуда не денусь, поэтому об этом можешь не переживать;
- размеры и лицо мне тоже неважны, сам пишу от 4к и от третьего лица, но всегда рад попробовать что-то новое;
- флуд и прочие прелести тоже все на твое усмотрение. могу поддерживать интерес к роли с помощью картинок и стикеров, а могу и без этого всякого приносить посты. в общем, я очень удобный, поэтому не сиди долго на пороге, заходи и оставайся  https://i.imgur.com/0CWVuti.png

пример вашего поста

Регулус считает Сириуса виноватым в том, что сам Блэк привык обвинять родителей. Они настраивают брата против брата, как будто по-другому не бывает, как будто только соперничество приведет к успеху. Теперь же между ними настолько глубокая пропасть, что Сириус не уверен в правильности даже риска прыгнуть, чтобы дотянуться до Регулуса. Его усилия все равно никому не нужны, а эгоистичное желание успокоить собственную совесть его вовсе не волнует. Блэку важно, чтобы брат осознавал, во что ввязывается, а остальное уже полностью зависит от него самого.
Он это произнести хочет, начистоту поговорить, но Регулус вряд ли поймет. У него какая-то странная тактика обороняться, когда этого не требуется. Сириус, наверное, сам виноват в происходящем: приучил брата ожидать от него очередного укола, поэтому вместо того, чтобы признаться, как ему тяжело, он только больше напрягается.

— У меня хватит и связей, и сил, Регулус, — качает головой, потому что не понимает, как так получается, что брат его настолько плохо знает. — Мы с тобой никогда не были близки, и ты, к сожалению, понятия не имеешь, сколько всего я могу сделать, если ты позволишь, — он звучит как последняя сволочь, превознося себя над остальными, но Сириус действительно в данной ситуации считает себя чуть не единственным, кто способен брата на поверхности удержать. Мать потыкает его капризам, отец старается балансировать в условиях войны, а Регулус рвется в бой, чтобы кому-то что-то доказать. Сириус не знает, кто именно является причиной такого его поведения — какая-то девушка или же собственные комплексы, но в любом случае это не имеет никакого значения.
Если так продолжится, то рано или поздно братья окажутся на поле боя и будут вынуждены поднять друг на друга палочки. Этого Сириусу хотелось бы избежать любой ценой.
— То есть, ты хочешь сказать, что тебя не волнует тот факт, что мы с тобой можем убить друг друга? — с недоверием оглядывает Регулуса, пытаясь понять, куда именно он клонит. Шанс на искупление есть у каждого, достаточно этого захотеть; достаточно это задать своей целью. Сириус никогда не отказывает в помощи тем, кто в ней нуждается, и брата он ни за что не оставит. Только лишь при условии, что Регулус этого сам хочет. Но если его предрассудки настолько сильны, что он готов продолжать бессмысленную борьбу за глупую цель, то Сириус ничего не сможет сделать.

Признавать поражение он не умеет, но, кажется, наступает тот самый момент, когда именно этим он и должен заняться.

Брат произносит то, что у него становится костью в горле. Сириус шумно втягивает затхлый воздух носом, ладонями нетерпеливо проводит по бедрам, пытаясь то ли с мыслями собраться, то ли удержать себя от недовольного ругательства. Родители добились наконец своего: Регулус готов вооружиться против старшего брата, будучи слепым последователем какого-то идиота.
Столько разговоров о превосходстве Блэков, чтобы спустить эту самую привилегированность на безоговорочное подчинение фанатику.
Сириус сплевывает на ковер, потому что с братом ему больше говорить не о чем — он на ноги поднимается.

— Если я увижу тебя на поле боя, я тебя убью сразу же, Регулус, — не смотрит на него, не отрывая взгляда от двери. — У тебя был шанс доказать мне, что ты умнее всех этих идиотов, которые на колено опускаются перед больным ублюдком. Но ты такой же, как они. В тебе нет ничего, за что нужно бороться, а в мире еще есть люди, которые достойны спасения. Очень жаль, что ты не один из них, — только тогда он взгляд на Регулуса переводит, потому что смотреть в дверь, наверное, чересчур глупо.
Сириус надеется, что брат передумает, что все, что происходит между ними, не имеет значения, ведь в мире творятся вещи пострашнее. Но Регулус не осознает этого: у него другие идеалы и совершенно иные представления о том, что правильно, а что нет. Хотелось бы протянуть ему руку и пожать ладонь так, как Сириус это постоянно делает с Ремусом или Джеймсом, но вот только рисковать он не станет.
Угроза направить палочку на старшего брата должна стать последней каплей, наверное, да для Блэка эти слова все равно остаются пустыми. Регулус хочет казаться взрослым и серьезным, он ему мешать не станет. Но и тратить свое время впустую тоже не станет. Если станет вопрос между безопасностью Лили и братом, он выберет первую, потому что она умеет жить и сострадать. Такие люди нужны этому миру, а не те, которые не могут отличить зло от жадности.

— Если ты когда-нибудь передумаешь, ты знаешь, где меня найти, — коротко отвечает Сириус, некоторое время рассматривая опущенную голову Регулуса. — Но лучше не попадайся мне на глаза на заданиях, — предостерегает, потому что его слова никогда не бывают пустыми. Блэк старается своим обещаниям следовать, ибо репутация имеет свой вес. Возможно, у него нет больше чистокровных связей, но у него теперь есть друзья и семья, которые на него рассчитывают. Сириус не имеет права подвести остальных, поэтому он спешит из дома скрыться — и так слишком многое поставил на кон, надеясь добиться справедливости хотя бы для запутавшегося Регулуса.

Он останавливается на углу дома, закуривает, поворачиваясь спиной к ветру, чтобы огонь не тух каждый раз, когда язык пламени касается папиросы. Глубокая затяжка не помогает успокоить нервы, и Сириус большим пальцем трет глаз, пытаясь себя в рук взять.
Неловкий взгляд на дом на площади Гриммо, скрытый от людских глаз, ничего не дает. Но Блэк готов руку на отсечение отдать, что мать смотрит на него прямо в этот самый момент, проклиная и желая самой мучительной смерти.
Что ж, возможно, когда-нибудь она его застанет от руки младшего брата.

Вот были бы похороны.

+4

46

https://i.imgur.com/YuDCbxH.gif https://i.imgur.com/6QwKoqN.gif https://i.imgur.com/8MixEtR.gif https://i.imgur.com/W97gVpf.gif https://i.imgur.com/SU41CtA.gif

arthur & molly weasley
[1950-1952, gryffindor pride, order of the phoenix; —// george mackay and emma mackey]

[indent] артур
с тебя началась непримиримая война между блэками и уизли; ты - наследник предателя крови. родился здоровым и смышлёным мальчишкой, а вырос добрым и заботливым парнем, что не нравилось той части семьи, которая в сторону тебя проклятья посылала и отказывалась признавать внуком. тебя это не заботило, у тебя дела поважнее есть: учёба в хогвартсе, отборочные в сборную по квиддичу, а также практически ежедневные вылазки вместе с друзьями в сторону хогсмида и запретного леса.
а ещё у тебя есть она, та самая пруэтт, из-за которой завхоз тебя жестоко наказывает в одну из ночей, когда твои руки на её талии, а её губы на твоих.

[indent] молли
ты - младшая сестра близнецов, ты не умеешь тихо, не умеешь прилежно, тебе нужно как можно громче, чтобы заметили и не забыли позвать за компанию. с детства ты знаешь, что никогда не сможешь иметь детей: колдомедики непреклонны, родители с сожалением смотрят, а ты смеешься, потому что необязательно быть матерью, чтобы жизнь счастливую прожить. ты с этой мыслью в хогвартс поступаешь, своей среди парней становишься - у тебя за спиной одиннадцать лет жизни с братьями, которые тебя научили как правильно залечивать раны и как хранить тайны от взрослых.
одной из этих тайн становится он, тот самый уизли, который сын предателя крови. ты варишь для него амортензию, потому что хочешь проверить, правда ли его "люблю тебя" настоящее.

[indent] артур и молли
вы сходитесь ещё в хогвартсе. когда в твоей руке появляется то самое кольцо, молли тебе отказывает. она отказывает раз, другой и третий тоже, а следом просит перестать спрашивать - она за тебя не выйдет, она для брака не предназначена. молли смирилась, что у неё не будет семьи, а тебя обрекать на жизнь без детей она ни за что не решится ( слишком любит ). но ты своего добиваешься, вы обмениваетесь клятвами, и она, ко всеобщему удивлению, беременеет первым ребенком. а потом вторым. и третьим. ты на детей смотришь с растерянностью и радостью, а она взгляд прячет, потому что вы не о таком будущем мечтали.
[indent] "артур, пожалуйста, не ввязывайся в это" звучит эгоистично, но молли всегда обладала сильным и требовательным характером, и ты ей обещаешь, что не станешь ни орден феникса искать, ни лишних вопросов задавать ( слишком любишь ). ты знаешь, что она хочет вырваться из дома, что помочь отчаянно желает, но она снова беременна и прервать беременность не вариант - молли с детства смирилась с мыслью, что матерью стать не сможет, а тут пятый ребенок, это ведь подарок судьбы, как от него отказаться. вы разбиты, вы не понимаете, что делать, потому что чем дольше война затягивается, тем отчетливее осознание становится: нужно срочно что-то предпринять.


- я долго думала, как вас ввести в сюжет форума, потому что без уизли жизнь не та. концепция такова: молли в детстве а) заболела, б) попала от заклинание, в) оказалась проклята, поэтому она с малых лет знала о своём будущем - никаких детей и никакого, конечно, брака, потому что кто решится на жизнь без детей и наследников? артур об этом знает, и тут, наверное, любовь своё дело делает: они женятся, и они действительно счастливы. молли не та кроткая девотька, она артура держит в рукавицах, и ему такое нравится - никакого абьюза, это просто те самые отношения, где девушка ведущая, а парень ведомый. когда они беременеют в первый раз, представьте, какое это счастье для молли, которая успела уже смириться с мыслью, что никогда не сможет поддержать на руках своего ребёнка. а представьте, что с ней происходит, когда рождается второй и третий? вот тут, мне кажется, начнется нехилый кризис, потому что прервать беременность или принимать зелья значит отказаться от подарков судьбы, которые и в принципе она не ожидала получить. а продолжать рожать значит отказаться от мечты_жизни или от участия в войне, в которой братья буквально убиваются. она завидует артуру, который может из дома выходить чаще, чем она, и который может разыскать орден феникса (хотя она догадывается, где его искать). именно поэтому молли эгоистично просит его держаться от этого всего подальше, пока она не сможет к нему присоединиться, потому что они всегда вдвоем и всегда рука об руку. а теперь представьте, каково артуру видеть, что его жена находится в таком кризисе, что она путается и временами перегибает. этот баланс между ними должен сохраниться до 90х годов. они обязательно разберутся и смогут найти ту золотую середину, которая устроит обоих, иначе никак. иначе брак не работает;

- все это можем обсудить и довести до идеала, мне просто хочется, чтобы из Молли не делали отчаянную домохозяйку, а из Артура слабого парня. всё подкорректируем и сделает так, чтобы это было интересно и вам (тебе), и логично вписывалось в мир!

- персонажи канонные, в английской вики указано, что они родились в 1950 году. правда я заметила это намного позже того, как подобрала фанкаст, от которого мы буквально верещим. поэтому можем омолодить ребят или же с натяжкой взять эти внешности на тридцатилетних уизли. ну, или обсудить замену! против не буду ♥

- приходите по одному или сразу вдвоем, поддержим, заберем и укутаем!

пример вашего поста

stay with me a little longer > i will wait for you
SHADOWS CREEP AND WANT GROWS STRONGER
deeper than the truth

[indent] Она не видит себя частью большой семьи. Нет, не так. Марлин не видит себя матерью или женой. Сестра, дочь, тетя — это все про нее. Собирательный образ человека, который выслушает и поможет, обнимет и пообещает, что все наладится, а потом уйдет, чтобы не натолкнуться на ураган, который остановить ей не по силам. МакКиннон не хочет / не станет принимать ответственность за других, потому что у нее ни сил, ни возможностей. Она сама по себе разбита вдребезги, у нее из рук все валится, а на лице то и дело выражение непонимания, потому что Марлин действительно не может одно с другим связать. Как так получилось, что Макс погиб, а она выжила. Как так получилось, что Алкмена действительно изменилась, а Хьюберт остался таким же. Почему ей удается присутствовать на собраниях Ордена Феникса, но при этом не иметь никаких обязанностей и поручений.
МакКиннон находится где-то по середине и эту самую границу нарушать не решается, потому что боится, что один неверный шаг, и она снова окажется по ту сторону, откуда вернуться на этот раз не получится. Возможно, она действительно опасается смерти, а может — это лишь самовнушение, чтобы еще хоть как-то походить на нормального человека, беспокоящегося за будущее.

[indent] В Аврорате Руфус на нее смотрит с подозрением, и Марлин это ощущает достаточно ярко, поэтому спиной к нему больше не поворачивается. Прятать взгляд не про нее, да и какой в этом смысл. Убийство Соллоуэя рано или поздно должно быть раскрыто, незакрытых дел в Аврорате можно пересчитать по пальцам. Единственное, что МакКиннон остается непонятным, так это последствия этого самого расследования: отстранят от работы, уволят, посадят в Азкабан? Если кто-то копнет в ее память поглубже, то обнаружит и воспоминания об Ордене Феникса, и о том, что Алекто призналась в убийстве Максвелла. Скольких Марлин вместе с собой утянет в эту яму, скольким удастся избежать наказания? Она понятия не имеет и действительно ни черта не понимает, поэтому каждый обращенный в ее сторону взгляд Руфуса стойко выдерживает и до последнего не отпускает.

[indent] — МакКиннон, тебя, — стажер окликает в тот самый момент, когда она провожает Скримджера до его кабинета. Ее стол все еще пустует, потому что что в Ордене Феникса, что в Аврорате ее значительно отстранили от большинства операций. Марлин ощущает себя призраком, выжившим вопреки и без какой-либо цели. Скитаться по помещениям — не лучшее занятие, но хотя бы какое-то разнообразие после нескольких месяцев нескончаемого сна.
Голос Алкмены кажется нервным, и Марлин аппарирует в свою квартиру сразу же, как только добирается до места, откуда можно трансгрессировать.

[indent] Кто бы мог подумать, что едва ли не единственным близким человеком для нее станет та самая Дёрст, которая брату принесла лишь боль и разочарование. Она снова и снова пытается вернуться в то время, когда это какой-либо смысл еще имело — ненавидеть, обижаться, пытаться Макса поддержать. Но чем дольше Марлин об этом рассуждает, тем яснее осознает, что ничего не статично, и Мена, как и все остальные, меняется. Да и Макс, к слову, мог быть не правым, когда делал вид, что все в порядке, а она, младшая сестра, за него обиды додумывала и пыталась справедливости добиться. Чужие отношения — не место для снующего всюду любопытства, жаль, что МакКиннон не сразу это осознала. К тому же примерять свое «нормально» на окружающих тоже неправильно. Марлин с этими мыслями с Алкменой все чаще встречается, все больше времени проводит и все отчетливее замечает, что брат был прав — она хорошая мать.

[indent] Сейчас, правда, у нее взволнованный вид, брови сведены на переносице, взгляд, полный страха. Марлин напрягается сразу же, палочку крепче сжимает в ладони, ожидая опасности или предостережения от девушки. Но та в несколько шагов рядом оказывается, чуть ли не выкрикивая предложение, что в голове не укладывается у МакКиннон. Ужас пробегается едва заметной дрожью по плечам, овладевая всем телом и обнимая липким и прохладным жестом со спины. Марлин ёжится, она шаг в сторону делает, заглядывая Алкмене за спину, как будто происходящее больше походит на розыгрыш, чем на реальную угрозу. Но ни племянницы, ни смеющейся Мары она не замечает и тогда на Мену смотрит внимательно и выжидающе: — как это пропала?

[indent] Когда Дёрст возвращается, не успев на похороны, МакКиннон ей доверять не хочет. У нее в принципе проблемы с этим самым прощением, которое сама заслужить не может и другим шанса подобного не дает. Но Алкмена настаивает, а Марлин сдается достаточно быстро, потому что сражений ей хватает на поле боя, чтобы войну приносить еще и домой.
У Мены руки нежные, глаза кажутся грустными чаще, чем обычно, на губах улыбка, неловкая, возникает изредка. Марлин в ней замечает изменения, она ее узнает заново и не примеряет в этот раз на место девушки для старшего брата. Она на нее смотрит, как на подругу, как на сестру, которой никогда не было, но в которой она постоянно нуждалась. Алкмену хочется ото всего отгородить и ради нее сражаться, чтобы не было опасностей, чтобы не было страха.
МакКиннон ее за руки берет, дрожащие, чтобы успокоить и разобраться в происходящем: — где она пропала? Ты сегодня с ней была? — Мэй — девочка умная, она знает, что сбегать нельзя, как и врать — некрасиво. Марлин не допускает мысли, что Алкмена поссорилась с дочерью и та таким образом решила отомстить, потому что это не про них, потому что этот страх уже давно потускнел и вытеснился из головы мыслями о том, как Дёрст отлично справляется с упущенными годами.

[indent] МакКиннон замечает в ней ту самую пустоту, которая в каждом человеке кроется. Порой, она выпадает из реальности, в своем мире прячась от окружающего мира, что, бывает, пугает громкими звуками и бессмысленными обещаниями. Марлин чем старше становится, тем все больше Алкмену понимать начинает. И ее желание сбежать, и желание вернуться — если бы могла, сама бы скрылась от чужих глаз, чтобы перестать быть сестрой погибшего брата, или авроркой, пролежавшей в Мунго несколько месяцев.
Ярлыки поблескивают золотыми буквами рядом с их именами и от этого, к сожалению, не убежать. Марлин крепче сжимает ее пальцы в своих, требует, чтобы Алкмена собралась.
Она сама замечает клочок бумаги, который разворачивает и удивленно смотрит на подругу / сестру. Кем они друг другу являются ей все еще непонятно, и МакКиннон не хочет быть той, кто пытается названия дать всему, с чем столкнуться приходится.
— Что это значит? — ей подробности нужны. — Ты с ним знакома? — ревность смешивается с обидой тут же, но МакКиннон, чертова эгоистка, пытается успокоиться и не вспоминать о брате, которому уже абсолютно все равно кем или чем занята бывшая жена. — Ты никогда о нем не говорила, — напоминает Марлин, возможно, теперь уже пытаясь не обращать внимание на укол, предназначающийся в этот раз для нее самой.
[indent] как ты могла не рассказать. мы же подруги. мы же сестры.

[indent] — Расскажи, пожалуйста, все о нем. Судя по всему, ему просто требуется твое внимание. Ты… — она хмурится, потому что предполагать плохое себе запретила не день и даже не месяц назад. — Ты ему что-то сделала? — более лучшей формулировки Марлин подобрать не удается, и она прорабатывает все варианты, что могут возникнуть.
— Кто он? Как зовут? Чем занимается? Если связан с пожирателями смерти, то, возможно, имеет смысл подключить Аврорат, — рассуждает Марлин лишь потому что не уверенно смотрит на адрес, который начеркан пером по неровной строчке. Она боится, что самостоятельно справиться не получится, что снова ранит не тех, боль причинит не тому. Возможно, правильно, что МакКиннон лишили большинства дел: она все еще находится в стрессовом состоянии, у нее начинает по позвоночнику пробираться мерзкий страх, с которым Марлин до этого знакома не была.

+5

47

https://i.imgur.com/UfCYiCp.gif https://i.imgur.com/X3aXHRt.gif

lester flint*
[1943, slytherin, st mungo; —// внешность: jesse williams]


[indent] do i haunt your dreams *
у лестера история интересная: она начинается задолго до знакомства с алекто, но определяется этим самым браком, которого никто не хотел, но все ожидали. убежать от семейных традиций не получится - они оба подчинены правилам и оба вынуждены соглашаться с чужими условиями. несколько лет знакомства в хогвартсе не подготавливают лестера к тому, что алекто из себя представляет. и если кто-то думает, что она та самая фанатичка, с которой трудно найти общий язык, то окажется недалек от правды. только с ней тяжело общаться, потому что кэрроу неинтересная. она не умеет развивать диалог, не привлекает никого ничем, у нее всегда недовольное выражение лица, да и вообще человек она тяжелый. такие люди обычно в одиночестве доживают несколько десятков лет, так и не сдружившись ни с кем, кто смог бы оказать поддержку, когда это необходимо.
лестеру не повезло, что его жена такая замкнутая и аморфная. но ему удобно, он устраивается работать в мунго, занимает высокую должность, а когда алекто обращается к нему с предложением купить ей помещения для ресторана, то недолго думает: "о, ты разговаривать умеешь".
все меняется когда кэрроу в бизнесе себя находит и успевает и в нем заскучать. все это время она подливает зелье в напитки флинта, и он об этом осведомлен, просто ждет, что случится дальше.

https://i.imgur.com/PpIgtBb.png

[indent] * do you wish i wasn't around

[indent] лестер не умирает — алекто сидит рядом с ним в одиночной палате мунго, ногу на ногу запрокидывает и палец в стакан опускает, в котором растворяются зелья для пострадавшего. он открывает глаза, уже зная, в чем причина слабости последних пары лет, и на вопрос «зачем?», кэрроу молчит и пожимает плечами.
взгляд, разделенный с ним, ей запомнится надолго, потому что он впервые в ней видит кого-то, с кем раньше не встречался. алекто не скрывает, что ей скучно, она не врет и прямо говорит, что несчастна и никогда счастлива не будет. лестер не слушает, потому что у него у самого много дел, у него любовницы, у него ответственность перед родом.
[indent] он попадает в мунго во второй раз спустя пару месяцев, когда кэрроу его ранит ножом. у него взгляд ясный, у нее взгляд жадный: его кровь на пальцах ощущается забавно. лестер не задает больше вопроса «зачем?», но следующей именно алекто оказывается в той самой палате, а он молча наблюдает за тем, как целители сращивают ее кости.

лестер ввязывается в игру с алекто, и эти попытки разнообразить приевшуюся жизнь длятся десять лет. кэрроу успевает получить метку на предплечье, переключив свое внимание на задания темного лорда, что не устраивает флинта. именно поэтому они разводятся к середине семидесятых (и еще потому что алекто однажды чересчур близко к смерти лестера подталкивает, и он осознает, что эти самые "игры" ничего в себе хорошего не несут).
[indent] * thanks for the anxiety *
лестер переезжает в ирландию, где знакомится со своей второй женой. алекто понятия не имеет, как ее зовут, но за глаза обращается к ней "магда". она в 1978 году попадает под проклятье и обращается к флинту за помощью, где и знакомится с его новой соседкой. а после ужасается, когда осознает, что перед ней самая настоящая сквибка. через полгода "магда" ей пишет дружеское письмо с просьбой о помощи - она забеременела и хотела в тайне от лестера проверить, обладает ли ребенок магическими силами. алекто в помощи ей не отказывает, но убивает при первой же встрече. с лета 1979 она исчезает из жизни флинта, так и не объяснившись, что произошло, а любые попытки лестера с ней связаться пресекаются.
в июле 1980 году алекто на суде признается, что убила "магду", и это последний раз, когда она видела лестера, пришедшего на заседание. ее арестовывают и приговаривают к пожизненному заключению в азкабане.


- оооооой, вот это заявочка, прошу прощения, но лестер получился таким интересным для меня, что урезала описание, как только могла. если что-то где-то непонятно, все объясню при личном общении  https://i.imgur.com/iMwTGG1.gif
- внешность можем обсудить, имя - тоже. пока не успела наиграть большого объема, так что править всегда успеем!
- лестер присоединяется к оппозиции в ирландии, где занимает должность главного целителя. организация находится вне закона и только-только начинает зарождаться, поэтому вы можете принять активное участие в ее формировании. вижу лестера одной из важных фигур этого самого движения
- они расстались в хороших отношениях, абьюз абьюзом, но в конечном счете и лестер, и алекто хотели разных вещей: он находит для себя семью, о существовании которой узнает кэрроу и быстро исправляет. я пытаюсь уйти от типичного в фандоме представлении, что она психопатка без причин и последствий. касательно лестера ей важно, чтобы она могла к нему обратиться в любой момент, но убийство жены, которую он почему-то ценит больше, чем саму алекто (ей так кажется), перечеркивает любое общение с бывшим мужем. это достаточно сильно ударяет по алекто и исправить импульсивное решение она уже не сможет, хотя надеюсь, что мы в будущем разыграем, что они все-таки лицом к лицу встретятся, и кэрроу ответит за все, что наделала с:
- не спидпостер, пишу раз в неделю, могу и реже, все зависит от занятости вне форума. но надеюсь, что ты найдешь себе здесь место и не будешь зависеть только от меня. я же не дам скучать, поддержу и графически, и эпизодно, приходи и разворачивай историю персонажа так, как тебе хочется!

пример вашего поста

текст поста тут

Отредактировано Alecto Carrow (2021-04-20 13:17:14)

+4

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » finite incantatem » // косой переулок » нужные волшебники